Инклюзивное образование: что это простым языком

Инклюзивное образование

Инклюзивное образование

Инклюзивное (франц. inclusif – включающий в себя, от лат. include – заключаю, включаю) или включенное образование – термин, используемый для описания процесса обучения детей с особыми потребностями в общеобразовательных (массовых) школах. В основу инклюзивного образования положена идеология, которая исключает любую дискриминацию детей, которая обеспечивает равное отношение ко всем людям, но создает особые условия для детей, имеющих особые образовательные потребности. Инклюзивное образование – процесс развития общего образования, который подразумевает доступность образования для всех, в плане приспособления к различным нуждам всех детей, что обеспечивает доступ к образованию для детей с особыми потребностями.

Восемь принципов инклюзивного образования:

1. Ценность человека не зависит от его способностей и достижений;
2. Каждый человек способен чувствовать и думать;
3. Каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным;
4. Все люди нуждаются друг в друге;
5. Подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений;
6. Все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников;
7. Для всех обучающихся достижение прогресса скорее может быть в том, что они могут делать, чем в том, что не могут;
8. Разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

Система инклюзивного образования включает в себя учебные заведения среднего, профессионального и высшего образования. Ее целью является создание безбарьерной среды в обучении и профессиональной подготовке людей с ограниченными возможностями. Данный комплекс мер подразумевает как техническое оснащение образовательных учреждений, так и разработку специальных учебных курсов для педагогов и других учащихся, направленных на развитие их взаимодействия с инвалидами. Кроме этого необходимы специальные программы, направленные на облегчение процесса адаптации детей с ограниченными возможностями в общеобразовательном учреждении.

Мировая практика инклюзивного образования

За рубежом, начиная с 1970-х гг., ведется разработка и внедрение пакета нормативных актов, способствующих расширению образовательных возможностей инвалидов. В современной образовательной политике США и Европы получили развитие несколько подходов, в том числе: расширение доступа к образованию (widening participation), мэйнстриминг (mainstreaming), интеграция (integration), инклюзия, т.е. включение (inclusion). Мэйнстриминг предполагает, что ученики-инвалиды общаются со сверстниками на праздниках, в различных досуговых программах. Интеграция означает приведение потребностей детей с психическими и физическими нарушениями в соответствие с системой образования, остающейся в целом неизменной, не приспособленной для них. Включение, или инклюзия реформирование школ и перепланировка учебных помещений так, чтобы они отвечали нуждам и потребностям всех детей без исключения.

В 1990-х гг. в США и странах Европы вышел ряд публикаций, посвященных проблеме самоорганизации родителей детей-инвалидов, общественной активности взрослых инвалидов и защитников их прав, способствовавшие популяризации идей инклюзивного образования.

Исследования экономической эффективности инклюзивного образования, проведенные в 1980 – 1990-х гг. и демонстрируют преимущества интегрированного образования в терминах выгоды, пользы, достижений.

На сегодняшний день в большинстве западных стран сложился определенный консенсус относительно важности интеграции детей-инвалидов. Государственные, муниципальные и школы получают бюджетное финансирование на детей с особыми потребностями, и, соответственно, заинтересованы в увеличении числа учащихся, официально зарегистрированных как инвалиды.

Положения об инклюзивном образовании включены в Конвенцию ООН «О правах инвалидов», одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006 года.

Ситуация с инклюзивным образованием в России

Первые инклюзивные образовательные учреждения появились в нашей стране на рубеже 1980 – 1990 гг. В Москве в 1991 году по инициативе московского Центра лечебной педагогики и родительской общественной организации появилась школа инклюзивного образования “Ковчег” (№1321).

С осени 1992 года в России началась реализация проекта «Интеграция лиц с ограниченными возможностями здоровья». В результате в 11-ти регионах были созданы экспериментальные площадки по интегрированному обучению детей-инвалидов. По результатам эксперимента были проведены две международные конференции (1995, 1998). 31 января 2001 года участники Международной научно-практической конференции по проблемам интегрированного обучения приняли Концепцию интегрированного образования лиц с ограниченными возможностями здоровья, которая была направлена в органы управления образования субъектов РФ Министерством образования РФ 16 апреля 2001 года. С целью подготовки педагогов к работе с детьми с ограниченными возможностями здоровья коллегия Министерства образования РФ приняла решение о вводе в учебные планы педагогических вузов с 1 сентября 1996 года курсов «Основы специальной (коррекционной) педагогики» и «Особенности психологии детей с ограниченными возможностями здоровья». Сразу же появились рекомендации учреждениям дополнительного профобразования педагогов ввести эти курсы в планы повышения квалификации учителей общеобразовательных школ.

По данным Министерства образования и науки РФ, в 2008 – 2009 гг. модель инклюзивного образования внедряется в порядке эксперимента в образовательных учреждениях различных типов в ряде субъектов Федерации: Архангельской, Владимирской, Ленинградской, Московской, Нижегородской, Новгородской, Самарской, Томской и других областях.

В Москве работают более полутора тысяч общеобразовательных школ, из них по программе инклюзивного образования – лишь 47.

Текущее российское законодательство в области инклюзивного образования

На сегодняшний день инклюзивное образование на территории РФ регулируется Конституцией РФ, федеральным законом «Об образовании», федеральным законом «О социальной защите инвалидов в РФ», а также Конвенцией о правах ребенка и Протоколом №1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В 2008 году Россия подписала Конвенцию ООН «О правах инвалидов». В статье двадцать четвертой Конвенции говорится том, что в целях реализации права на образование государства-участники должны обеспечить инклюзивное образование на всех уровнях и обучение в течение всей жизни человека.

Ратификацию конвенции «О правах инвалидов» планируется провести до конца 2009 года.

Мосгордума планирует до конца 2009 года принять законопроект «Об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья в Москве», несмотря на отсутствие аналогичного федерального закона.

Другие варианты обучения детей-инвалидов

Помимо инклюзивного образования, в России существуют иные варианты обучения детей-инвалидов:

Спецшколы и интернаты – образовательные учреждения с круглосуточным пребыванием обучающихся, созданные в целях оказания помощи семье в воспитании детей, формирования у них навыков самостоятельной жизни, социальной защиты и всестороннего раскрытия творческих способностей детей. Также на территории РФ существует система домов-интернатов социальной защиты, в которых различные образовательные программы осуществляются силами социальных педагогов. Однако де-юре такие дома-интернаты не являются образовательными учреждениями и не могут выдавать документ об образовании. В 2009 году для домов-интернатов начал разрабатываться специальный образовательный стандарт.

Коррекционные классы общеобразовательных школ – форма дифференциации образования, позволяющая решать задачи своевременной активной помощи детям с ограниченными возможностями здоровья. Положительным фактором в данном случае является наличие у детей-инвалидов возможности участвовать во многих школьных мероприятиях наравне со своими сверстниками из других классов, а также то, что дети учатся ближе к дому и воспитываются в семье.

Домашнее обучение – вариант обучения детей-инвалидов, при котором преподаватели образовательного учреждения организованно посещают ребенка и проводят с ним занятия непосредственно по месту его проживания. В таком случае, как правило, обучение осуществляется силами педагогов ближайшего образовательного учреждения, однако в России существуют и специализированные школы надомного обучения детей-инвалидов. Домашнее обучение может вестись по общей либо вспомогательной программе, построенной с учетом возможностей учащегося. По окончании обучения ребенку выдается аттестат об окончании школы общего образца с указанием программы, по которой он проходил обучение.

Дистанционное обучение – комплекс образовательных услуг, предоставляемых детям-инвалидам с помощью специализированной информационно-образовательной среды, базирующейся на средствах обмена учебной информацией на расстоянии (спутниковое телевидение, радио, компьютерная связь и т.п.). Для осуществления дистанционного обучения необходимо мультимедийное оборудование (компьютер, принтер, сканер, веб-камера и т.д.), с помощью которого будет поддерживаться связь ребенка с центром дистанционного обучения. В ходе учебного процесса проходит как общение преподавателя с ребенком в режиме онлайн, так и выполнение учащимся заданий, присланных ему в электронном виде, с последующей отправкой результатов в центр дистанционного обучения.

