Сколько в России нефти сейчас и сколько было в прошлом

Сколько нефти осталось в России?

Несмотря на все попытки избавить экономику нашей державы от влияния уровня продаж энергоносителей, основной статьёй доходов в бюджет РФ остаётся добыча нефти. Колебания цен на это полезное ископаемое в последние несколько лет привели к тому, что Россия пытается пересмотреть свою экономическую политику, вынужденно подыскивая другие варианты на роль основной статьи экспорта государства.

Впрочем, пока что положение не меняется – нефтяное сырьё всё ещё приносит прибыль, а потому отказываться от его продажи смысла нет. Однако, остаётся открытым важный вопрос: сколько нефти осталось в России? Может ли государство ещё на протяжении долгого времени не задумываться об истощении нефтяных месторождений или же его главному природному богатству уже скоро суждено исчезнуть? Попытаемся разобраться в этом подробнее.

Темпы и размеры нефтедобычи в РФ

На сегодняшний день ситуация с нефтедобычей в Российской Федерации неоднозначная. Введённые в 2014 году со стороны США, Евросоюза и ряда других государств санкции нанесли ощутимый удар по отечественной экономике, вынудив наращивать экспортные поставки «чёрного золота» за рубеж. В то же время, резко снизившаяся цена на нефтепродукты и само сырьё требует от России уменьшить объёмы его добывания. В данный момент экономический климат способствует тому, чтобы предприятия страны добывали больше нефти, так как в наши дни её стоимость начала повышаться и стабилизировалась на примерном уровне в 50-53 доллара Соединённых Штатов Америки за один баррель.

Благодаря этому, в феврале 2017 года произошла удивительная вещь: Российская Федерация обогнала бессменного лидера прошлых месяцев по добыче нефти, Саудовскую Аравию, и вышла на первое место в мире по данному показателю. В спину ей дышат несколько других стран – активных игроков на рынке продажи нефтяных энергоносителей. Пятёрка лидеров в добыче нефти в нефтяной отрасли по версии издания Bloomberg по состоянию на март 2017 года выглядит так:

  1. Российская Федерация (10,49 миллионов баррелей в месяц).
  2. Саудовская Аравия (10,46 млн).
  3. Соединённые Штаты Америки (8,8 млн).
  4. Китай (4,23 млн)
  5. Ирак (3,5 млн)

Впрочем, уже в ближайшие месяцы можно ожидать изменений в этом рейтинге: Ирак из-за продолжающейся войны с террористическими группировками может уступить своё место Ирану, а США планируют наращивать свои объёмы нефтедобычи и обгонять Саудовскую Аравию и Россию.

Приблизительные запасы нефти в стране

По оценкам геологов, запасы нефти в России довольно обширны. Сразу стоит отметить, что все залежи изучаемого нами полезного ископаемого подразделяются на две категории:

  • Ресурсы – к указанной группе относят всю содержащуюся в недрах нефть. Проблема в том, что почти девяносто процентов ресурсных объёмов извлечь из-под земли нельзя;
  • Запасы – именно их и добывают на месторождениях «чёрного золота».

Данные об объёмах запасов в залежах нефти в РФ разнятся. К примеру, ещё в 2014 году специалисты федерального Министерства природных ресурсов подсчитали, что размер запасов страны составляет примерно восемнадцать миллиардов тонн нефти. В расчёт ими брались только те залежи, местонахождение которых уже были обнаружены на тот момент при помощи бурения. В то же время, другие эксперты, задействовав систему научного прогнозирования, подсчитали, что Россия может похвастать одиннадцатью миллиардами тонн запасов нефти. Пока что, максимально точной представляется оценка от работников концерна British Petroleum. Согласно их цифрам, недра Российской Федерации сейчас содержат в себе чуть менее тринадцати миллиардов тонн нефтезапасов.

Основные нефтяные бассейны России

В настоящее время на территории Российской Федерации активно разрабатываются более десятка крупных месторождений нефти. Наиболее богатыми на данное ископаемое регионами являются Сибирь, район Каспийского моря и шельф Северного Ледовитого океана. К наиболее крупным месторождениям нефти в стране относят:

  1. Самотлорское – занимает первое место в России по запасам нефти. Находится около Нижневартовска, открыто в 1965 году. Уже в 1981 г. на месторождении был достигнут приличный результат – миллиард тонн извлечённой нефти. Объём стартовых запасов «чёрного золота» равняется чуть более двум с половиной миллиардам тонн.
  2. Ромашкинское – располагается в Татарстане. Было разведано в 1948 году, уже через четыре года на участке были начаты работы по бурению. Размер стартовых запасов равняется 2,3 млрд т.
  3. Приобское – работает неподалёку от Ханты-Мансийска. Его интересная особенность заключается в необычной географии: источник делит пополам река Обь. Месторождение обнаружили в 1985 г., а открытие состоялось в 1988 г. Его стартовые запасы – 1,7 млрд т.
  4. Лянторское – находится всего в паре десятков километров от Приобского бассейна. Было открыто в 1965 году, но извлекать нефтяное сырьё здесь начали только спустя тринадцать лет. Приблизительное количество стартовых запасов – 1,6 млрд т.
  5. Фёдоровское – располагается неподалёку от Сургута (Ханты-Мансийский автономный округ). Работы на этом участке начались ещё 1971 году. Запасы нефти – приблизительно 1,5 млрд т.

