Экономика Германии перед Второй мировой войной

Ресурсное обеспечение нацистской Германии накануне Второй мировой войны: трудности роста и игра ва-банк

Москва, 4 ноября – “Вести.Экономика”. В глобальных военных конфликтах первой половины двадцатого столетия традиционной для Германии проблемой, наряду с ужасом войны на два фронта, был вопрос обеспечения страны ресурсами. Причем речь идет не только о пресловутых производных сельскохозяйственной деятельности (продуктов для населения и кормов для скота), но гораздо шире: о снабжении необходимым сырьем промышленности – как военной, так и гражданского назначения, отмечает Константин Софронов, младший научный сотрудник ИВИ РАН.

Поражение в 1918 г. было во многом связано с нехваткой продовольствия. “Брюквенная зима” 1917-1918 гг. стала олицетворением поразившего страну голода, что не последним образом сказалось на настроениях в тылу и снижении боевых возможностей немецкой армии, которое выражалось в падении дисциплины и постепенном сокращении рациона питания военнослужащих. Германия, являясь густонаселенной страной европейского континента, испытывала нехватку пахотной земли, особенно если сравнить ее с основными противниками в будущей войне. И аграрная проблема являлась если не idée fix, то важным объектов внимания функционеров НСДАП. Достаточно отметить, что два видных нациста – Вальтер Дарре (рейхсминистр продовольствия) и Генрих Гиммлер – были неравнодушны к идее “крови и почвы”. Большая часть крестьянских хозяйств обладала маленькими наделами, не позволявшими их владельцам прокормиться, не прибегая к иным видам заработка. Выходом в этой ситуации виделось заселение территорий Восточной Пруссии, однако это не решало коренным образом проблемы перенаселенности, а меры по разделу крупных поместий стали наталкиваться на сопротивление состоятельных аграриев еще в Веймарской республике.

Все же одна из первых компаний по борьбе с безработицей в Третьем рейхе наиболее успешно проходила именно в этом северо-восточном уголке Германии, где под руководством гауляйтера Эриха Коха создавались фактически крестьянские трудовые армии наподобие будущих лагерей. Был предпринят ряд серьезных административных мер, призванных увеличить производство сельскохозяйственной продукции. Важнейшим из них стало создание в 1933 г. “Имперского земельного сословия” ‒ организации, которая должна была осуществлять регуляторные функции, прежде всего контроль над ценами и объемами производства в области сельского хозяйства.

Аграрный сектор, таким образом, выводился из сферы рыночной экономики и все больше подпадал под влияние государства, которое путем пропагандистских акций и реальной помощи сумело добиться определенных успехов. Так, сельскохозяйственное производство выросло с 1927 по 1936 гг. на 28%. Снизилась зависимость от импортных кормов для скота, выросли цены на сельскохозяйственную продукцию, были выработаны механизмы устойчивой поддержки данной отрасли. Несмотря на неурожайные с точки зрения зерновых 1934-1937 гг., государству удалось справиться с этой проблемой, и уже к 1939 г. были накоплены запасы, которых хватило бы на обеспечение хлебом населения Германии в течение целого года. Тем не менее немецкое сельское хозяйство так и не стало самодостаточным, постоянно нуждаясь в импорте, особенно кормов для ведения животноводства. Эта зависимость ярко прослеживается при рассмотрении списка товаров, которые должны были поставляться из СССР согласно торговому соглашению от 19 августа 1939 г. Наряду с полезными ископаемыми, требовавшимися для немецкой промышленности, встречаем фуражное зерно, бобовые, жмых и пр.

Одна из причин будущего нападения на Советский Союз как раз и крылась в том, что его территория рассматривалась как жизненное пространство (Lebensraum) для немецкого народа, которое предполагалось использовать прежде всего для решения продовольственной проблемы. Не только Адольф Гитлер в “Майн кампф”, но и помощник рейхсминистра продовольствия Герберта Бакке в своей диссертации “Русское зерновое хозяйство как опора российского населения и российской экономики” уделяли этому вопросу особое внимание.

Другой не менее важной проблемой, от решения которой зависела возможность Третьего рейха вести войну, являлась нехватка природных минеральных ресурсов. Нижнерейнско-Вестфальский каменноугольный бассейн покрывал потребности государства в угле ‒ долина Рура традиционно являлась промышленным сердцем Германии. Однако все остальное – от железной руды до нефти – приходилось импортировать. Стоит отметить, что достаточно низкие темпы перевооружения Германии до 1939 г. были не в последнюю очередь связаны с перераспределением дефицитных ресурсов. Так, первая крупная партия серийных танков третьей модели (Panzer III), ставших олицетворением блицкрига, появилась лишь в 1938 г. и исчислялась десятками штук. Не раз программа перевооружения была на грани срыва, например постоянно приходилось пересматривать плановые показатели производства самолетов, и к 1938 г. наметился даже временный спад. Еще в 1937 г. вводится квотирование отпускаемой для производства продукции военного назначения стали. Ни поставки импортной шведской руды, ни оккупация Норвегии в 1940 г. не решили кардинально ситуацию при условии постоянного наращивания вооружений.

Появление в период Первой мировой войны танковых войск, активная механизация и постепенное вытеснение лошадей как тягловой силы для артиллерийских орудий требовали в дальнейшем все большего потребления топлива. Эта проблема повлияла и на формировании стратегии блицкрига – быстрого окружения и разгрома противника крупными механизированными соединениями при господстве авиации в воздухе.

Скоротечность боевых действий становилась, таким образом, для Германии единственной возможностью избежать ресурсного голода. Реализация “Четырехлетнего плана”, обозначенного Гитлером в 1936 г., предполагала не только увеличение выпуска продукции военного назначения, но и рост потребления ресурсов. Осознавая это, фюрер потребовал за четыре года добиться полного покрытия нужд в жидком топливе. Предпосылки для осуществления этой амбициозной задачи были. Фридрих Бергиус разработал в 1913 г. метод гидрогенизации угля, а в 1926 г. было получено в промышленном масштабе синтетическое топливо по методу Фишера – Тропша. Основным производителем искусственного заменителя стали заводы компании “ИГ Фарбениндустри”, а курировал столь важную задачу лично рейхсмаршал авиации Герман Геринг. К 1939 г. около трети всех потребностей в бензине, авиатопливе и гсм удовлетворялись за счет производства синтетического топлива, и производство только расширялось.