На сегодняшний день в России с помощью дистанционного обучения можно получить не только среднее, но и высшее образование – в программы дистанционного обучения активно включились многие отечественные вузы.

Энциклопедия ньюсмейкеров . 2012 .

Инклюзия в школе: как педагогу учить всех и не сойти с ума

Инклюзия в школе: как педагогу учить всех и не сойти с ума

Кажется, что в Европе непривычно много инвалидов. Однако это иллюзия: они просто не сидят дома, потому что в городах есть удобная инфраструктура. Такая же ситуация и в школах: на Западе все дети учатся вместе. Эксперты сходятся во мнении, что главная проблема российских школ — в подготовке учителей и специалистов по инклюзии. Вместе с директором Института проблем инклюзивного образования МГППУ Светланой Алёхиной разбираемся, как помочь преподавателям, у которых в классе есть дети с особенностями.

5 проблем инклюзивного образования в России

Светлана Алёхина, директор Института проблем инклюзивного образования МГППУ

Мы недавно опросили тысячу человек и попросили их оценить ситуацию с инклюзивным образованием. Из 10 максимальных баллов, которые можно было поставить, мы получили в среднем 3,5. Но люди уже понимают, что это сложная задача и отказаться от неё невозможно. При этом всё чаще и чаще звучат оценки, что инклюзивное образование в России — это формальный процесс. В том числе мы слышим такое от людей, отвечающих за эту задачу на государственном уровне.

Когда я вижу успешные практики, то понимаю, что в России учителя вкладывают в эту историю гораздо больше души и самих себя, чем каких-то технологий и методик. Этим мы очень отличаемся от коллег за рубежом, которые работают в более подготовленных условиях и достатке средств.

По данным Общероссийского народного фронта (ОНФ), в России живут более 2 млн детей с разными ограничениями здоровья, из них 700 тысяч — с инвалидностью. Согласно результатам опроса ОНФ и фонда «Национальные ресурсы образования», 46% родителей, чьи дети ходят в обычный детский сад или учатся в школе, признались, что устроить туда ребёнка было непросто.

Треть семей отметили, что хоть ребёнок и получал инклюзивное образование, но в школе не было необходимой среды. Ещё 16% сообщили, что руководство школы или детского сада вообще отказалось принимать их ребёнка, а ещё 2% предложили заплатить за это деньги.

Лишь чуть больше трети родителей (34%) сказали, что их ребёнок нормально учится в обычной школе и может полностью осваивать программу.

У нас, к сожалению, немало системных проблем, поэтому особенные дети учатся в обычных школах в основном благодаря профессиональному творчеству педагога. Они даже без специальных знаний и специальных средств стараются включить ребенка в класс.

Россия — очень большая страна, и инклюзия в ней тоже очень разная. В Москве, например, где она закреплена законом с 2010 года, есть огромный опыт. Накоплены и технологии, и ресурсы, и есть компетентные учителя. А если брать Дальний Восток, там всё сложнее. Педагоги не всегда могут получить дополнительное образование по инклюзии, дистанционно не всему можно научить, а ехать не близко.

Ключевых системных проблем в инклюзивном образовании сегодня, на мой взгляд, пять:

  • компетенция учителя,
  • неподготовленность среды,
  • неумелая работа школы с родителями,
  • нехватка денег,
  • недостаточная работа СМИ.

Я думаю, что мы могли бы пойти по примеру Италии и Финляндии или других зарубежных стран, которые переучили всех учителей, чтобы ввести инклюзию. Но в России для подобного нужны очень серьезные средства. Сегодня мы смогли рассказать про инклюзию только около 2% педагогов.

Изменения вызывают страх

Проблема с учителями — сложная и многослойная. С одной стороны, это профессиональный аспект. С другой стороны — это простой человек, который получает задачу, к которой он не готов. Ему не хватает знаний, подготовки, его просто не учили работать с особыми детьми. При этом сегодня любой ребёнок с инвалидностью имеет право прийти в обычную школу по месту своего проживания, поэтому учителя можно понять — он не знает этого ребёнка.

Кроме того, на фоне профессиональной неуверенности и нехватки знаний у педагога возникает вопрос: «А почему я вообще должен учить детей с особенностями?» Или: «Если я делаю работу, к которой я не готов, то как это отразится на качестве моего труда?» Учителя очень неравнодушны к своим результатам, и ещё им интересно, что они за это получат. Здесь возникает вопрос мотивации не только внутренней, но и внешней — финансовой.

Нужно решать региональные вопросы с финансированием, чтобы в классе, где есть два-три особых ребёнка, учитель мог получать доплату. Нужен школьный совет, который будет помогать учителю. Иначе будет профанация инклюзии. Формальная инклюзия потому и происходит, что физически ребенок находится в классе, но он никак не включен в совместную деятельность, не участвует на уроке, просто не учится. Такое образование не инклюзивно.

Если в школе нет психолога, логопеда или тьютора, учитель остается в одиночестве. Возникает страх

Что делать? Как учить? Эти вопросы запускают перестройку педагога, что уже давно доказали норвежские коллеги. И учитель либо сдаётся, либо начинает учиться.

Раньше учителя часто просто уходили из школы. Сейчас это уже не выход. Нужно понять, что если ты хочешь оставаться в профессии, то нужно учиться работать с особыми детьми. Нужно общаться с родителями и понимать, какой подход нужен ребенку.

Надо выходить из класса и делать инклюзивной всю школу. Конечно же, это изменение начинается не с учителя, а с директора школы

Педагог проходит профессиональное испытание, он учится новому. И понятно, что вопрос не только в надбавке к зарплате, это не только новые знания, но и приобретение новых нравственных ценностей, новых профессиональных целей.

Учитель — основной человек, который делает наше образование либо включающим, либо исключающим, потому что инклюзивное образование — это задача не политическая, а прежде всего педагогическая. От педагога зависит многое, от эмоционального настроя до его знаний. Сегодня учителя готовят к инклюзии, к построению инклюзивного урока многие организации: институты развития образования, институты повышения квалификации, общественные организации. У нашего института только 12 программ повышения квалификации.

Мы рассматриваем готовность учителя как три ключевых слагаемых:

  • знать о том, что это за ребёнок,
  • принимать такого ребёнка эмоционально и нравственно,
  • уметь взаимодействовать с ребёнком и выстраивать его взаимодействие с другими детьми.

Каждый пятый родитель недоволен

Ещё одна серьёзная проблема — это неподготовленность среды. Мы не можем изменить школу в соответствии с современными стандартами, потому что на это нет ресурсов. Третий момент связан с тем, как мы работаем с родителями.

Каждый пятый родитель недоволен ситуацией с включением его ребёнка в образовательный процесс

Они выбирают (и по закону имеют на это право) траекторию образования, но для того, чтобы включать ребенка в процесс, нужен союз родителей и школы, постоянный диалог и контакт. Вместо этого часто появляется конфликтность, что и мешает работе. Также не менее важно умение школы работать с родителями и разделять с ними ответственность за включение особенных детей в процесс образования. Разрыв между школой и родителями, недоверие в отношениях серьезно резонируют в инклюзивной практике.

Кроме того, мешает нехватка денег. Есть яркая региональная специфика в вопросе экономики инклюзии. В одном регионе власти поддерживают включение особых детей в обычные школы и школа может выполнить все свои гарантии. А в другом регионе руководство решило по-другому. Тогда школа беспомощна, потому что у неё нет денег, чтобы создать нужные условия.

Ещё я бы отдельно выделила важную проблему — это работа средств массовой информации с нашим сознанием. Законодательное право выбора — какую школу выбрать — принадлежит родителям, а родители — это люди, которые пользуются доступными им информационными источниками. Чтобы сделать выбор, они читают интернет, смотрят телевизор.

Журналисты сегодня мало и и не всегда правильно рассказывают про инклюзивную школу. Инклюзию чаще критикуют, нежели говорят о том, как и чем она важна. Инклюзия — это история не про инвалидов, а про всех нас.

Один за всех, и все за одного: советы учителям и директорам

Инклюзивным урок становится тогда, когда учитель умеет организовать совместную деятельность учеников, дать всем задачи и видеть каждого. Ещё важно, чтобы учитель понимал, что такое развитие, а не только знал предметный материал. В школе мы не только передаем знания, но и учим ребёнка относиться с себе, к другим и к миру.