Геологи обращают внимание, что таких крупных месторождений на территории России ещё довольно много. Более того, исследования показывают, что количество нефтяных ресурсов в них начинает увеличиваться.

Главные препятствия для увеличения темпов добычи нефти

К настоящему моменту наращиванию темпов и количества добываемого нефтяного сырья мешают три основных фактора. Во-первых, существенная часть ресурсных залежей страны остаётся недоступной – её извлечению мешает отсутствие разведки на местах запасов. Во-вторых, давление санкций тоже никто не отменял: из-за ограничений на обновление оборудования и новые контракты нефтяная промышленность державы пока не в состоянии снова развернуться на всю мощь. И, наконец, в-третьих, проблема присутствует и в нынешних ценах на нефть – увеличение приисков приведёт к ещё более ощутимому понижению стоимости барреля. Как становится понятно, пока что смысла идти на риск и наращивать добычу нефти нет никакого.

Прогнозы по добыче нефти в России

Уже упоминавшимися специалистами компании British Petroleum (одними из наиболее авторитетных экспертов в рассматриваемых вопросах) были выпущены прогнозы по добыче нефти в России на ближайшие несколько лет.

Учитывая тот факт, что уже который месяц РФ пытается договориться с саудитами и другими странами-нефтедобытчиками с Ближнего Востока о сокращениях размеров добычи черного золота, нам стоит ждать падение темпов извлечения «чёрного золота» из недр государства. При успешном исходе переговоров мир может ожидать нехватка нефтересурсов.

В таком случае, у этой ситуации будет два варианта развития событий: либо общество перейдёт на другие источники энергии, из-за чего нефтяная отрасль ещё больше регрессирует (в том числе и в России), либо же цена на это полезное ископаемое неумолимо поползёт вверх, что принесёт существенное пополнение в казну стран-нефтеимпортёров. Как именно будет развиваться подобная ситуация мы узнаем уже очень скоро.

Суть соры России и Белоруссии вокруг нефти. Россия предлагает равные условия

Лукашенко разразился новыми обвинениями в адрес России, которая якобы заставляет Белоруссию «платить за нефть больше, чем они продают полякам и немцам». Так ли это на самом деле, в чем суть нефтяных противоречий двух стран, почему российские нефтяники отказываются продавать нефть Белоруссии – и что на самом деле хочет Москва от Минска?

Новый нефтяной кризис в отношениях России и Белоруссии, похоже, принципиально отличается от предыдущих серий напряженности в этой сфере. Как и прежде, Александр Лукашенко делает заявления, что Белоруссия будет искать замену российской нефти по всему свету – и ищет ее. Но если раньше после таких действий Минску удавалось согласовать удобную для него цену на российскую нефть, то теперь возможности для этого, похоже, исчерпаны. Российские нефтяники поставлять в Белоруссию нефть по некой «братской» цене категорически не хотят.

«Мы работаем на коммерческих условиях. Налоговый маневр – это не инициатива нефтяных компаний Российской Федерации: мы такие же жертвы, как и белорусы. Поэтому мы не собираемся компенсировать те потери, которые несет белорусская сторона», – заявил на днях глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов.

Информация о резком сокращении поставок российской нефти на белорусские НПЗ появилась в самом начале года. Незадолго до этого казалось, что стороны достигли соглашения относительно того, как выполнить главное требование Минска – предоставить Белоруссии возможность закупать нефть по внутрироссийским ценам. Именно этот момент Александр Лукашенко подчеркнул в ходе состоявшихся в начале прошлого декабря в Сочи переговоров с Владимиром Путиным.

«Мы готовы и по 200 долларов газ покупать, и нефть покупать не по 63 доллара за баррель. Главное, чтобы равные были условия. Если наши предприятия покупают за 200 долларов, значит, и конкурирующие предприятия должны иметь такую же цену. Мы договорились давно, развивая наш договор: люди и субъекты хозяйствования должны иметь равные условия для жизни и работы. Все! Равные условия, больше ничего не надо», – заявил тогда белорусский президент. Он дал понять, что без выполнения этих условий никакого углубления интеграции России и Белоруссии не будет.