Не менее важным сырьем для армии и промышленности являлся каучук. В Германии на тот момент уже имелись технологии производства высококачественного синтетического каучука, но для его создания все равно требовался натуральный продукт, поставляемый из Юго-Восточной Азии. Это слабое звено так и не было ликвидировано. Вплоть до 1944 г. специальные “суда-блокадопрорыватели” с большими потерями доставляли в Третий рейх ценные ресурсы, необходимые для ведения войны. Германия, однако, сумела к 1939 г. на четверть заместить потребности в натуральном каучуке. С 1935 по 1939 гг. производство так называемой буны (искусственного каучука) выросло до 22 тыс. тонн в год, при общей потребности страны в 77 тыс. тонн.

Все эти успехи, однако, не могли кардинально изменить ситуацию: все возраставшие потребности военной машины рейха нельзя было удовлетворить в обозримой перспективе, не прибегая к импорту. Модель автаркии, столь сильно пропагандировавшаяся фашистской Италией, союзником по оси, не могла быть в полной мере реализована в столь технологически развитой и интегрированной в мировое экономическое пространство стране, как Германия. Руководители Третьего рейха во главе с Адольфом Гитлером шли ва-банк, надеясь в будущем обеспечить страну ресурсной базой за счет новых завоеваний. Промедление же в развязывании крупномасштабного мирового конфликта дало бы основным противникам время на перевооружение и привело к потере военного превосходства. Это был классический цугцванг, и Третий рейх решился в 1939 г. на очередной ход.

Экономика Германии перед Второй мировой войной

Есть мнение, что Гитлер сделал много хорошего для народа Германии. В частности, он поднял экономику страны и мог бы войти в историю как один из величайших правителей, если б не начал Вторую мировую войну. Однако при внимательном рассмотрении оказывается, что «экономическое чудо Гитлера» — не более чем пропагандистский пузырь.

Ялмар Шахт. Гений финансов

Одной из главных фигур, способствовавших восстановлению постверсальской Германии, стал финансист Ялмар Шахт. Путём переговоров он не только ослабил бремя контрибуции, но и победил гиперинфляцию, сделав марку вновь сильной и твёрдой валютой. Шахт всеми силами боролся с безработицей и нашёл способ кредитовать германскую промышленность, заимствуя за рубежом и не разгоняя инфляцию. Всё это Шахт совершил, будучи главой Рейхсбанка, но покинул кресло в знак несогласия с действиями правительства. В мае 1933 года Шахт согласился на предложение Гитлера и вернулся на пост руководителя германского центробанка.
Шахт не был нацистом, что и подтвердил Нюрнбергский трибунал, полностью его оправдав. Шахт служил не Гитлеру, а стране и его опыт и знания пригодились послевоенной Германии.

Имущество евреев

Гитлер был пламенным антисемитом, борьба с евреями входила в партийную программу НСДАП. Гитлер, если можно так выразиться, ненавидел евреев бескорыстно. А вот его окружение и немецкие бюргеры были не прочь поживиться имуществом, деньгами и активами сограждан еврейских кровей. Сначала бизнесы и предприятия «отжимали» по-тихому, потом, как только нацисты пришли к власти, это стало частью деятельности НСДАП и государства. Потери понесли даже могущественные Ротшильды. Апофеозом стала «Хрустальная ночь» в ноябре 1938 года, поводом к которой стало убийство евреем в Париже третьего секретаря посольства Эрнста фон Рата. Германские газеты надрывались: «Германский народ сделал необходимые выводы из вашего преступления. Он не будет терпеть невыносимую ситуацию. Сотни тысяч евреев контролируют целые секторы в немецкой экономике, радуются в своих синагогах, в то время как их соплеменники в других государствах призывают к войне против Германии и убивают наших дипломатов».
Во время «стихийного» погрома, прокатившегося по Германии и Австрии, были разорены тысячи магазинов, захвачены лавки, производства и предприятия, принадлежавшие евреям.
Поток беженцев мгновенно вырос, но, чтобы получить разрешение на выезд, нужно было заплатить несколько тысяч марок и оставить недвижимость в Германии, без какой-либо компенсации, как и существенную часть движимого имущества. При переводе капиталов 35% оставалось в Германии.
Позже уничтожаемые в концлагерях евреи также стали источников дохода для нацистов. В ход шло всё, от обуви, очков и золотых коронок до мыла из человеческого жира. Последний факт недавно установлен швейцарскими экспертами, исследовавшими куски мыла, фигурировавшие как вещдоки на процессе в Нюрнберге. Таким путём одного только золота Германия получила несколько десятков тонн.

Автобаны – не панацея

Гитлеру часто ставят в заслугу высококачественные дороги, которые во многом также являются мифом. В частности, на их строительстве было занято всего 38 тысяч человек при безработице в 6 млн, доказывает британский историк Адам Туз в книге «Цена разрушения. Создание и гибель нацистской экономики». Назначенный руководить постройкой автобанов Фриц Тодт в меморандуме, выпущенном в декабре 1932 года наметил построить за 5 лет сеть из 6000 километров новых дорог, «всего» за 5 млрд рейхсмарок. Источником финансирования планировалось сделать сбережения граждан. Дороги носили явно военный характер, но план строительства был выполнен едва ли на треть.
Провалился и проект выпуска «народного автомобиля» — «Фольксваген». Точнее, сотни миллионов рейхсмарок с населения собрали, но первые авто немцы начали получать только после Второй мировой войны.
Внешний долг Германии превышал 20 млрд марок. Выход был один – война. В принципе, ничего нового Гитлер и его окружение не изобрели: ещё на заре цивилизации захват чужих территорий и богатств был хорошим способом поправить дела. Теория блицкрига учитывала, что Германия неспособна вести длительную, тяжёлую войну.
Сперва всё шло как по маслу. Собственно, на столы немцев стало поступать в достаточном количестве и само масло, и другие продукты питания. Захваченные предприятия переходили в германскую собственность, а работать там приходилось буквально за похлёбку, что серьёзно снижало издержки и наращивало доходы Рейха. Сюда же вывезли золотой запас многих оккупированных стран. В общем, никакого экономического чуда, обычный разбой, за что, в конце концов, немцы и поплатились.