Читайте также:  Штраф за езду в нетрезвом виде

У директора тоже много задач: сделать пространство школы мобильным, гибким и вариативным, адаптировать программы обучения. Для успешной инклюзии нужны специалисты сопровождающего профиля: психологи, дефектологи, логопеды, тьюторы, — люди, которые разбираются в коррекции и знают особенности развития ребенка с инвалидностью, могут составить программу психологической поддержки и помочь учителю найти правильный подход к обучению особого ученика.

По результатам исследований мы видим, что около 70% педагогов, которые учат детей с особенностями, нуждаются в поддержке специалистов. В каждой школе учителям важно обсуждать детей с особенностями, обмениваться опытом, учиться друг у друга. Хорошим местом для обсуждения стратегии включения становится школьный консилиум. Также это профессиональное сотрудничество должно быть и на уроке.

Технология соучительства предполагает, что на уроке не один учитель, а несколько

Все они работают на то, чтобы дети, которые требуют внимания, получали поддержку прямо на уроке. Практика строится на взаимодействии учителя и психолога, учителя и тьютора, иногда в классе еще работает дефектолог или логопед.

Раньше педагоги-психологи работали в отдельных кабинетах. Они забирали детей с уроков на отдельные коррекционные или тренинговые занятия. Сейчас мы приходим к тому, что эти специалисты должны быть включены в учебный процесс. Соединение обучения и поддержки — это технологическое решение, которое обеспечивает включение и даёт универсальный дизайн обычного урока.

Если учитель всё-таки оказывается один на один с классом, где есть особенный ребёнок, то ему нужно повышать свою квалификацию с точки зрения индивидуальных особенностей детей, а также уметь организовать совместную деятельность, владеть навыками адаптации материала и уметь организовать разные формы. Тогда сам учитель становится универсальным!

Если в школе нет специалистов, руководство может заключить договор с коррекционной школой или с центром сопровождения, который находится на этой территории. В школу привлекают нужных специалистов, которые могут помочь учителю с обучением особых детей в обычных классах. Сетевая форма, которая сейчас закреплена законодательно, — это очень хороший инструмент, чтобы школа не только стала открытой, но и привлекла к себе необходимые ресурсы, в том числе и кадровые.

Зачем вообще коррекционные школы, если есть программа инклюзии?

Для развития инклюзии важно сохранить коррекционные школы. Тем самым мы даём родителям выбор. Во многих странах инклюзия развивается точно так же. Например, во Франции или в Германии система очень похожа на нашу.

Россия — очень большая страна, и мы не можем поступить как маленькие страны типа Италии или Финляндии и закрыть все коррекционные школы сразу. Нам нужно больше времени на изменения.

Инклюзивное образование: что это простым языком

Все люди разные, у каждого есть право отличаться от других, быть не таким, как все. Современное общество должно быть готово к этому. Одним из самых ярких социальных нововведений является инклюзивное образование, позволяющее детям-инвалидам учиться в обычных классах наравне со всеми. Сегодня образование не только приобрело вид свободного блага, но и стало подстраиваться под определённые категории людей.

Юридическая сторона

Инклюзивное образование (фр. inclusif – включающий в себя, лат. includere – заключать, включать) – это особый подход к построению общего образования, который подразумевает доступность (возможность) образования для каждого, независимо от его особых нужд и потребностей.

Пункт 16 статьи 2 Федерального закона об образовании определяет, кого можно относить к категории учеников с ограниченными возможностями:

Обучающийся с ограниченными возможностями здоровья – физическое лицо, имеющее недостатки в физическом и (или) психологическом развитии, подтверждённые психолого-медико-педагогической комиссией и препятствующие получению образования без создания специальных условий.

В школах обучается множество детей с какими-либо отклонениями и нарушениями здоровья, но статус ребёнка с ограниченными возможностями присваивается только человеку, который не может усваивать программу наравне со всеми и взаимодействовать в коллективе без посторонней помощи. Такого рода статус позволяет требовать специально созданных условий за счёт средств государственного финансирования.

«Сегодня образование не только приобрело вид свободного блага, но и стало подстраиваться под определённые категории людей»

Роль учителя

В свою очередь педагог обязан:

… учитывать особенности психофизического развития обучающихся и состояние их здоровья, соблюдать специальные условия, необходимые для получения образования лицами с ограниченными возможностями здоровья, взаимодействовать при необходимости с медицинскими организациями.[1]

Школы инклюзивного типа в какой-то степени деформируют роль учителя, раскрывая её с другой стороны. Педагог вынужден вступать в более близкие взаимодействия с ребёнком-инвалидом в классе, чтобы найти к нему особый подход и помочь освоиться в коллективе.

Учителя, уже имеющие опыт работы с детьми-инвалидами в классе, выработали некоторые правила, позволяющие грамотно организовать процесс обучения:

1) принимать учеников с инвалидностью «как любых других детей в классе»,

2) включать их в одинаковые виды деятельности, хотя ставить разные задачи,

3) вовлекать учеников в коллективные формы обучения и групповое решение задач,

4) использовать и другие стратегии коллективного участия (игры, совместные проекты, лабораторные, полевые исследования и т.д.)

Совместность – главный принцип инклюзии. В замкнутом пространстве взаимодействуют абсолютно разные дети, из разной социальной среды, с разными возможностями и потребностями. Хотя в массовых школах уже довольно часто можно встретить детей с ограниченными возможностями и инвалидов, это явление всё ещё остаётся тем, в ответ на что может возникнуть агрессия. Негативные эмоции могут исходить как от членов класса и учителей, так и от родителей остальных учеников. Проблема совместности и терпимости требует особого внимания, так как она не решается дополнительными вложениями средств правительства – это что-то другое, человеческое. Процесс становления взаимоотношений между членами образовательного коллектива требует от них внимательности и вежливости. Люди должны уметь толерантно воспринимать других для комфортного сосуществования с ними в одной группе.

«Совместность – главный принцип инклюзии»

Исследователи выделяют восемь принципов инклюзивного образования,[2] которые детально характеризуют особенности этого феномена:

  • Ценность человека не зависит от его способностей и достижений.
  • Каждый человек способен чувствовать и думать.
  • Каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным.
  • Все люди нуждаются друг в друге.
  • Подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений.
  • Все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников.
  • Для всех обучающихся достижение прогресса скорее может быть в том, что они могут делать, чем в том, что не могут.
  • Разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

Кажется, что эти пункты вполне очевидны и просты, они будут импонировать любому педагогу. Однако на практике сложно обеспечить их совместную реализацию. Стоит сделать акцент на роли учителя в организации учебного процесса таким образом, чтобы каждый ребёнок в классе чувствовал себя комфортно и успешно усваивал учебный материал независимо от его личностных особенностей. Очень важно уметь создать внутри класса тёплую доверительную обстановку, чтобы никто не чувствовал себя ущемлённо. Класс – то место, где дети могут раскрыться, попробовать себя в разных ролях, проявить свои таланты.

Адаптированные образовательные программы

Сегодня в сфере образования активно употребляются термины «ИУП» (индивидуальный учебный план), «адаптированная программа». Согласно статье 79 Федерального Закона РФ об образовании,[3] условия организации обучения детей с ограниченными возможностями должны определяться специально разработанной адаптивной программой, подстроенной под особенности каждого ребёнка. Особенность такой программы в том, что она не вынуждает ребенка следовать упрощённому варианту обучения или же частично проходить учебный материал, она лишь предполагает индивидуализацию методов усваивания информации. Таким образом, ученик получает такое же образование, как и его одноклассники, но при этом овладеть необходимыми навыками ему помогают специальными методами. Адаптированные образовательные программы – явление пока ещё новое в России, тем не менее, в российских образовательных учреждениях уже можно наблюдать тенденцию индивидуализации подходов к обучающимся.

Инклюзивное образование – новая тенденция, только развивающаяся и распространяющаяся в обществе. Как любое социальное явление, инклюзия имеет ряд положительных и отрицательных последствий, некоторые из которых будут рассмотрены ниже.