Почему Лукашенко лукавит

Россия в принципе готова пойти навстречу требованиям Белоруссии – переговоры о форме компенсации белорусской стороне последствий российского налогового маневра в нефтяной отрасли идут еще с осени 2018 года. Если не углубляться в детали, то суть маневра состоит в следующем. До 2024 года Россия планирует обнулить 30-процентную экспортную пошлину на нефть, одновременно повысив налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), который взимается «на скважине», то есть с каждой тонны добытой нефти. В результате стоимость сырья для российских НПЗ существенно вырастет – по сути, она будет приближаться к мировому уровню.

Для Белоруссии реализация налогового маневра также будет означать резкое подорожание нефти. Дело в том, что исторически Белоруссия была фактически освобождена от российской экспортной пошлины – нефть для переработки на белорусских НПЗ закупалась без выплаты пошлин в российский бюджет. Кроме того, не облагались пошлинами нефтепродукты, которые производились из этой нефти и экспортировались главным образом в Евросоюз. Немалая часть получаемой Белоруссией российской нефти (6 млн тонн из 24 млн) отправлялась на реэкспорт с так называемой перетаможкой – зачислением экспортной пошлины в бюджет Белоруссии.

В российском руководстве все это считают скрытым субсидированием партнера. Как сообщал в октябре 2018 года российский министр финансов Антон Силуанов, общий объем подобной субсидии составляет 2 млрд долларов в год, но к 2024 году, когда налоговый маневр будет завершен, она фактически обнулится. Со своей стороны Александр Лукашенко оценивал потери Белоруссии от налогового маневра в 10,5–11 млрд долларов в 2019–2024 годах. Для Белоруссии это очень серьезные суммы, выпадение которых ставит под угрозу финансовую безопасность страны. Именно поэтому Белоруссии так нужна российская нефть «на равных условиях».

Но когда Александр Лукашенко говорит о «равных условиях», он лукавит. Президент Белоруссии попросту умалчивает о том, что для российских нефтяников налоговый маневр тоже оказался суровым испытанием – о чем и напомнил недавно Вагит Алекперов. В особенно невыгодном положении оказались независимые российские НПЗ, не имеющие собственной сырьевой базы. Рост цен на нефть сделал производство на многих из них нерентабельным. Причем настолько, что среди независимых российских НПЗ произошло несколько банкротств, наиболее громким из которых стало банкротство Антипинского НПЗ в Тюменской области. По сути, в таком же положении, как независимые российские НПЗ, оказалась и белорусская нефтепереработка, поскольку своей нефти для нее у Белоруссии нет.

Поэтому, когда Лукашенко говорит о том, что белорусские НПЗ должны быть в равных конкурентных условиях с российскими, нужно доводить эту мысль до конца.

Белорусская нефтепереработка, по сути, может стоять на одной доске лишь с теми российскими заводами, которые не имеют своего сырья. Но и те российские НПЗ, которые входят в состав вертикально интегрированных холдингов с собственной добычей и сбытом нефтепродуктов (что снижает риски их бизнеса), тоже не находятся в привилегированном положении, поскольку налоговый маневр распространяется на всех переработчиков.

Читайте также:  Закон о социальных сетях в 2020 году: последние новости

Понимание того, что до завершения налогового маневра могут дожить далеко не все российские переработчики нефти, привело к разработке правительством РФ механизма компенсации для НПЗ в виде так называемого обратного акциза. Иначе говоря, это особый налоговый вычет. Схожие условия Россия готова предложить и белорусским НПЗ.

Что это, как не те самые равные условия, которые и требует Лукашенко?

Заклятая «Дружба»

В начале декабря посол Белоруссии в России Владимир Семашко сообщил, что поставлена задача провести унификацию налогообложения двух стран. Это и стало бы основанием для предоставления белорусским НПЗ таких же льгот, как и российским нефтепереработчикам.

Однако для белорусского президента сама эта идея, как видно, представляется покушением на государственный суверенитет Белоруссии. Поэтому со стороны Лукашенко быстро нашелся симметричный ответ: в начале января он утвердил «экологический налог» на организации, занимающиеся транзитом нефти по территории Белоруссии. А занимается этим компания, принадлежащая в том числе российской «Транснефти».

Спустя несколько дней после этого «Коммерсантъ» со ссылкой на информированные источники сообщил, что переговоры по тарифам на нефтяной транзит были приостановлены. Последним их эпизодом стала встреча на уровне вице-премьеров, состоявшаяся 16 января – с российской стороны в ней участвовал Дмитрий Козак, который в состав нового правительства РФ не вошел. На тот момент белорусская сторона настаивала на том, чтобы тарифы на транзит были повышены на 2020 год на 16,6%. Одновременно Минск резко активизировал поиск альтернативных поставщиков: предложения были направлены в Норвегию, Польшу, Казахстан, Азербайджан, страны Прибалтики и на Украину.