Экономика Германии перед Второй мировой войной

Промышленные, сырьевые, продовольственные, валютные и людские ресурсы оккупированных германскими войсками, а также зависимых от фашистской Германии стран в массовом масштабе переключались на экономическое обеспечение агрессии против СССР.

Читайте также:  Погасил кредит досрочно, могу ли вернуть страховку?

В первую очередь германские оккупационные власти вывозили из захваченных стран оборудование, стратегическое сырье и материалы, нефтепродукты и транспортные средства. Всего до 1941 года гитлеровцы захватили в оккупированных странах Европы материалов и имущества на сумма 9 млрд. фунтов стерлингов, что вдвое превышало довоенный национальный доход Германии.

Оккупированные и зависимые страны поставляли в большом количестве сельскохозяйственную продукцию в Германию. С апреля 1940 года до конца марта 1941 года из Лани она получила до 86668 тонн масла, 159686 тонн свинины, 07384 тонны говядины, 59381 тонну яиц, 73 тыс. тонн сельди, а также фрукты и зерно. Франция должна была поставить в Германию ежегодно 750 тыс. тонн пшеницы, большое количество молока, сыра, вина [19].

Много сельскохозяйственных продуктов вывозилось из Польши, Югославии, Болгарии, Румынии, Словакии, Голландии и других стран. Наряду с вывозом оборудования, сырья и продовольствия Германия использовала производственные мощности оккупированных территорий для выпуска вооружения. В начале 1941 года по заказам вермахта в этих странах работало около 5000 промышленных предприятий.

Оккупированная Европа, кроме того, служила для фашистской Германии важным источником рабочей силы. В стране с ростом численности вооруженных сил стала очевидна, особенно с лета 1940 года, нехватка рабочих рук в промышленности и сельском хозяйстве.

В мае 1940 года в Германии находилось почти 1,2 млн. иностранных рабочих, насильственно вывезенных из оккупированных стран, главным образом из Польши. За год их численность увеличилась в 2,6 раза и в мае 1941 года достигла 9% от всей рабочей силы Германии [19].

Здесь следует отметить, что для финансирования военных расходов Германия использовала военные деньги – особый вид бумажных денег, выпускаемых в качестве обязательного платёжного средства военными властями одного государства (коалицией государств) на территории другой страны (группы стран). По своей экономической природе военные деньги (называемые также оккупационными) не отличаются от обычных бумажных денег, являясь их особой, порождённой условиями военного времени разновидностью, но они не обладают всеми функциями, присущими бумажным деньгам вообще, а служат лишь средствами обращения и платежа. Военные деньги не могут быть мерой стоимости, средством образования сокровищ и выступать в функции мировых денег. Их отличия от бумажных денег: специфический и инфляционный характер, кратковременность и ограниченность территориального обращения, отсутствие какого-либо обеспечения, а также принудительный курс по отношению к местной валюте. Они выпускаются в целях финансирования военных расходов. Военные деньги являются наиболее обесцененной валютой, что связано с чрезмерным количеством находящихся в обращении денег, истощением экономических ресурсов страны, на территории которой они обращаются, высокими темпами увеличения эмиссии военных денег.

Военные деньги могут быть выпущены как в форме местной валюты, так и в валюте оккупирующей страны. На территории, где они обращаются, находятся параллельно две валюты: местные деньги, бывшие ранее в обращении, и В. д., официальная цель выпуска которых – выплата денежного содержания личному составу вооружённых сил и обеспечение расчётов с местным населением за товары и услуги. Наличие в обращении двух валют приводит к усилению финансового хаоса в оккупированных странах, к обострению инфляционного процесса.

В период 2-й мировой войны 1939-1945 выпуск военных денег имел огромные размеры. Гитлеровская Германия предпринимала эмиссию военных денег в Польше, Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Франции, Югославии, Греции, СССР и других странах. Вторая мировая война завершила перерождение банкноты в бумажные деньги, создала инфляционный по своему существу механизм бумажно-денежного обращения и кредита, используемый в интересах монополий. Если в годы первой мировой войны бумажно-денежная масса возросла во Франции в 5.5 раза, в Англии – почти в 10, в Германии – более чем в 11, в России – в 13.5 раза, то в годы второй мировой войны денежная масса увеличилась в США – в 4.1; в Англии – в 2.6; во Франции – в 3.8 раза; в Германии – в 5.7; в Италии – в 14.7; в Японии – в 15 раз [5, С.166].

Следует отметить, что историческое господство Англии привело, в свое время, к тому, что фунт котировался на уровне золота и был мировой валютой. Экономический кризис, развал валютного рынка, и вторая мировая война окончательно подорвали доверие к национальной валюте Британии. К тому же значительную роль сыграли фальшивые фунты, выпущенные Германией с целью подрыва экономики Англии. Это было одной из наиболее значительных попыток финансовой диверсии в истории. Нацисты организовали в одном из концентрационных лагерей подделку такого количества британской валюты, что к 1945 году 12% всех существующих фунтовых банкнот оказались фальшивыми [14]. Агенты разведки СС использовали часть этих денег, чтобы платить за шпионаж и поставки. В Европе и на Ближнем Востоке ходило так много фальшивых фунтов, что британская валюта потеряла 75% своей стоимости на черном рынке.

В начале 1945 года руководство Германии решило, что у него достаточно фунтов. Оно переключило внимание на подделку долларов. Однако прежде чем началось массовое производство долларов, продвижение Советской армии вынудило Германию вывезти фальшивомонетчиков, их машины и продукцию. Таким образом, к концу второй мировой войны произошел кризис международного валютного рынка и требовалось разработать новую систему регулирования.

Одним из результатов военных побед Германии и ее союзников 1939-1941 годах было значительное увеличение военно-экономического потенциала стран фашистского блока. В распоряжение поступили ресурсы союзников Германии и оккупированных стран Европы. Как видно из таблицы 1, используя сырьевые ресурсы союзников, Германия в 1939-1941 годах многократно увеличила производство и запасы многих важнейших видов продукции и вооружения.