«Очень важно уметь создать внутри класса тёплую доверительную обстановку, чтобы никто не чувствовал себя ущемлённо»

Преимущества инклюзивного образования

1. Ребёнок в коллективе получает важный социальный опыт, взаимодействуя с одноклассниками. Чувствуя такое же отношение к себе, как и ко всем остальным, он не ощущает своих недостатков и не воспринимает себя исключённым, аутсайдером. К нему предъявляют такие же требования, как и ко всем, вследствие чего развитие ребёнка с особенностями мало чем отличается от развития ребёнка без особенностей.

«Первая цель внедрения такого образования — ребёнок с особенностями развития должен иметь возможность получить образование», — говорит член международной ассоциации «Autism. Europe», руководитель Центра реабилитации инвалидов «Наш солнечный мир» и Советник Ректора МГППУ по вопросам помощи детям с расстройствами аутистического спектра Игорь Шпицберг.

2. Непростые, на первый взгляд, задачи, вынуждающие ученика приспосабливаться к базовой программе, позволяют актуализировать его внутренние комплексы и проблемы. Появляющиеся у ребенка трудности в процессе обучения заставляют его как-то с ними справляться, внутренние ресурсы ребёнка включаются и помогают ему подстраиваться под окружающую его среду.

3. Воспитательный потенциал инклюзивного образования проявляется и в отношении «обычных» детей. В классе появляется ребёнок с ограниченными возможностями, он отличается от остальных, он не такой, особенный. Остальные члены коллектива должны так или иначе определить свое отношение к этому ребенку. Происходит самоопределение, в голове возникает множество вопросов: Как относиться к инвалиду? Можно ли считать его таким же человеком? Заслуживает ли он уважения?

Успешное самоопределение очень важно для формирующейся личности: в процессе она осознаёт, что человека нужно воспринимать таким, какой он есть, что все люди разные. Ребёнок начинает понимать, что внешние физические недостатки не определяют сути человека.

«.. здорово, когда в классе учится «особый» ребёнок. Это невероятно полезно и важно для обычных детей, они учатся милосердию, вниманию к каждому человеку. Общество, в котором инвалиды не отделены с детства, растет гораздо более гуманным и благородным», утверждает Игорь Шпицберг.

«Ребёнок начинает понимать, что внешние физические недостатки не определяют сути человека»

Отрицательные черты инклюзивного образования

1.Первые два плюса могут обернуться психологической травмой, если ребёнок не будет способен адекватно существовать в создавшихся обстоятельствах.

Ученик с ограниченными возможностями может выступать в роли «посмешища» в коллективе. Другие дети – ещё не совсем сформировавшиеся и созревшие личности, они могут неадекватно воспринимать инвалида, обзывать его, выражать признаки агрессии. Избежать этого можно. Пример правильного отношения к «особенным» детям может продемонстрировать учитель, важно, чтобы он помогал остальным детям контактировать с инвалидами.

«Дети в силу своей юности и отсутствия опыта могут быть жестокими, но это все во власти учителей, которые их воспитывают. Если педагоги ведут себя правильно, дети привыкают к тому, что для инвалидов тоже есть место в мире», — говорит психотерапевт Ирина Логинова.

2. Третий плюс также может быть обращен в минус. «Обычные» дети могут страдать от присутствия в классе инвалидов. У педагога появляется вдвое больше бумажной работы, за которую он не получает вознаграждение, вследствие чего его мотивация к работе не увеличивается. Учителя необходимо дополнительно подготавливать к работе с инклюзивными классами для того, чтобы он мог качественно работать в новых условиях.

«Особые» дети будут сильно тормозить остальной класс, расхолаживать его, нарушать учебный процесс. Будет снижаться качество образования для обычных детей», — убеждена педагог, вице-президент Фонда социальной и психологической помощи семье и ребёнку Татьяна Шишова.

Аргумент вполне весомый, однако негативные последствия обратимы.

«Я знаю школы, которые много лет используют инклюзивные подходы, и никаких проблем с качеством обучения детей нет. Специально разработаны федеральные государственные образовательные стандарты для обучающихся с ограниченными физическими возможностями. Каждому ребёнку должны быть обеспечены те условия, которые ему требуются для реализации своих возможностей. Для этого мы проводим масштабные обучающие мероприятия для педагогов, заранее апробируем стандарты. Это позволяет выявить наряду с положительными моментами и те трудности, которые возникают у педагогов, детей, родителей», — утверждает замминистра образования Каганов В.Ш.

3. Не все школы имеют возможность финансово создать необходимые условия для инвалидов. Государство выделяет недостаточно средств для создания безбарьерной среды, то есть школы, в которой ребёнок с ограниченными возможностями будет чувствовать себя комфортно.

«Мы обеспокоены тем, что только 20% школ имеют фрагменты безбарьерной среды», — говорит заведующая сектором специального образования Министерства образования Ставропольского края Наталья Тимошенко.

«Пример правильного отношения к «особенным» детям может продемонстрировать учитель: важно, чтобы он помогал остальным детям контактировать с инвалидами»

Инклюзия на практике

Мотивация сторонников и противников обучения детей-инвалидов в общеобразовательных школах понятна. Интерес представляет, какое отражение она находит в реальности и как в российских школах реализуется концепция инклюзивного образования.

Летом 2014 года в школе №232 Адмиралтейского района Санкт-Петербурга родители настояли на введении инклюзивного образования, и директор школы предприняла все меры для того, чтобы дать возможность детям-инвалидам учиться в обычном классе. Преподаватели прошли специализированные курсы, в школе был создан «подготовительный» класс, где дети с аутизмом могли проходить подготовку к обучению в обычном классе, состав педагогов пополнился дефектологами – школа была полностью подготовлена к принятию «особенных» учеников. Что вышло на практике, рассказывает директор Наталья Прокофьева: «Одна из девочек, которая учится у нас, три дня назад заглядывала в школу и ходила по коридорам уже не с мамой за ручку, а сама. Для детей с её диагнозом это огромный прогресс». На первый взгляд, инвалидам предоставили возможность учиться наравне со всеми, предоставили специальные возможности, тьюторов, врачей – разве может это вызвать негативные последствия?

Директор Нижневартовской общеобразовательной санаторной школы Мухамат Ишбаев заявляет, что школы могут быть неправильно подготовлены к принятию детей с ограниченными возможностями: «Если в эту школу придёт слепой ребенок, также необходимо провести подготовительную работу: закупить учебники со шрифтом Брайля, клавиатуры на компьютеры с аналогичным шрифтом, для слабовидящих детей также нужны приспособления, которые увеличивают текст». Может возникнут ситуация, когда инвалида-колясочника приняли в учебное учреждение (так как это является обязательством школ по закону), а в реальности окажется, что в школе отсутствуют пандусы и широкие дверные проёмы. Избежать такой ситуации можно, если каждая школа будет заранее осведомлена, какие дети будут в ней учиться. Выходом может стать распределение детей по категории ограниченных возможностей и качественная подготовка школ к конкретному типу инвалидов.

Современное общество готово к инклюзии, оно способно предоставить детям-инвалидам возможность учиться в обычных массовых школах. Несомненно, на сегодняшний день созданы далеко не все условия для воплощения идеи в реальность, и существует много преград, однако уже сейчас видна положительная динамика. «Несмотря на все сложности, власти избрали верное решение, внедряя стандарт инклюзивного образования. Я считаю, в будущем благодаря ему уровень толерантности, приятия друг друга в обществе значительно увеличится. Например, у нас в школе уже нет деления на нормально развивающихся и отстающих детей, и это только начало» – говорит директор нижневартовской общеобразовательной школы.

Инклюзия в образовательной сфере важна не только сама по себе, она является первым шагом на пути к открытому обществу. Принимая детей с ограниченными возможностями в класс, мы принимаем их в общество, так как в процессе образования человек получает доступ к дальнейшей реализации в жизни. Феномен инклюзивного образования лежит в основе новой культуры, формирующейся в мире, культуры, готовой принять каждого человека с его особенностями.