24 января, выступая перед работниками одного из белорусских предприятий, Лукашенко в очередной раз обрушился с обвинениями в адрес России. «Что касается газа, нас кинули – не вывели нас на равные цены. Что касается нефти: платите больше, чем они продают полякам и немцам. Где такое видано?» – заявил президент Белоруссии (цитата по «БелТА»), добавив, что к «практически мировой цене» от белорусской стороны еще и требовали заплатить некую премию для российских компаний в размере 15–16 долларов за тонну.

Действительно, в ту цену, по которой Белоруссия ранее покупала российскую нефть, была заложена так называемая премия к экспортному паритету, высчитываемая по формуле: цена нефти на узлах Западной Сибири минус транспортировка и экспортная пошлина. Ее размер составлял шесть долларов за тонну, однако белорусская сторона хочет, чтобы российские компании «Роснефть» и «Сургутнефтегаз» от премии отказались. У России же на сей счет своя позиция.

«У нас особенность нефтяной отрасли состоит в том, что она функционирует полностью на рыночных условиях и цены на нефть не регулируются.

Эта надбавка к цене, которая существовала и которую наши белорусские коллеги предлагают как-то централизованно отменить, потребует радикальной перестройки принципов функционирования российской отрасли. Все эти договоренности – это частные коммерческие контракты наших нефтяных компаний с «Белнефтегазом», – пояснил в начале января Дмитрий Козак.

Откуда Лукашенко взял цифры 15–16 долларов за тонну – в 2,5 раза выше существовавшей премии к экспортному паритету – непонятно. Возможно, что это домыслы тех, кто информирует белорусского президента о деталях переговоров. Немаловажная деталь: в выступлении перед рабочими Лукашенко не сообщил, какие конкретно цены на нефть предлагала Белоруссии Россия, и как бы невзначай попытался изобразить оскорбленную невинность. По словам президента Белоруссии, «когда мы стали разбираться [с нюансами налогового маневра], мне напрямую доложили люди, которые готовили эти нормативно-правовые акты, законы, указы, постановления правительства, что это сделано специально. Чтобы надавить на Белоруссию. Зачем надавить, догадайтесь с трех раз».

Лукашенко явно намекает на новые интеграционные инициативы Москвы – к которым Белоруссия не готова.

Цена неинтеграции

На данный момент у Минска и Москвы разные категории оценки продуктивности переговоров по нефти, считает Иван Лизан, редактор и аналитик портала СОНАР-2050, посвященного перспективам Союзного государства России и Белоруссии. По его словам, Минск хочет продолжения субсидирования экономики в прежних объемах, а Москва не хочет платить без углубления интеграции. Если поставлять Белоруссии нефть по ценам до налогового маневра, то это может сломать не только налоговую систему России, но и ее взаимоотношения с соседями: достаточно сделать одно исключение, как такие же условия потребуют остальные. Именно поэтому Москва предложила Белоруссии гармонизировать налоговое законодательство, то есть построить его на общих принципах, но без создания единой налоговой службы.

В целом же позиция Белоруссии в переговорах по нефти слабее позиции России, считает Лизан: «Москва никуда не спешит: нефть может перепродать по рыночной цене без скидок, а бюджет России профицитен. Кроме того, в Белоруссии в этом году президентские выборы, то есть белорусской власти нужна стабильность. Иначе случится падение рейтинга президента и угроза возврата к инфляционно-девальвационной модели экономики, от которой Минск отказался, когда провел деноминацию своего рубля. Так что у Минска мало времени для раздумий».

Политолог Станислав Смагин полагает, что логика действий России во многом продиктована тем, что выгодных альтернатив российской нефти у Минска нет в принципе – выбор идет между не очень выгодными и очень невыгодными. Например, недавно закупленная пробная партия норвежской нефти оказалась с точки зрения доставки не очень выгодной. Но Лукашенко, предполагает политолог, может счесть вопрос политическим и соответствующим образом отнестись к издержкам на альтернативные поставки. Примерно как лидер социалистической Румынии Николае Чаушеску, который некогда решил устранить растущую зависимость страны от Запада и ценой многолетнего общенационального затягивания поясов отдал все долги. «У такого решения Лукашенко могут быть и внешние спонсоры, – считает Станислав Смагин. – Например, Китай, которому Белоруссия интересна и сама по себе, и как объект в отношениях с Россией».

Сколько стоит нефть для Беларуси? Разбираемся

Беларусь будет стремиться поставлять с российского рынка 30−40% необходимых объемов нефти, заявил 21 января Александр Лукашенко. Как выяснил TUT.BY, этот целевой параметр установлен на 2024 год, когда российский сорт Urals будет обходиться Беларуси по мировым ценам. Пока ставка все равно делается на Россию. Но вопрос должны отрегулировать президенты Александр Лукашенко и Владимир Путин.