Основные показатели военно-экономического потенциала фашистской Германии к середине 1941 г. (годовое производство)

Германия с Австрией

Европейские союзники Германии

Оккупированные Германией страны

Увеличение ресурсов Германии за счет союзников и оккупированных стран

Площадь (тыс. кв. км)

Население (млн. человек)

Электроэнергия (млрд. квт-ч)

Каменный уголь (млн. т)

Железная руда (млн. т чистого железа)

Медная руда (тыс. т чистой меди)

Автомобили (тыс. шт.)

Зерновые (млн. центнеров)

Крупный рогатый скот (млн. голов)

Свиньи (млн. голов)

Важнейшие факторы, на которые Германия возлагала надежды – внезапность, заблаговременная мобилизация военного потенциала и большой военный опыт. Вследствие ограниченного потенциала военная промышленность была приспособлена к концепции «молниеносной» войны и рассчитана лишь не периодические напряжения.

Солдаты использовались в невоенные месяцы как рабочая сила. Имперская железная дорога обслуживала в эти паузы только транспортные нужды своей страны, так что в этом чередовании войн и подготовок к ним был возможен компромисс только при учете напряжения хозяйственной жизни.

С провалом концепции молниеносной войны после нападения на Советский Союз потерпела крушение также искусственно подогнанная к нуждам такой войны концепция военного хозяйства. Объективные пороки немецкой экономики (недостатки сырья, производственных мощностей, возможностей их последовательного использования для вооружения, нехватка рабочей силы, снижение жизненного уровня населения) теперь проявились еще резче.

Когда эти проблемы стали очевидными в структуре немецкого государственного аппарата, произошли значительные изменения. Прежде всего, была перестроена система руководства военным хозяйством в направлении форсированного слияния монополий с государственной властью. Главной особенностью реорганизации было то, в министерствах теперь управляли не чиновники, а руководители отраслей хозяйства, а также связанные с производством техники и инженеры.

Несмотря на все попытки приспособить хозяйство Германии к требованиям длительной войны, военно-экономический потенциал страны снижался. С начала 1943 в Германии было объявлено несколько «тотальных мобилизаций», но они не дали ожидаемых результатов. Росли хозяйственные затруднения, в частности нехватка угля и нефти.

Победа Красной Армии в Курской битве 1943 года ознаменовала завершение коренного перелома в ходе войны. Становилось всё более очевидным, что СССР может разгромить фашистскую Германию своими собственными силами.

Несмотря на то, что за счет ресурсов Европы Германия увеличила свой военно-экономический потенциал, кризис экономики Германии, неприспособленной к длительным военным действиям, все больше обострялся. В то же время, СССР начал увеличивать свой военно-экономический потенциал. Это и явилось решающим фактором в войне.

Поражение фашистской Германии было неизбежно. Отступая в глубь немецкой территории, немецко-фашистские войска проводили тактику «выжженной земли». В октябре 1944 было создано ополчение, участниками которого стали юноши от 16 лет и глубокие старики. Гитлер и его окружение затягивали войну, рассчитывая на раскол антигитлеровской коалиции. Но эти расчёты оказались несостоятельными. 16 апреля 1945 развернулись завершающие операции Советской Армии по захвату Берлина. 8 мая 1945 в Берлине был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

Крушение гитлеровского «третьего рейха» сопровождалось и экономическим крахом. Военные расходы Германия за годы войны составили около 800 млрд. марок (в годы 1-й мировой войны — 80 млрд.) [18]. Материальные потери, понесённые Германия в развязанной ею войне путём прямого разрушения предприятий, средств транспорта, жилого фонда и т. д., составили приблизительно 50 млрд. долларов. Потери убитыми, ранеными и пленными составили 13,6 млн. человек (из них на советско-германском фронте — 10 млн. человек) [18].

После второй мировой войны Германия оказалась под прессом инфляции в результате роста количества денег во время войны, а также фиксации цен. По обычным стандартам эта инфляция была существенной. Если бы сразу после войны ввели свободный рост цен, то ценовой уровень, возможно, вырос бы в четыре раза. Это было бы большим повышением цен. Но оно незначительно по сравнению с ростом цен после Первой мировой войны. Повышение цен после Второй мировой войны было, однако, подавлено. Обычно чрезвычайно трудно подавить рост цен такого масштаба. И даже установить ценовой контроль, когда свободная рыночная цена в четыре раза выше контролируемой [13]. Но в Германии имелось одно обстоятельство для усиления контроля над ценами. Страна была оккупирована вооруженными силами Британии, Франции и США. Оккупационные войска усилили контроль над ценами.

В результате подавления инфляции объем производства в Германии был сокращен вполовину. Система цен не функционировала. Люди вынуждены были обратиться к бартеру. Вальтер Оукен в одной из статей, описывая этот период, рассказывает историю людей, которые работали на предприятии, производившем кастрюли и кружки. Они должны были работать два или три дня, а затем им выплачивалась заработная плата алюминиевыми кастрюлями, и они тратили остаток недели, рыская по сельским районам и пытаясь найти фермера, который захотел бы продать немного картофеля или других продуктов за кастрюли. Это был настолько неэффективный способ мобилизации ресурсов, что люди изобрели собственные виды «денег». Сигареты использовались как деньги в маленьких сделках, а коньяк в крупных. Но даже с этими маневрами подавленная инфляция непосредственно после войны сократила производство вполовину [13].

В 1948 г., произошло так называемое германское чудо. Это явление включало проведение денежной реформы, устранение контроля над ценами и свободное функционирование системы цен. Экстраординарный рост производства в Германии последовавший через несколько лет после этой реформы был последствием использования рыночного механизма цен.

Экономика Германии перед Второй мировой войной

Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых

Ценный сборник — охвачено практические всё, за исключением специфики Третьего рейха. Много малоизвестных фактов. Весьма интересна статья Рендулича о борьбе с партизанами, а также исследование Ганса Румпфа о последствиях стратегических бомбардировок. А вот профессора Пфеффера явно недоденацифицировали в своё время. Этот безумный учёный застыл во времени, как клоп в плевке. Зато порадовал пропагандист Зульцман — душевно написано, со знанием дела, жаль, что мало.