Читайте также:  Чем занимается Минтранс, история создания

Автор: Кристина Папкова

Фото обложки: https://daily.afisha.ru/

[1] Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» по состоянию на 2017 год. – М: Эксмо, 2017. – с. 77. Статья 48, ч.1, п.6

[2] Пугачёв А.С. Инклюзивное образование // Молодой ученый. — 2012. — №10. — с. 374-377.

[3] Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» по состоянию на 2017 год. – М: Эксмо, 2017. – с. 77. Статья 48, ч.1, п.6

Что такое инклюзивное образование?

Инклюзивное (франц. Inclusif) – означает «включающее в себя». Это совместное обучение здоровых детей и детей с ограниченными возможностями.
Инклюзивное (включающее) образование дает возможность всем учащимся в полном объеме участвовать в жизни коллектива детского сада, школы, института, в дошкольной и школьной жизни.
Инклюзивное (включающее) образование обладает ресурсами, направленными на стимулирование равноправия обучающихся и их участия во всех делах коллектива.
Инклюзивное (включающее) образование направлено на развитие у всех людей способностей, необходимых для общения.
Инклюзивное (включающее) образование базируется на восьми принципах:
1. Ценность человека не зависит от его способностей и достижений

2. Каждый человек способен чувствовать и думать

3. Каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным

4. Все люди нуждаются друг в друге

5. Подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений

6. Все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников

7. Для всех обучающихся достижение прогресса скорее в том, что они могут делать, чем в том, что не могут

8. Разнообразие усиливает все стороны жизни человека

Включение – это не интеграция:
1. Включение – это больше, чем интеграция
2. Молодые люди учатся вместе в обычной школе
3. Специалисты приходят помогать детям
4. Обычные школы изменяются
5. Внимание на возможности и сильные стороны ребенка
6. Молодые люди воспринимают человеческие различия как обычные
7. Молодые люди получают возможность жить вместе с родителями
8. Молодые люди получают полноценное и эффективное образование для того, чтобы жить полной жизнью
9. Взгляды и мнения молодых людей становятся важными для окружающих

1. НЕТ специализированных классов в обычной средней школе
2. НЕТ обучения ребенка в средней школе без необходимой поддержки
3. НЕТ присутствия детей 1-2 часа в день в средней школе
4. НЕТ закрытых учреждений интернатного типа

Основные принципы инклюзии

Инклюзивные сообщества:
1. Быть инклюзивным – означает искать пути для всех детей, быть вместе во время обучения (включая детей с инвалидностью).
2. Инклюзия – это принадлежность к сообществу (группе друзей, школе, тому месту, где живем)

Инклюзия означает – раскрытие каждого ученика с помощью образовательной программы, которая достаточно сложна, но соответствует его способностям.
Инклюзия учитывает как потребности, так и специальные условия и поддержку, необходимые ученику и учителям для достижения успеха.
1. В инклюзивной школе каждого принимают и считают важным членом коллектива
2. Ученика со специальными потребностями поддерживают сверстники и другие члены школьного сообщества для удовлетворения его специальных образовательных потребностей.

Важные составляющие инклюзии:

1. Разрабатывайте философию, поддерживающую соответствующую инклюзивную практику
2. Всесторонне планируйте инклюзию
3. В процесс создания инклюзивной школы включаются и учителя и администрация школы
4. Включайте родителей
5. Сформируйте понимание инвалидности у работников (школы, детского сада) и учеников
6. Обучайте весь персонал школы (включая охранников, поваров и т.п.)
Неверные представления об инклюзии:
1. Представление, что присутствие в школе само по себе достаточно
2. Представление, что нормально бросать в воду не умеющего плавать
3. Фокусирование не на целях, а на действиях
4. Когда основной направленностью услуг является обучение программе, а не удовлетворение индивидуальных образовательных потребностей ребенка
5. Представление, что молчаливое сидение – это нормальная альтернатива участию

Существующие барьеры:
1. Архитектурная недоступность школ
2. Дети с особыми образовательными потребностями часто признаются необучаемыми
3. Большинство учителей и директоров массовых школ недостаточно знают о проблемах инвалидности и не готовы к включению детей- инвалидов в процесс обучения в классах
4. Родители детей инвалидов не знают, как отстаивать права детей на образование и испытывают страх перед системой образования и социальной поддержки

Законодательные ресурсы:
1. Конституция Российской Федерации
2. Закон Российской Федерации «Об образовании» от 12 июля 1992 г. № 3266-1
3. Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24 ноября 1995 г. № 181-Ф
4. Протокол № 1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод
5. Конвенция ООН о правах ребенка

Правила инклюзивной школы:
1. Все ученики равны в школьном сообществе
2. Все ученики имеют равный доступ к процессу обучения в течение дня
3. У всех учеников должны быть равные возможности для установления и развития важных социальных связей
4. Планируется и проводится эффективное обучение
5. Работники, вовлеченные в процесс образования, обучены стратегиям и процедурам, облегчающим процесс включения, т.е. социальную интеграцию среди сверстников
6. Программа и процесс обучения учитывает потребности каждого ученика
7. Семьи активно участвуют в жизни школы
8. Вовлеченные работники настроены позитивно и понимают свои обязанности

Принципы формирования индивидуальной программы обучения:
1. Подходит для всех учеников (не только для учеников с инвалидностью)
2. Служит средством приспособления к широкому кругу возможностей ученика
3. Является способом выражения, принятия и уважения индивидуальных особенностей обучения
4. Применима ко всем составным частям программы и к привычной манере поведения в классе
5. Является обязательной для всех работников, вовлеченных в процесс обучения
6. Составлена с целью повышения успешности ученика
Обычный учитель может быть успешен при условии, если:
1. он достаточно гибок,
2. ему интересны трудности и он готов пробовать разные подходы
3. он уважает индивидуальные различия
4. он умеет слушать и применять рекомендации членов коллектива
5. он чувствует себя уверенно в присутствии другого взрослого в классе
6. он согласен работать вместе с другими учителями в одной команде

Результаты инклюзии:
1. У учеников есть возможность активного и постоянного участия во всех мероприятиях общеобразовательного процесса
2. Адаптация как можно менее навязчива и не содействует выработке стереотипов
3. Мероприятия направлены на включение ученика, но достаточно для него сложны
4. Индивидуальная помощь не отделяет и не изолирует ученика
5. Появляются возможности для обобщения и передачи навыков
6. Педагоги общего и специального преподавания делят обязанности в планировании, проведении и оценке уроков
7. Существуют процедуры оценки эффективности

В заключение:
1. Инклюзивные сообщества включают:
1. Изменение взглядов в целом: “Разнообразие включает каждого”
2. Необходимость начать раньше, чтобы изменить убеждения – чем раньше освоено поведение, тем лучше оно запоминается
3. Возможность для каждого быть успешным
2. Социальные изменения:
1. Создание сообщества, в котором каждый считает свой вклад важным
2. Создание сообщества, в котором партнеры работают вместе
3. Начните с вашего маленького сообщества, и вы увидите результат ваших стараний по мере распространения опыта
4. Действие отличается от убеждений и теории!

Всё включено: что такое инклюзивное образование

Закон гарантирует одинаковые права на образование всем детям без исключения. Но в случае с инвалидами, особенно ментальными, на практике реализация этого права не всегда складывается просто. Нередко в интернатах и школах к таким детям лепят ярлык «необучаемых» и не делают попыток объяснить им хотя бы основы арифметики, чтения и письма. В итоге во взрослую жизнь выходят люди не только без предметных знаний, но и часто без элементарных навыков самообслуживания. Как же устроена система образования для детей с нарушениями умственного развития, разбирались «Известия».

Не всё включено

Под определением «ментальная инвалидность» обычно понимают самые разные отклонения: аутизм, дефекты речи, шизофрению, эпилепсию, умственную отсталость. Людей с подобными заболеваниями сложно объединить в одну группу, что в свою очередь затрудняет и разработку единых подходов к их образованию. Кто-то в состоянии освоить программу 5–6-х классов общеобразовательной школы, а у кого-то могут возникнуть сложности даже с чтением и письмом.