— Действительно, сейчас в полном объеме альтернативы нет поставкам российской нефти. Но, как мы договаривались, диверсифицироваться нам надо. Надо идти к тому, что 30−40% мы будем покупать нефти в Российской Федерации, — сказал Лукашенко. По его словам, другие 30% будут завезены из стран Балтии, еще 30% — через Украину, поскольку это «проверенный путь». «Возможно, Казахстан сможет поставить нам нефть, если Россия согласится с этим. Странно: наш союзник не дает согласия на поставку нефти от нашего другого союзника», — отметил президент.

Лукашенко добавил, что «экономические условия, в которых мы вынуждены работать, усложняются». «Из-за введения Российской Федерацией налогового маневра неизбежно снижаются доходы республиканского бюджета, ухудшается эффективность работы наших нефтеперерабатывающих заводов», — объяснил президент Беларуси.

— Прозвучавшая пропорция 40/30/30 является целевой к 2024 году, когда налоговый маневр в РФ завершится, цена на российскую нефть для Беларуси станет полностью рыночной. То есть дельта уже останется только логистической и расходы будут некритичными, — сказал собеседник TUT.BY, знакомый с итогами совещания. По его словам, было «сформировано понимание, что за будущую диверсификацию придется заплатить».

Сколько сейчас стоит нефть для Беларуси?

Как следует из данных Белстата, за январь-ноябрь 2019 года средняя цена импортированной Беларусью нефти составляла 364 доллара за тонну. В минувшем году Минск приобрел все 18 млн тонн нефтяного сырья у России. По данным «Белнефтехима», в прошлом году стоимость нефти для Беларуси составляла 80% от мировой цены, в этом году это уже 83%. Средняя цена российской экспортной смеси Urals в 2019 году снизилась на 8,8%, до 63,8 доллара за баррель, сообщает РБК. В переводе на тонны это означает 440 долларов за тонну.

— В принципе, разница примерно в 75 долларов на тонне и есть экспортная пошлина, которую Беларусь не платит, — отмечает один из трейдеров.

При условии поставок 24 млн тонн в год отсутствие пошлины в цене закупаемой нефти позволило Беларуси сэкономить 1,8 млрд долларов.

По какой цене Беларусь закупает норвежскую нефть?

На днях Белорусская нефтяная компания заключила контракт на приобретение 80 тыс. тонн норвежской нефти. Сорт Johan Sverdrup вышел на рынок только в ноябре 2019 года. Но трейдеры называют его серьезным конкурентом российской нефти благодаря близким качественным характеристикам. Однако Johan Sverdrup содержит меньше серы, что делает его более привлекательным для многих НПЗ, отмечают трейдеры.

Ожидается, что танкер с норвежской нефтью прибудет в порт Клайпеды утром 23 января. Нефть поступит в терминал компании «Клайпедос нафта». Здесь сырье перегрузят в железнодорожные цистерны и транспортируют в Беларусь. Представитель Литовских железных дорог Томас Дигайтис сообщил агентству BNS, что перевозка нефти по железной дороге до белорусской границы будет осуществляться около двух недель — до 90 вагонов в день.

В БНК не комментируют ценовые условия поставки. Опрошенные TUT.BY трейдеры также не стали предполагать, во сколько обошлась Беларуси тонна норвежской нефти.

— В Европе за основу берутся котировки североморской нефти сорта Brent (сегодня баррель стоит 64 доллара, 1 тонна — более 441 доллара. — Прим. TUT.BY). Потом учитывается ряд факторов: премия-дисконт, базис поставки, хеджирование, коэффициент баррелизации и так далее. Не зная этих всех моментов, в первую очередь премию-дисконт, которую никто в здравом уме не раскроет, очень сложно назвать цену. Получается гадание на кофейной гуще. Разбежка с допущением и реальной ценой может быть существенной, — поясняет один из трейдеров.

По его словам, учитываются также объемы (в случае Беларуси они небольшие), спрос со стороны переработчиков и качественные характеристики, которые определяют, какие нефтепродукты будут получены из сырья.

— Чем больше серы, тем больше выход темных, менее премиальных нефтепродуктов, типа мазута, — отмечает собеседник.

По данным участников рынка, перевалка сорта в порту Клайпеды и железнодорожная поставка до «Нафтана» может составлять около 20 долларов за тонну.

Собеседники не исключают, что Беларусь заплатила за Johan Sverdrup «существенно дороже рынка».

Что будет дальше?

С начала года НПЗ в Новополоцке и Мозыре работали на прошлогодних запасах сырья, белорусской нефти и той нефти, которую согласился поставлять в Беларусь без премии российский бизнесмен Михаил Гуцериев. Заводы функционируют с минимальной загрузкой. При этом «Белнефтехим» объявил, что снял запрет на экспорт нефтепродуктов. Однако экспорт белорусской нефти пока не возобновился.