Книга «Итоги второй мировой войны» состоит из статей, написанных в начале 1950-х годов бывшими крупными военачальниками и государственными деятелями гитлеровского рейха, которые попытались обобщить опыт германских войск и фашистской государственной машины в период второй мировой войны. Советская историография рассматривала этот труд не только как историческое исследование, помогающее лучше узнать прошлое, но и как рекомендации тем, кто «намерен развязать новую войну». Причиной такой неоднозначной оценки сборника, не оставившего без внимания ни одной области стратегического руководства войной, явилось то, что в нем наряду с анализом прошлого опыта, даются выводы на будущее, которые получили противоречивые отзывы. Но утилитарные цели авторов дать практические советы потомкам поставили их перед необходимостью быть объективными в освещении фактов и событий, содержащих много интересных сведений, которые помогают воспроизвести прошлое и взглянуть на него с новой, иногда совсем неожиданной точки зрения.

Читайте также:  Чем занимается Памела Андерсон — фотомодель и актриса

Более чем двадцать статей сборника весьма разнообразны по тематике. Они написаны компетентными и знающими людьми, целью которых было изложить исторический опыт второй мировой войны в ее различных областях и сделать некоторые предостерегающие выводы.

Особое внимание в книге привлекают статьи, написанные известными представителями гитлеровского вермахта К. Типпельскирхом, А. Кессельрингом, Г. Гудерианом, Л. Рендуличем, К. Ассманом и другими. В публикациях значительное место занимает оценка стратегического руководства войной, разбор крупнейших операций на суше и на море, описание войны партизан, боевых действий военно-воздушных сил и парашютных войск Германии, деятельности немецкой службы разведки и контрразведки.

Открывает военную серию публикаций статья генерала пехоты Курта Типпельскирха «Оперативные решения командования в критические моменты на основных сухопутных театрах второй мировой войны». (Этот же автор в 1951 году опубликовал книгу «История второй мировой войны».) В кратком вступлении к статье К. Типпельскирх приводит высказывания двух теоретиков прусской военной школы К. Клаузевица и К. Мольтке, ставшие теоретической основой его собственной статьи. Первое: «Оборонительная форма войны сама по себе сильнее, чем наступательная… но она преследует негативную цепь» (Клаузевиц, «О войне»). Второе: «Ни один оперативный план не остается в его первоначальной форме после первого столкновения собственных сил с главными силами противника. Только профан может думать о какой-то заранее намеченной и тщательно продуманной идее, последовательное осуществление которой якобы можно проследить в течение всего хода войны» (Мольтке, «О стратегии»).

Уже в первом разделе, названном «Молниеносные войны», К. Типпельскирх утверждает, что в силу огромного военного превосходства немцев, умелого использования ими новейших средств борьбы им удавалось добиваться успехов вопреки двум приведенным положениям классиков прусской военной мысли.

После 1941 года, когда положение существенно изменилось, и противники фашистской Германии научились использовать новые виды оружия и техники, оба этих закона войны, по мнению автора, опять восторжествовали.

В этом же разделе К. Типпельскирх обосновывает причины успехов немецких войск в начальный период второй мировой войны до нападения на Советский Союз (имеется в виду Балканская кампания и война против Польши и Франции). Автор считает, что залогом военных побед вермахта были во-первых, разработанная немцами новая тактика, соответствующая применению тех видов вооружения, которые получили свое окончательное развитие в период между двумя мировыми войнами; во-вторых, им удавалось создавать громадный перевес в силах и средствах на решающих направлениях.

Следующий раздел статьи К. Типпельскирха «Молниеносная война, которая не удалась». Здесь автор анализирует ход войны против Советского Союза с самого начала до контрнаступления Красной Армии под Москвой.

Раскрывая стратегические и оперативные замыслы германского командования и описывая ход боевых действий на советско-германском фронте, основную причину провала замыслов Гитлера К. Типпельскирх видит в отсутствии единства в планировании и руководстве операциями между верховным командованием вермахта и главным командованием сухопутных сил, а также в том, что «направленное на сокрушение противника наступление, у которого не хватает смелости лететь прямо в сердце неприятельской страны, никогда не достигнет своей цели» (Клаузевиц), чего, по мнению автора, не мог понять Гитлер.

Как и в своей книге «История второй мировой войны» К. Типпельскирх признает, что перед тем, когда было принято решение о повороте войск группы армий «Центр» на юг, наступление немецких войск на центральном участке Восточного фронта зашло в тупик. Он пишет: «…И все же немецкое командование не сумело вывести свои войска на оперативный простор. 3-я танковая группа, которая, согласно первоначальному плану, должна была наступать на Южном фронте группы армий «Север», оказалась скованной в районе севернее Смоленска, а 2-я танковая группа (Гудериана) вынуждена была помогать правому крылу группы армий «Центр», застрявшему в районе Рославля. Кроме того, выяснилось, что танковые соединения нуждаются в отдыхе и пополнении…» Таким образом, успех наступления германской армии на Москву в этот период был более чем проблематичен.

Здесь же К. Типпельскирх пишет, что «…операции всех трех групп армий… не привели ни к быстрому уничтожению… вооруженных сил противника, ни к подавлению морального духа и мужества войск Красной Армии… Части и соединения русских войск продолжали стойко сражаться даже в самом отчаянном положении». Автор также признает полный провал «блицкрига» в связи с контрнаступлением Красной Армии под Москвой. Он, правда, утверждает, что по плану советского командования контрнаступление зимой 1941–1942 годов должно было привести к полному уничтожению сил гитлеровцев на Восточном фронте, и что, «благодаря железной воле Гитлера и ценой больших потерь в людях и технике», осуществление этого замысла было сорвано. Как известно, советское командование в то время не ставило перед собой таких больших задач.