Долгое время основными образовательными учреждениями для детей с особенностями развития были коррекционные школы и интернаты. Они должны были обеспечивать и обучение, и воспитание, и лечение, способствуя дальнейшей интеграции в общество. В отличие от обычных школ, в таких учреждениях к работе подключается целый штат специалистов — дефектологи, тифло- и сурдопедагоги, логопеды, олигофренопедагоги. Они могли оказывать помощь детям по разным направлениям.

Главным минусом такого формата обучения эксперты называют изолированность, которая не позволяет ребенку оценивать свои возможности, сравнивать себя со здоровыми сверстниками. В качестве решения проблемы предлагается инклюзивное обучение, которое подразумевает создание безбарьерной образовательной среды и активное вовлечение инвалидов в жизнь общества.

В последние годы такую модель стали развивать и в России.

— Первые инклюзивные классы появились усилиями родителей. Сейчас в Москве уже более 300 школ, которые работают по этой системе, — рассказывает «Известиям» эксперт фонда «Обнаженные сердца», клинический психолог Татьяна Морозова. — Важно понимать, что инклюзивные классы — это не те места, где «все равны» и особенности ребенка игнорируют. Это класс, где детям с этими особенностям помогают участвовать в обучении, общении, социальной жизни.

По закону родители могут прийти в общеобразовательную школу с заключением медико-педагогической комиссии и их ребенку должны создать все необходимые условия для обучения, начиная с технического оснащения, заканчивая сопровождающим его специалистом-тьютором.

Правда, на деле всё складывается не так легко. Специалистов, которые знают, как работать с такими детьми, в обычных школах нет.

— Ребенку с ментальной инвалидностью показаны особое обучение, специально разработанные способы подачи учебного материала. Притом для каждого типа нарушения методы свои. Это и подобранная визуализация, и частая повторяемость, и постепенность нагрузки.

Большая разница у детей и в темпе усвоения нового материала. Например, знакомство с буквой «А» в обычном классе проходит за один урок. Ребенку с умственной отсталостью на это нужна неделя. Кроме того, такие дети быстро устают и начинают скучать, сидеть под партой, ходить по классу, кричать, хулиганить, — рассказывает Марина Сторина, педагог вспомогательной школы, работающая в своей сфере более 20 лет.

Справляться с такими ситуациями учителям приходится своими силами. Даже тьюторов, которые должны сопровождать детей и помогать в образовательном процессе, в России пока не хватает. Так, на деле инклюзивность чаще всего оборачивается тем, что руководство школы просит родителей забрать ребенка на домашнее обучение, тем самым уничтожая сам принцип включения в социум.

Занятия в специальной (коррекционной) общеобразовательной школе для детей с ограниченными возможностями здоровья

Ситуацию пытаются исправить энтузиасты. С 2016 года компания Ingka Centres вместе с региональной общественной организацией инвалидов «Перспектива» запустила федеральный проект «На урок — вместе», который призван повысить уровень инклюзивной культуры в России. В его рамках оборудуют ресурсные комнаты для занятий, проводятся обучающие семинары и тренинги для учителей, ведется работа с самими школьниками. Последнее, уверены эксперты, особенно важно.

— На «Уроках доброты» детей учат пониманию и толерантному отношению к сверстникам с ограниченными возможностями здоровья, и уже сейчас мы видим, что ситуация начинает постепенно меняться. В охваченных проектом регионах уровень толерантности к особенным детям и готовность к развитию инклюзивного образовательного формата ощутимо повышается, — уверяет София Трофимова, генеральный директор Ingka Centres в России.

Сменить приоритеты

Помимо организации сопровождения и создания дружелюбной атмосферы, для нормального обучения ребенка с ментальными нарушениями нужно менять и сам подход к образованию. Он не должен сводиться к попытке «для галочки» освоить стандартные школьные предметы, уверены специалисты.

— Если до 4–5-го класса дети могут учиться как все, то дальше им становится сложно. Появляются такие дисциплины, как физика, химия, которые с ментальными нарушениями не освоить. Здесь нужно бы разработать индивидуальный маршрут, чтобы у ребенка была возможность уйти на другие предметы, — объясняет Елена Ворошилова, ведущий научный сотрудник ФГНУ «Институт управления образованием РАО.

Оптимальной заменой «сложных» предметов специалисты считают уроки по развитию трудовых навыков.

Мы не говорим о том, что эти дети пойдут на высшее образование, но очень важно, чтоб они могли жить сами, обслуживать себя, создать семью, трудиться. Абстрактные предметы и понятия им даются сложно, но зато предметно-практическая деятельность усваивается прекрасно. К сожалению, в школах с инклюзивной системой, которые я знаю, такой возможности нет, — делится Ворошилова.

Такого же мнения придерживается и Ирина Буфетова, дефектолог клиники неврологии и эпилептологии «EpiJay».

— На мой взгляд, оптимальная задача для родителей и учителей ребенка с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья. — «Известия») — сделать его полезным членом общества, то есть дать ему возможность овладения хотя бы минимальными профессиональными навыками. Как правило, это возможно. Главное — грамотно выстроить образовательный маршрут: развивать мотивацию, желание работать, умение контролировать себя и свои порывы.

Не менее важно, по мнению эксперта, помнить и о бытовых моментах: учить детей распоряжаться деньгами, платить за коммунальные услуги, готовить пищу, избегать мошенников.

Пока ребенку с ментальными нарушениями не будут давать такие базовые знания, говорить о дальнейшем образовании для них не приходится. Оно может быть лишь номинальным.

— Многие московские колледжи открыли группы для детей с инвалидностью. Туда берут всех более-менее вменяемых выпускников спецшкол, а потом выясняется, что программу они не тянут. Но поскольку деньги нужны всем, их как-то доучивают до конца и проводят через экзамены, понимая, что работать они всё равно не будут, — рассказывает Екатерина Зотова, журналист и педагог спецшколы.

Организовать подобные занятия в рамках стандартной школьной программы, по мнению специалистов, затруднительно, поэтому для детей со сложными расстройствами предлагается создать спецклассы внутри общеобразовательных школ. Так у них будет возможность и заниматься по собственной программе, и одновременно участвовать в жизни школы, общаться со сверстниками.

Не всё потеряно

Особенно остро в России стоит проблема школ-интернатов и психоневрологических диспансеров, куда обычно попадают дети со сложными нарушениями.

— По закону они также имеют право на образование. Многие из них не могут самостоятельно посещать школу. К ним должны приходить педагоги, но практика, к сожалению, печальная. В интернатах содержится по 400 человек, на них — две нянечки, которые успевают памперсы поменять да бутылочку дать. Ни о каком обучении и воспитании речи вообще не идет. И это самая страшная судьба, — уверена Елена Ворошилова.

Занятия с детьми в Центре лечебной педагогики

С клеймом «необучаем», которое обычно ставят на подопечных интернатов, эксперты не согласны. Определенными навыками самообслуживания большинство из них все-таки может овладеть. Более того, нередко в эти учреждения попадают и те, чье состояние при других обстоятельствах могло бы существенно улучшиться. Например, если бы родителям таких детей своевременно оказали поддержку и объяснили, как следует поступить.

Эту работу в Москве взял на себя благотворительный фонд компании КПМГ совместно с ЦЛП, «Пространством общения» и Елизаветинским садом. Они запустили в Москве программу раннего вмешательства «Уверенное начало», которая предназначена для детей от 0 до 3 лет с различными двигательными нарушениями или нарушениями сразу в нескольких областях развития. В рамках проекта к семьям, проживающим в Москве (в пределах МКАД), дважды в неделю приезжает консультант по раннему вмешательству и бесплатно проводит часовые занятия с ребенком и одним из его родителей. Специалисты оказывают семье информационную и эмоциональную поддержку, помогают наладить контакты с другими организациями, учат правильному взаимодействию с ребенком.

Занятие с ребенком по программе «Уверенное начало»

Однако пока всё это лишь локальные инициативы, которые, как надеются эксперты, смогут в будущем получить широкое распространение.

Внеурочная деятельность

Не менее важно развивать детей и вне образовательных учреждений. Сейчас в крупных городах этим активно занимаются музеи и театры, придумывая специальные программы для посетителей с разными видами инвалидности. По-своему реализовали идею инклюзии и в Ботаническом саду МГУ.