Глава «Белнефтехима» Андрей Рыбаков заявил, что «есть уже практически готовые контракты» на поставку нефти из альтернативных источников. Возможно поступление нефти «в ближайшее время». «Это касается не только самой нефти, но и логистических каналов ее поступления — будет не по портам или железной дороге, это будут уже другие направления», — добавил он.

Читайте также:  Банки запустят систему мгновенных переводов в 2020 году

Трейдеры допускают, что Беларусь может приобретать ту же российскую нефть из Европы, при этом затраты на логистику вырастут незначительно.

При этом они подчеркивают, что экономической альтернативы российской нефти у Минска нет. С точки зрения цены российская нефть даже с учетом премии российским компаниям остается самым привлекательным предложением на рынке.

— Сырье из РФ обходится на 70 долларов ниже мировой рыночной цены. При этом надо учесть разницу в стоимости транспортировки, которая по определению на порядок меньше по «трубе» из России, — отмечают они.

Однако договориться с Россией уже также непросто.

— Бизнес был готов работать на прежних условиях. С российскими нефтяниками в принципе были найдены точки соприкосновения. Был бизнес, который всех устраивал. Но, по словам россиян, им запретили работать с Беларусью без отмашки сверху, — рассказал TUT.BY один из белорусских трейдеров.

Другой торговец нефтепродуктами утверждает, что топ-менеджер одного из крупных нефтеперерабатывающих заводов в России порекомендовал ему сменить белорусских учредителей в российской компании. «Из-за схем с „растворителями“ Беларусь подпортила имидж на нефтяном рынке России и не вызывает доверия», — считает он.

Участники рынка допускают, что ситуация может измениться после переговоров глав государств. На это намекал вчера и председатель концерна «Белнефтехим» Андрей Рыбаков.

— Ведутся консультации между компаниями. Также ведутся определенные консультации на уровне Министерства энергетики Российской Федерации, концерна «Белнефтехим». Безусловно, мы ожидаем, что эти переговорные процессы продолжатся и на более высоком уровне, — сказал Рыбаков.

Статистики рассчитали, когда в России кончится нефть

Чем страна сможет заменить «черное и голубое золото»

07.01.2020 в 09:00, просмотров: 129233

Запасы нефти и газа в России исчерпаны почти до предела — при нынешней добыче, предупреждают профильные государственные ведомства, главных источников пополнения бюджета страны хватит лишь на 15-20 лет. Несмотря на то, что такие скандальные «заявления» звучат периодически и уже не становятся сенсацией, их возникновение подчеркивает зависимость российских доходов от пресловутой «нефтяной иглы» — эффективного способа переставить экономику на альтернативные рельсы в России не придумали, а те, что есть, по мнению экспертов, кажутся вряд ли реализуемыми, а то и попросту фантастическими.

Если в середине прошлого века, когда советские месторождения только начинали осваивать, мало кто задумывался, что в итоге их ресурсы подойдут к концу, то сейчас вопрос встал ребром: будет ли жизнь после нефти, то есть какими источниками энергии будут пользоваться жители России, когда нынешние «зарядки для батарейки» сойдут на нет? Да и вообще, что будет с российской экономикой без нефти и газа?

Прошлой весной Минприроды впервые оценило стоимость всех запасов полезных ископаемых в нашей стране. Конечный показатель можно назвать шокирующим. Если верить данным министерства, то совокупные запасы нефти, газа, золота, меди, железной руды, угля и алмазов России стоят немногим более 55 трлн рублей.

Учитывая, что, по оценкам Минэкономразвития, реальный ВВП России за год составил около 42 трлн рублей), то всю нефть и газ, а также золото, железо и даже алмазы наша страна способна «проесть» за год с небольшим.

В натуральных величинах отечественная ресурсная база содержит всего 9 млрд тонн нефти и менее 14,5 трлн кубометров газа. По данным Минэнерго, в 2018 году производство нефти в нашей стране составило около 555 млн тонн, а газа — 723 млрд кубометров. Исходя из оценки Минприроды, такими темпами запасы «черного золота» в России будут исчерпаны через 16-17 лет, а «голубого топлива» — через 20 лет.

Конечно, подобную оценку можно считать крайне условной. Например, в статистике BP запасы нефти в России оцениваются в 14,5 млрд тонн, а газа — 35 трлн кубометров. Полагаясь на подобные прогнозы, можно рассчитывать, что запасов ключевых «кормильцев» бюджета на наш век, как говорится, хватит.