В третьем, заключительном разделе «Безыдейность руководства войной» К. Типпельскирх прослеживает дальнейшее развитие событий второй мировой войны с лета 1942 года. Интересен его вывод о том, что даже в случае, если бы гитлеровское командование добилось обеих целей, которые оно ставило перед собой в летней кампании 1942 года (захват нефтяных источников Кавказа и взятие Сталинграда), все равно «наступательная мощь немецкой армии иссякла, да и сама армия, как и армии сателлитов Германии, была слишком слаба даже для того, чтобы на 2000-километровом фронте от Кавказа до Воронежа выдержать натиск русского контрнаступления». Исходя из этого, К. Типпельскирх утверждает, что следовало обороной сломить силу советских войск. По его мнению войну можно было привести к ничейному исходу после сталинградского разгрома, а также после сокрушительных ударов нашей армии под Курском и даже в 1944 году. Это выглядит невероятным, но автор приводит свои обоснования…

Об экономической модели Германии 1930-х годов

Технология построения мобилизационной экономики

Ранее я писал, что на фоне мирового экономического кризиса 1930-х годов «аномально» выглядели две экономики – Советского Союза и Германии. Бурная экономическая динамика СССР была задана индустриализацией, которая началась за несколько месяцев до обвала на Нью-Йоркской фондовой бирже в октябре 1929 года. Промышленное производство в СССР в период 1928–1937 гг., по оценкам западных специалистов, выросло в 2,5–3,5 раза. И если на Западе в предвоенное десятилетие предприятия массами закрывались, то в СССР к 1940 году было построено около 9 тысяч новых заводов. Германия также демонстрировала высокие темпы промышленного развития в 30-е годы. Однако почему на неё не распространились экономические законы капитализма? Почему Германия не попала в общую волну капиталистического цикла? В 1929-1932 гг. Германия ничем не отличалась от других капиталистических стран, она также переживала спад и, может быть, даже более тяжёлый, чем другие страны Западной Европы. Так, в 1929-32 гг. спад промышленного производства в Великобритании составил 23%, во Франции – 24%, в Германии – 41%. В тяжёлой промышленности падение производства в Германии было ещё больше, чем в целом по промышленности. В 1931 году началась серия банкротств немецких банков и концернов. То есть если в Европе в целом социально-экономическая ситуация была плохой, то в Германии её можно было назвать ужасной. Впору было говорить не об экономическом чуде, а об экономической катастрофе в Германии. Почему так? Во-первых, главные получатели репараций от Германии Франция и Великобритания попытались ослабить бремя своего кризиса за счёт активизации репарационных платежей. Во-вторых, с осени 1929 года прекратился приток капитала из других стран, прежде всего США, которые сами были накрыты волной экономического кризиса. До этого в рамках плана Дауэса шла подпитка германской экономики кредитами, займами и прямыми инвестициями. В-третьих, закулисные силы специально усугубляли социально-экономическую ситуацию в Германии, они и привели к власти своего ставленника Гитлера. Придя в 1933 году к власти, Гитлер расставляет на ключевые посты в экономике своих людей, которые начинают проводить новую экономическую политику. Среди них выделяется Ялмар Шахт, которого фюрер летом 1934 года назначил главой Рейхсбанка и министром экономики. Политика Шахта началась с усилий по трудоустройству всех безработных путём резкого увеличения фронта общественных работ и стимулирования частного предпринимательства. Безработным предоставлялся государственный кредит в виде специальных векселей. Значительно снизились налоги для компаний, которые теперь расширяли капитальные вложения и обеспечивали рост занятости. С 1934 года Берлин во всеуслышание заявил, что в Германии начинается строительство военной экономики. К 1936 году был разработан переданный под жёсткий контроль Германа Геринга четырёхлетний план, целью которого было превратить за четыре года Германию в страну, которая была бы в состоянии обеспечивать себя всем необходимым в случае войны. Импорт был сокращён до минимума, был введён жёсткий контроль за ценами и размером заработной платы, дивиденды ограничивались 6% годовых, строились огромные заводы по производству синтетического каучука, тканей, горючего, другой продукции из собственного сырья. Гигантские заводы Геринга производили сталь исключительно из местной руды. Немецкая экономика была полностью мобилизована на нужды войны, а промышленники, доходы которых резко подскочили, превратились в механизмы военной машины. С 1936 по 1939 год объём промышленного производства Третьего рейха вырос на 37%. За один 1939 год Германия произвела 24 миллиона тонн чугуна, или 22% общемирового производства, 22.3 миллиона тонн стали (24%), 333 миллиона тонн каменного угля (17%), а по производству искусственного каучука и металлообрабатывающих станков заняла первое место в мире. Экспорт чёрных металлов Германией превысил аналогичный показатель США вчетверо! О причинах экономического чуда в Германии периода 1933-1939 гг. написано много книг, и все единодушны в том, что в 1933 году буквально за несколько месяцев произошла смена модели экономики: либеральная модель была заменена моделью мобилизационной экономики. С политэкономической точки зрения на смену частнокапиталистическому капитализму пришёл государственный. Ликвидации крупных частных монополий не произошло; вместо этого были ликвидированы тысячи мелких фирм, поглощённые крупным бизнесом. А над частными монополиями была воздвигнута жёсткая вертикаль административного управления экономикой. Крупный бизнес был консолидирован в профессиональные гильдии (корпорации), которые находились под управлением своих «фюреров». 27 февраля 1934 года был принят закон «О подготовке органического строения экономики», учреждавший Имперскую экономическую палату (Reichswirtschaftskammer), в рамках которой начали действовать шесть групп (гильдий): 1) промышленности (руководители Густав Крупп и др.); 2) банков (возглавлял Курт фон Шрёдер); 3) торговли (возглавлял Франц Хайлер); 4) страхования (возглавлял Эдуард Хилгард); 5) энергетики; 6) ремесленного производства. Опираясь на гильдии, государство провело 100-процентное картелирование экономики. Переход к новой экономической модели сопровождался резким расширением государственного сектора, но не за счёт национализации, а за счёт строительства новых предприятий. А также за счёт активов, которые приобретались путём территориальных аннексий перед Второй мировой войной. В состав государственного концерна Германа Геринга включались также активы, конфискованные у евреев и других репрессированных лиц. Развитию промышленности способствовало резкое сокращение расходов на заработную плату. Гитлер выполнил обещание дать работу безработным, но зарплата была ниже обычной – чуть выше пособия по безработице. Было установлено жёсткое администрирование: 1) учёт рабочей силы; запрет на самовольную смену работником места своей работы; 2) удлинение рабочего дня (до 12–14 часов); 3) введение трудовой повинности для молодёжи (принудительный бесплатный труд, в котором должны были участвовать все молодые немцы); 4) введение принудительного бесплатного труда для заключённых концентрационных лагерей; 5) ликвидация профсоюзов, запрещение стачек и забастовок. Одновременно с замораживанием заработных плат устанавливался жёсткий контроль над розничными ценами. Вводились строгие ограничения на дивиденды и проценты по депозитам. Вывод дивидендов, процентов и иных прибылей иностранными инвесторами из страны не допускался. Устанавливался запретительно-высокий налог на вывоз капитала. Много новаций возникло в денежной и финансовой сфере. Был провозглашён принцип денежной автаркии: национальная денежная единица (рейхсмарка) не могла более обмениваться на фунты стерлингов и другие иностранные валюты. Курс марки не привязывался к какой-либо иностранной валюте или корзине. Был введён запрет на свободный вывоз рейхсмарки за рубеж. Была введена система государственных лицензий для внешнеторговых сделок, что автоматически устанавливало контроль государства над валютными счетами компаний. Во внешней торговле преобладали счета ASKI (клиринговая система расчётов). Внутри страны параллельно с рейхсмарками, которые эмитировались Рейхсбанком, большую роль приобрели параллельные деньги, выпуск которых поощрялся и организовывался государством. Поддерживалась иллюзия, что Рейхсбанк не злоупотребляет печатным станком. К тому же параллельные деньги (денежные суррогаты) использовалось для оплаты военных заказов, что позволяло маскировать масштабы милитаризации экономики. Особую роль играл вексель МЕФО. Такие долговые обязательства формально выдавались созданной Шахтом компанией МЕФО (Metallurgische Forschungsgesellschaft). Компания не вела никакой деятельности и являлась просто финансовым механизмом. Векселя МЕФО были гарантированы государством, принимались всеми немецкими банками и учитывались Рейхсбанком для печатания ничем не обеспеченных банкнот. Эти векселя предназначались исключительно для перевооружения Германии и не отражались ни в отчётах (бюллетенях) Центробанка, ни в государственном бюджете. Может возникнуть впечатление, что мобилизация осуществлялась исключительно за счёт внутренних источников и что экономика действительно становилась автаркической. Однако с приходом к власти Гитлера США и Великобритания не прекратили свою поддержку Германии (в виде кредитов и прямых инвестиций) – их поддержка просто приобрела другие, замаскированные формы. Одна из них – попустительство Третьему рейху в его экспансии. В марте 1936 года Германия при молчаливом согласии стран-победительниц восстановила свой суверенитет над Рейнской областью, где находились гиганты тяжёлой промышленности (до этого область, согласно решениям Парижской мирной конференции 1919 года, находилась под контролем Франции). Затем последовали аншлюс Австрии (март 1938 года) и аннексия Судетской области (октябрь 1938 года), ставшая первым этапом оккупации Чехословакии. В марте 1939 г. Германия осуществила полную оккупацию Чехословакии, объявив над ней свой протекторат. К рейху отошли значительные производственные мощности, например завод «Шкода». На танках «Шкоды» германские войска шли потом на Москву. Были и другие формы экономической поддержки Западом Третьего рейха, но об этом дальше. (Окончание следует)