Читайте также:  Акт приема-передачи квартиры: особенности заполнения, образец для скачивания, возможные ошибки

— В августе 2017 года при содействии фонда поддержки слепоглухих «Со-единение» у нас был открыт сенсорный сад. На деревянной площадке — шесть столиков-грядок, в них посажены ароматические растения — мята, лаванда, шалфей и другие. Здесь я занимаюсь с людьми, имеющими нарушения зрения и слуха, — рассказывает Анна Демидова, геоботаник, научный сотрудник и экскурсовод Ботанического сада МГУ «Аптекарский огород», волонтер фонда «Со-единение». — Я замечаю, что и здоровым детям бывает интересно понаблюдать за нашими экскурсиями. Мне кажется, замечательную традицию «Уроков доброты», где здоровым детям рассказывают, например, о детях слепоглухих, о пальцевой азбуке (дактилологии), можно продолжить и в ботаническом саду. Дети любят игры, так почему бы не поиграть в школу и не познакомить друг друга с растениями?

Что такое инклюзивное образование и как оно работает?

Словосочетание «инклюзивное образование» встречалось многим, но далеко не каждый знает, что под ним необходимо понимать. Термином принято обозначать такой специфический подход к воспитательному и образовательному процессу, когда в одной группе совмещают самых обычных детей и имеющих специальные потребности, ограничения, связанные с состоянием здоровья. Первые положения такой системы были разработаны довольно давно, в настоящее время в разных странах идея внедрена в различной степени. В нашей державе также практикуется специальный подход к образованию детей с ограниченными возможностями.

Как это работает обычно

На самом деле в нашем государстве далеко не все знают, что такое инклюзивное образование. Традиционно принято детей, здоровье которых накладывает специфические требования к воспитательному процессу и обучению, собирать в специализированные заведения, нанимать работников, имеющих теоретическую и практическую базу взаимодействия с такими обучаемыми, и уже там преподавать знания, правила поведения, другие особенности и аспекты социальной жизни.

Специализированные учреждения оборудуют с учетом потребностей целевой аудитории – детей с ограничениями здоровья. Педагоги учитывают все особенности доверенных им чад, всегда рядом есть квалифицированные доктора, способные оказать помощь. Подобные учреждения обособлены, и с самого раннего детства люди привыкают к делению на обычных и «не таких, как все». Это негативно сказывается на всем обществе. Не имеющие существенных отклонений в состоянии здоровья люди не привыкли общаться с теми, кто непохож на них, поэтому необходимость такого контакта зачастую рождает страх. Инвалиды, в свою очередь, не получают достаточно высокого образования, чтобы быть серьезными конкурентами на рынке труда, что не дает возможностей реализовывать себя в будущем. Оптимальным решением этой проблемы должно было стать инклюзивное образование детей, предполагающее в рамках одного учебного заведения одновременное воспитание самой разной аудитории.

Альтернатива: в чем суть?

Считающаяся в настоящее время наиболее продвинутой методика образования предполагает совмещение в одной группе детей, здоровье которых накладывает существенные ограничения, и самых обычных воспитанников. Организация рабочего процесса производится в рамках общеобразовательных учебных учреждений, без оформления специализированных интернатов или экспериментальных корпусов, для участия в которых формировалась бы выборка по заданным критериям («лучшие», «перспективные» и так далее).

Включенное (так еще называют инклюзивное) образование – что такое подразумевает этот термин? Им принято обозначать образовательный, воспитательный процесс, в рамках которого одновременно педагоги работают с самыми разными детьми, включая имеющих особенные потребности. Такой подход можно реализовать только в массовой школе – это одно из ключевых условий самой идеи воспитательного процесса.

Фундаментальные положения

Базовые постулаты реализации инклюзивного образования – исключение дискриминации, равноправие, равное отношение к каждому участнику образовательного процесса, сочетающееся с формированием оптимальных условий развития и совершенствования детей, имеющих особенные потребности. Идея такого подхода в развитии самой идеи всеобщего образования, превращение его в доступное для всех и каждого, приспособленное ко всем без исключений членам общества. Если в настоящее время доступ к качественному образованию имеет лишь крайне ограниченный круг детей с особенными потребностями, и это в большей части связано с более привилегированным положением семьи в обществе, эффективный инклюзивный подход направлен на расширение возможностей всех и каждого, не играет роли, насколько ощутимую поддержку могут оказать родители. Образовательная государственная система берет эту проблему на себя.

При оценке того, что такое инклюзивное образование, что оно может дать, сообщество мирового уровня пришло к единому мнению: это самый эффективный вариант обучающего воспитательного процесса, в наибольшей степени соответствующий идеям гуманизма. Инклюзивное образование в нашей стране только еще предстоит масштабно внедрить, повлиять на осознание важности такого подхода населением. В настоящее время образовательная федеральная политика направлена как раз на усовершенствование этого аспекта. Государственная документация содержит положение об этом типе подхода к процессу обучения, определены даже конкретные сроки – 2025 год должен стать моментом, когда новый метод будет внедрен достаточно массово, чтобы удовлетворять запросам большей части имеющих специальные потребности лиц.

Все и для всех

Рассказывая, что такое инклюзивное образование, ведущие методологи нашей страны и заграничные обязательно обращают особенное внимание на тот факт, что процесс объединяет в равной степени всех присутствующих на занятии детей. Не играет роли, каков уровень развития интеллекта, какие наблюдаются нарушения физического характера или психики. Конечно, задача педагога – относиться не только равно ко всем, но и учитывать особенные потребности, в то же время нужно в равной степени включать в работу всех присутствующих.

Идея предполагает формирование общеобразовательной системы, объединяющей детей по месту жительства. Сверстники должны проходить программу все вместе, при этом не учитываются специфические нарушения или отклонения – это не должно быть поводом для выведения ребенка в отдельное специализированное учреждение, интернат. Инвалиды и те, кто инвалидности не имеет, должны проходить один и тот же образовательный курс, иметь равные возможности освоения предметов. Одновременно инвалиды имеют право на специальное образование с учетом их потребностей, а также получение поддержки со стороны персонала, ответственного за образовательный процесс.

Коротко и ясно

Инклюзивное образование в школе – объединение сверстников вне зависимости от ограничений, особенностей здоровья в один класс без выделения специальных групп. Предполагается рабочий процесс в стенах обычной образовательной школы, рассчитанной на массовое посещение.

Принципы методологии

Выделяют восемь основных постулатов, базовых китов для рассматриваемого метода:

  • достижения, способности не определяют ценность индивидуума;
  • за каждым признается право, возможность думать, чувствовать;
  • всякий имеет право общаться, быть объектом внимания;
  • у людей есть нужда друг в друге;
  • образование возможно только в условиях реальных социальных отношений;
  • каждый нуждается в поддержке, дружеском отношении со стороны сверстников;
  • прогресс должен достигаться в первую очередь в тех областях, которые доступны конкретному ученику;
  • разнообразие позволяет расширить горизонты всех без исключения участников образовательного процесса.

Где и как?

В настоящее время встречается инклюзивное образование в школах, профучреждениях, высших учебных. Идея такой организации рабочего процесса – формирование фундамента для общества будущего, когда для людей не будет барьеров и ограничений, а специальные возможности становятся лишь одним из параметров, определяющих подход к профессиональной подготовке. На государственном уровне нормативной документацией декларировано, каким именно образом должно реализовываться такое образование, какие меры и методы позволяют добиться успеха.

На первом месте, безусловно, техническое оснащение. Любое учреждение, в стенах которого предпринимается попытка внедрения гуманного образовательного подхода, должно располагать техническими возможностями для обеспечения равных условий. Педагог инклюзивного образования ответственен за проработку курса, учитывающего специфические особенности всех участников группы. Необходимо постоянно проводить работу со всеми людьми, находящимися в учебном заведении (обучаемыми, персоналом), чтобы донести значимость социального взаимодействия с детьми с инвалидностью. Для достижения успеха в ходе такого образовательного процесса нужно внедрять специальные программы, посредством которых адаптация инвалидов будет проходить успешнее, быстрее, эффективнее.