Но отложить проблему в долгий ящик — не значит ее похоронить. Сидящей на «нефтегазовой игле» России пора всерьез задуматься о том, как жить и сохранять статус мировой державы после того, как энергетический рычаг окончательно ослабнет. Эксперты полагают, что в поиске решения не стоит пренебрегать самими экзотическими вариантами — иной раз то, что кажется утопией, может принести немалую прибыль.

Биомасса поглотит Туранчокса

В Дании осваивают революционную технологию, за счет которой все виды биомасс можно преобразовать в нефть, способную заменить ископаемое топливо. Для производства такого вида «черного золота» можно использовать осадок сточных вод, навоз, дрова, компост, растительные материалы, отходы домашних хозяйств и мясокомбинатов.

Разработанная в университетах датских городов Орхус и Ольборг технология требует намного меньше энергии при переработке биомассы в нефть, а ее энергоэффективность доходит до 85-90% от возможностей традиционного топлива.

В свою очередь американские исследователи из Тихоокеанской национальной северо-западной лаборатории Минэнерго США придумали, как превращать в нефть обыкновенные морские водоросли. В природе подобный процесс занимает миллионы лет, тогда как в лабораторных условиях он занимает всего считанные минуты.

Впрочем, все эти технологии скорее стоит рассматривать лишь умозрительно, поскольку они испытаны исключительно на лабораторном уровне. Россия, где альтернативная энергетика почти совершенно не развита, взамен нефти и газу может предложить лишь уже проверенные методы производства электричества.

В первую очередь речь идет об атомной энергетике. Наша страна в этой области является одной из самых передовых в мире, уступая лишь Франции. Десять отечественных атомных электростанций покрывают значительные доли энергообеспечения в регионах своего присутствия: Ленинградская АЭС — почти треть на Северо-Западе страны, Балаковская АЭС — более 75% в Саратовской области, Курская АЭС — более 50% в Черноземье и так далее

Но атомная энергия не может служить панацеей, которая спасет бюджет России после исчерпания углеводородных ресурсов. С одной стороны, нв нашей стране реализуется масштабная программа развития этой отрасли, которая предполагает расширение ее доли в общей генерации с 16% до 25-30%. С другой, облученное топливо требует сложных и дорогих мер по переработке и хранению.

Капитальные вложения в создание новых блоков, а также инфраструктуры АЭС значительно выше, чем на нефтяных или газовых месторождениях. Последствия аварии на АЭС, как показывает пример Чернобыля, ликвидируются десятилетиями. После катастрофы на «Фукусиме», которая привела к значительному выбросу смертельных доз радиации, многие страны снова задумались об опасности мирного атома, поэтому его экспортный потенциал в виде готовой электроэнергии крайне невысок и вряд ли способен заменить традиционные виды сырья.

Еще одним вариантом замены углеводородов могло бы стать строительство крупных гидроэлектростанций. Их в России уже и так больше двух десятков. При этом многие из них из-за отсутствия финансирования продолжают оставаться недостроенными еще с советских времен.

Другой недостаток гидроэнергетики – ограниченная дислокация. построить ГЭС можно только на полноводной реке, а и то лишь в местах русловых водотоков и приливных движений, где потоки водной массы наиболее интенсивны. Другими словами, потенциал гидроэлектростанций также крайне ограничен и они могут обеспечивать электричеством лишь ограниченные территории, а поставки подобной электроэнергии на экспорт можгут быть затруднены по причинам потери напряжения в многокилометровых сетях.

История ветроэнергетики в России отсчитывается с 1920-х годов. Именно тогда ЦАГИ разработал первые ветроэлектрические станции для сельского хозяйства — так называемые «крестьянские ветряки». В 1931 году в Курске построили первую в мире ветроэлектрическую станцию с инерционным аккумулятором, которая по сей день является объектом культурного наследия.

Несмотря на то, что в России действует около дюжины ВЭС, их мощность крайне мала — в сотни, если не тысячи раз меньше, чем у рядовых ТЭЦ. Расположены они в ветровых зонах России — это степи, морские побережья, в частности, на Северном Ледовитом океане, Черном море, а также в Карелии, Алтае, Туве и на Байкале. Скорость ветра в этих регионах круглогодично меняется — максимальная приходится на осень и зиму. Причем, большая часть экономического потенциала ветроэнергетики сосредоточена там, где плотность населения которых превышает одного человека на два квадратных километра.

Кто на нас с Васей?

Замену нефти и газу стране придется придумать и в финансовой сфере — иначе нечем будет платить зарплаты бюджетникам и пенсии.

Как полагает аналитик FxPro Александр Купцикевич, первоочередными открывателями российских финансовых интервенций должны стать отрасли, находящиеся сейчас на втором плане после сырьевых.