Германия перед Второй мировой войной

После Первой мировой войны побежденная Германия погрузилась в глубокий экономический кризис. В обществе все чаще начали высказываться идеи за возрождение «Великой Германии». 18 сентября 1927 г. президент Германии фельдмаршал П. фон Гинденбург заявил, что его страна снимает с себя всякую ответственность за развязывание Первой мировой войны и не признает основные статьи Версальского договора.

Читайте также:  Бонусная программа «Citi Select» от Ситибанка

В 1929 г. экономический кризис в Германии усилился, и именно тогда наиболее популярной в стране становится Национал-социалистическая немецкая рабочая партия (НСДАП). 14 сентября 1930 г. ее члены одержали решительную победу на выборах в рейхстаг (германский парламент). С этого момента идеи национал-социализма, сформулированные лидером партии А. Гитлером в книге «Моя борьба», стали основными во внешней политике Германии. 17 ноября 1932 г. на фоне усиливающихся беспорядков и нестабильности в стране в отставку ушел канцлер Германии Ф. фон Папен. Через неделю после этого события престарелый президент Гинденбург предложил пост канцлера Гитлеру.

Договор, завершивший Первую мировую войну

28 июня 1919 г. в 3 часа дня в Зеркальном зале Версальского дворца собрались главы государств,президенты, главы правительств, послы, министры и маршалы двадцати шести стран. В этот же день состоялось подписание Версальского мирного договора с Германией, официально завершившего Первую мировую войну. Отдельными статьями договора существенно ограничивалась военная мощь Германии. В частности, Германии запрещалось иметь многие современные виды вооружения, например боевую авиацию и бронетехнику.

Устранение конкурентов

В ночь на 27 февраля 1933 г. сгорело здание Рейхстага в Берлине. Нацисты объявили поджог результатом коммунистического заговора, и под их давлением . Нацисты объявили поджог Рейхстага результатом коммунистического заговора, направленного на срыв выборов, что позволило им начать массовые аресты коммунистов. В одном только Берлине в ночь на 28 февраля было арестовано 1500 человек, а по всей стране — более 10 тыс. коммунистов. Во время массовых арестов фашистам удалось 3 марта 1933 г. схватить Э. Тельмана, лишив компартию наиболее стойкого и целеустремленного руководителя. 28 февраля, на следующий после пожара день, Гинденбург под давление нацистов издал ряд чрезвычайных законов, ограничивающих свободу слова и печати и фактически запрещающих коммунистическую партию. Таким образом избавившись от всех политических конкурентов, нацисты стали единственной реальной политической силой в государстве.

«Рождение» фюрера

23 марта 1933 г. в Германии был принят Закон о дополнительных полномочиях, который фактически превратил А. Гитлера в диктатора. После этого Гитлер начал преобразование Германии в новое, не имеющее аналогов национал-социалистическое тоталитарное государство. После реформ, проведенных во всех областях: от промышленности до армии, от культуры до политики, Германия стала для Гитлера прекрасным инструментом для осуществления его более грандиозных планов — достижения мирового господства. В конечном итоге эти стремления привели к возникновению самого масштабного и самого кровопролитного вооруженного конфликта в истории человечества — Второй мировой войне. В ее сражениях, охвативших территории Европы, Азии и Африки и воды всех океанов, тем или иным образом приняли участие 62 государства (из 73 существовавших на тот момент), население которых составляло почти 80% жителей земного шара.