Без вины виноватые

Так сложилось, что долгое время к людям, имеющим отклонения от общепризнанного стандарта, в обществе относились отрицательно. Даже если отклонение предполагало совсем малозначимое отличие от сверстников, такого ребенка предпочитали отделить от общей массы. Есть определенное представление о норме, сформированное многими тысячами лет. Отсутствие хотя бы одного из признаков – существенный шанс выпасть из общественной жизни без надежды быть включенным в общий поток. Кто виновен в такой ситуации? Долгое время казалось, что вина лежит лишь на том, кто отличается, и эти люди платили сполна исключением из общества или помещением их на нижнюю ступень.

Со временем подходы изменились, но, как отмечают некоторые аналитики, социум шатнулся к другой крайности, пытаясь поставить детей со специальными требованиями ступенью выше, нежели все остальные. Основное значение инклюзивного образования в продвижении равенства. Наличие всех стандартных признаков или отсутствие какого-либо из них не является поводом для исключения индивидуума из социума или превращения его в объект поклонения, особенного отношения. Каждый заслуживает того места в социальной системе, которое ему подходит, недопустимо корректировать его внешними усилиями только на основании отличий развития.

Родители и дети

Как видно из практики, нередко проблемы инклюзивного образования не в меньшей, если не в большей степени, затрагивают именно детей со специальными потребностями, а также их родителей. Пробовавшие такую методику образовательного процесса отмечают, что при наличии высококвалифицированных преподавателей и дружелюбного окружения сам инвалид чувствует себя неуютно, осознавая собственные отклонения от нормы.

Родители детей, проходивших такое обучение, по крайней мере в учебных заведениях нашей страны, отмечают, что именно их ребенок был самым главным пострадавшим в такой системе. Конечно, такие мнения в настоящее время активно обсуждаются, многие призывают пробовать раз за разом, чтобы накопить достаточно информации о наиболее эффективном обустройстве образовательной системы. В этом есть определенная логика, да только вот быть подопытным кроликом осознано никто не желает. Даже если сам ребенок не понимает, что он является частью эксперимента, родители могут попытаться защитить его, поняв, что в данном конкретном случае инклюзивное образование детей с ОВЗ не дает желанного эффекта. Ряд методологов призывает перенимать опыт Запада, но нельзя не учитывать особенности менталитета нашей страны, поэтому простое копирование иноземных подходов тоже не дает достаточно эффективного результата.

Внимание или страх?

Как видно из практики, даже сами родители детей-инвалидов предпочитают не называть диагнозы. Четкие, конкретные слова пугают. Вместо этого и в СМИ (и даже в этом материале!), и в официальных речах, и в нормативных документах предпочитают использовать расплывчатые формулировки «особенные потребности», «ограничения здоровья». Во многом уже это замалчивание, недоговоренность создают ауру специфичности, которую чувствует всякий ребенок, и без того своими глазами видящий, что он отличается от сверстников.

При попытке внедрения для детей с ОВЗ инклюзивного образования многие учреждения делают сходные ошибки, выделяя таких детей среди общей группы. В то же время такое выделение, хоть и призвано помочь воплотить в жизнь идеи гуманизма, фактически противоречит равноправию, вынуждает окружающих относиться к конкретному индивидууму особенно, иначе. Фактически успех будет достигнут только в том случае, когда дети с ограничениями не будут восприниматься как что-то особенное. Только тогда они получат равные права и возможности, не ущемляемые относительно прочего общества, но и не вознесенные выше него, в прерогативное положение. Именно такую идею продвигает методология инклюзивного образования в ДОУ, школах, профессиональных, высших образовательных учреждениях.

Быть на уровне: а надо ли?

Отправляя свое чадо в специализированное учебное заведение, построенное на идее взаимодействия самых разных деток, многие родители переживают, опасаясь, что именно их ребенок не потянет общий образовательный уровень, будет выделяться из массы обычных учеников. Такой подход, столь часто встречаемый на практике и среди учителей, оказывающих инвалидам особенное внимание, фактически противоречит условиям инклюзивного образования, требующим бережного включения в социум отличающегося от прочих ребенка. Гуманизм предполагает учет всех индивидуальных отличий конкретного индивидуума, а не включение его в общую систему таким образом, чтобы не было отличий в сравнении с общей массой школьников. Задача педагога – выявить самые сильные стороны личности и на основании их строить работу с ребёнком. Задача родителей – не думать о том, насколько сильно чадо будет отставать от прочих, а помогать осознать малышу (и понять самим), что при слабых сторонах есть и сильные, и именно над ними нужно работать в первую очередь.

Сейчас в нашей стране еще только наблюдается развитие инклюзивного образования, становление такой системы. Профессионалы постепенно осознают, что добиться успеха в социальной адаптации детей можно лишь терпеливой, кропотливой работой со всей аудиторией в целом. Включать особенного ребенка нужно постепенно, добиваясь его полноценной интеграции в социальную среду.

Зачем нужно учиться?

Ключевые возможности инклюзивного образования – не только предоставление всем обучающимся равноценного доступа к материалам по физике и химии, математике и литературе. Кроме освоения базовых знаний учебный процесс направлен на формирование социальной ответственности и способности к сосуществованию с самыми разными людьми. Более того, как заверяют специалисты, если бы образовательная программа имела своей целью лишь преподнесение полезной информации о науках, тогда и детям с ограничениями, и обычным школьникам в основной своей массе проще было бы учиться в домашних условиях, в одиночестве, с помощью компьютера. Суть школы – социальное взаимодействие, адаптация индивидуума.

К сожалению, развитие инклюзивного образования в нашей стране зачастую навязывается правительством, а на местах педагоги, прочий персонал учреждения слабо понимают поставленные перед ними задачи и важность достижения успехов. В этом кроется основная проблема такого рабочего процесса. Оптимальный подход к организации взаимодействия в школе предполагает преподнесение умений общаться, выслушивать собеседника, выражать эмоции и чувства. В школе должны учиться доверять, поочерёдно делать что-то и так далее. Практика показывает: прививать социальные навыки нужно именно в рамках группового обучения, так как вне сообщества они просто не требуются.

Статистика в качестве доказательства

Официальные медицинские исследования американских докторов утверждают, что 92% аутистов поддаются лечению. Функционирование этих детей в условиях инклюзивного образования повышается, причем дееспособность может достигать разной степени – у некоторых частичной, у других – полной. По официальным заверениям, не поддаются корректировке лишь 8% детей.

В нашей стране в настоящее время присутствует совсем другая статистика. Официально считается, что восстановление социальных функций допустимо лишь для одной десятой всех, имеющих отклонения умственного развития, в то время как девять из десяти могут обучаться лишь в специализированных интернатах. По заверению ряда специалистов, фактически сами дети той и другой страны никаких отличий не имеют, а такая разница статистических показателей обусловлена подходом к образовательному процессу.

В чем отличие?

Как видно из практики получения образования в нашей стране, если конкретный ребенок имеет специфический диагноз и оказывается отстающим в группе, родителей могут пригласить на собеседование и в настоятельном порядке предложить перевести малыша в «более подходящее учреждение». Исключение – специальные, направленные на инклюзивное образование школы. Если такое есть в конкретном населённом пункте, ребенка можно перенаправить сюда, в противном случае вариант один – интернат. Если родители не соглашаются, последствия непредсказуемы – отличающийся от окружающих человек может столкнуться с самыми разными проявлениями к нему совсем негуманного отношения.

Что происходит в Америке? Практика инклюзивного образования в настоящий момент присуща всем без исключения образовательным учреждениям этой страны. При поступлении в сад или школу ребенка, имеющего специфические отличия, связанные со здоровьем, поддерживают, к нему относятся как к равному. Его нельзя исключить на основании отставания, потому что исключать некуда – все учреждения находятся в равных условиях. Если же ситуация наблюдается очень тяжелая, собирают специалистов, вплоть до профессоров, разрабатывая оптимальную образовательную программу с учетом особенностей конкретного случая. То есть идея в том, что «выбросить», перевести в интернат и позабыть об отличающемся человеке невозможно. Это не только дает возможность получения образования даже для тех, кто отстает от общей массы, но и учит людей, не имеющих отклонений, социально адекватно взаимодействовать с отличающимися от них по каким-либо признакам.

Ссылка на основную публикацию