Концентрация власти в руках Гитлера

1 августа 1934 г. в возрасте 87 лет скончался президент Пауль фон Гинденбург. Вскоре после этого принимается Закон о верховном главе Германской империи, т. е. о совмещении постов президента и канцлера. 12 августа было оглашено завещание Гинденбурга, в котором он связывал все надежды на возрождение страны и народа с Гитлером. Но фюрер, не желая выглядеть диктатором, 19 августа провел плебисцит о поддержке народом своих новых полномочий. 38,4 млн голосов было подано «за», 4,3 млн «против» при 872 тыс. недействительных бюллетеней.

Создание армии

9 марта 1935 г. министр пропаганды П. Геббельс от лица правительства Германии объявил, что отныне его страна не признает военных постановлений Версальского договора и вместо 100-тысячного добровольного рейхсвера создает 36-дивизионный вермахт, формируемый на основе всеобщей воинской повинности.

16 марта 1935 г. в Германии был опубликован новый военный закон, состоявший всего из трех пунктов: «1. Служба в вооруженных силах происходит на основе всеобщей воинской повинности. 2. Немецкая армия мирного времени (включая военную нотацию) состоит из 12 корпусов и 36 дивизий. 3. Министру рейхсвера следует представить дополнительные законопроекты о регулировании всеобщей воинской повинности».

Беспомощность международного сообщества перед нарастающей угрозой

Эти заявления противоречили основным положениям Версальского договора. Под эгидой Лиги Наций была созвана конференция бывших союзников. Однако никаких решительных действий, направленных против Германии, предпринято не было. Более того, Великобритания фактически признала право Германии на создание полноценного военного флота, подписав 18 июня 1935 г. англо-германское морское соглашение. Оно позволило Германии, в нарушение Версальского мирного договора, иметь флот, по тоннажу равный 35% тоннажа ВМС Британской империи, а по подводному флоту и того больше — 45%.

Реорганизация командования вооруженных сил Германии

4 февраля 1938 г. ушел в отставку главнокомандующий немецкой армией фельдмаршал Вернер фон Бломберг, и Гитлер официально объявляет себя главнокомандующим вооруженными силами. При главнокомандующем создается штаб — «верховное командование вооруженными силами)» (ОКБ). Начальником главного штаба ОКВ был назначен 55-летний генерал артиллерии В. Кейтель. «Мозговым центром» штаба стало управление руководства вооруженными силами (с 8 августа 1940 г. — штаб оперативного руководства), которое возглавил генерал артиллерии А. Йодль.

Аншлюс Австрии

Такое попустительство со стороны мирового сообщества подтолкнуло Германию к аншлюсу (присоединению) Австрии. В принципе, планы по захвату территории этого государства А. Гитлер вынашивал еще в 1934 г. Однако тогда реализации плана вторжения, получившего кодовое название «Отто», мешала будущая союзница — Италия. Лишь после того, как Германия поддержала Италию в итало-эфиопской войне, правительство Б. Муссолини отказалось от включения Австрии в сферу своих интересов. 12 марта 1938 г. германские войска вступили в Австрию. Уже на следующий день Гитлер подписал документ о полном аншлюсе Австрии, сделав эту страну провинцией Германии. Бескровная победа, одержанная А. Гитлером над Австрией, позволила Германии увеличить свою территорию почти на 17% и получить доступ к богатым промышленным и сырьевым районам.

15 сентября 1938 г. в Берхтесгадене (Бавария) состоялась встреча британского премьер-министра Н. Чемберлена и германского рейхсканцлера А. Гитлера, известная как «Берхтесгаденское свидание». Во время встречи Гитлер заявил о своем намерении аннексировать входящую в состав Чехословакии Судетскую область. В ответ Чемберлен, стремившийся направить германскую агрессию против СССР, в принципе согласился с доводами Гитлера.

20 сентября Чехословакия отвергла предложение о передача Германии Судетской области, на что посол Франции де Лакруа заявил, что при этом Чехословакия берет на себя риск войны и правительство Франции в этих обстоятельствах не сможет исполнить свои союзнические обязательства. В результате президент Чехословакии Э. Бенеш, реально оценив расстановку сил и международное положение, 22 сентября 1938 г. дал согласие на передачу спорной территории Германии.

Мюнхенский сговор

29 сентября 1938 г. в Мюнхене открылась конференция, на которой Н. Чемберлен, французский премьер-министр Э. Даладье, А. Гитлер и Б. Муссолини заключили Мюнхенское соглашение, касающееся немецкой военной оккупации Судетской области. И уже 1 октября 1938 г. германские войска заняли эти территории.

14 марта 1939 г. в ответ на ультимативное требование Гитлера премьер-министр автономного правительства Словакии Й. Тисо заявил о ее независимости от Чехословакии. В этот же день Гитлер вызвал в Берлин президента «укороченной» Чехословакии Э. Гаху. В час ночи 15 марта ему в ультимативной форме было предложено пригласить вермахт в страну. В этих условиях чешский президент подписал акт национального самоубийства, в котором он «с доверием вручает судьбу чешского народа и страны в руки фюрера германского рейха».

Мир, но не для всех

По прибытии из Мюнхена в Лондон британский премьер-министр Чемберлен заявил, что он привез «почетный мир», и рассказал о своей вере в то, что это будет действительно мир для всех. Однако не случайно Мюнхенское соглашение вошло в историю под названием «Мюнхенский сговор», так как в результате его заключения западными странами фактически было санкционировано начало захвата Чехословакии Германией.

Уничтожение Чехословакии

15 марта германские войска оккупировали Богемию и Моравию, входящие в состав Чехословакии. А вечером Гитлер совершил триумфальный въезд в Прагу. Последний удар был нанесен 16 марта 1939 г. — Словакия объявлена государством, находящимся «под защитой Германии». В этот же день германские войска вошли на ее территорию. Вся операция заняла три дня. Следующей на очереди была Польша. Уже 28 марта Гитлер разрывает Пакт о ненападении с этим государством. В ответ 31 марта 1939 г. Великобритания и Франция выдали Польше твердые гарантии поддержки в случае покушения на ее независимость.

Ссылка на основную публикацию