«Важной статьей пополнения федерального бюджета останутся металлы. Другой формой инвестиций должны стать вложения в население. Образование и компетенцию людей ни в коем случае нельзя недооценивать. Многие годы в России был мощный отток человеческого капитала. К сожалению, в последние годы к нему добавились существенное снижение потенциала за счет изоляции российского бизнеса от мирового рынка», — полагает эксперт.

«Гидроэнергетика и атомная промышленность в перспективе 20 лет несомненно создаст альтернативу энергетическим механизмам обеспечения населения электроэнергетикой. Однако стоимость технологий вырастет в разы», — полагает эксперт-аналитик «Финам» Алексей Калачев.

Как заявил глава Минпромторга Денис Мантуров, к 2024 году объем несырьевого и неэнергетического экспорта должен достичь $250 млрд. Сейчас этот показатель примерно на 30% ниже. Добиться прогресса российское правительство рассчитывает за счет вложения почти $15 млрд в расширение пробелов в сегменте несырьевого и неэнергетического экспорта.

Впрочем, существуют также и достаточно оригинальные советы по распоряжению средствами для обеспечения финансового будущего страны. По словам главного стратега «УНИВЕР Капитал» Дмитрия Александрова, если не ограничивать себя в фантазиях, то можно развить свои компетенции лидерских позиций в ветрогенерации и солнечной энергетике. «Возможно, через 50 лет основу отечественной энергетики представят термоядерные станции. Не надо забывать о технологиях беспроводной передачи энергии».

«Еще одним блоком принципиально новых технологий, благодаря которым россияне эффективно вписываются в тренды глобальной цифровизации, является раскрытие их потенциала в IT-секторе, — полагает

Начальник отдела инвестицией «БКС Брокер» Нарек Авакян возлагает надежды на IT-сектор и фармацевтику:»Отечественные информационно-технологические организации ежегодно производят продукции и услуг на 2 трлн рублей. Рынок фармацевтики, в свою очередь, достигает 1,3 трлн рублей. Однако, чтобы это все развивалось, нужны реформы, необходимо создавать институциональную среду, усиливать институт права собственности и увеличивать роль частного сектора».

«Стоит браться за все, к чему душа лежит, — уверен Дмитрий Александров. — Развитие таких забытых или еще неосвоенных видов предпринимательской деятельности в нашей стране, как эко- и этнотуризм, может вылиться в довольного прибыльное занятие.

Есть уверенность, что мировая экономика в ближайшие десятилетия погрязнет в периоде взаимного отгораживания и тотального противостояния. И обеспечить себя комфортными условиями для развития индустрий, ранее находящихся на задворках мировой экономики, будет крайне предусмотрительным шагом. Тем более, что платежеспособный спрос на такого вида развлечения, типа популяризации «Емелиной ухи» обещает вырасти в разы».

Своими шагами, в частности по пенсионной реформе, правительство фактически говорит открыто гражданам: ищите новые «горячие точки» заработка — обеспечить вас достойными пенсиями и социальными благами государство не сможет. Надеяться на игривые прогнозы в виде стоимости скачка энергоресурсов не приходится. Так что, закончится нефть или нет, к потребительскому поведению граждан это отношения иметь не должно: надо искать способы зарабатывать на своем деле или на своих компетенциях.

Читайте также:  Что делать, если приходят штрафы на проданную машину - куда обращаться и как обжаловать

Стоимость запасов нефти и газа на душу населения (в трлн $)

Разведанные запасы нефти в России составляют 14 млрд тонн — их хватит на 28 лет

Заброшенная нефтяная вышка

Хорошая нефть кончается

Разведанных запасов нефти в России хватит на 28 лет. Об этом заявил глава Министерства природных ресурсов Сергей Донской в интервью «Российской газете». Речь идет о запасах, «о которых точно известно, где и сколько их, как извлекать». Такие запасы, по словам Донского, составляют 14 млрд тонн. На 28 лет их хватит, если исходить из текущего уровня производства — в 2015 году было добыто около 505 млн тонн.

Однако извлекаемых запасов, по словам Донского, вдвое больше — 29 млрд тонн. Таким образом, их хватит уже на 57 лет.

В Минприроды «Газете.Ru» уточнили, что нельзя говорить о том, что нефть заканчивается. «На протяжении последних десяти лет Россия обеспечивает как минимум простое воспроизводство запасов углеводородов, — поясняет представитель министерства. — Прирост запасов в этот период всегда превышал уровень добычи, не кратно, но на десятки и даже сотни миллионов тонн по нефти и миллиардов кубометров — по газу».

«Поэтому обеспеченность России доказанными запасами углеводородов стабильно высокая. Мы занимаем по этому показателю как минимум восьмое место в мире», — говорит собеседник «Газеты.Ru».

Причем, если учитывать трудноизвлекаемые запасы (ТРИЗ) и ресурсный потенциал континентального шельфа, которые будут вовлекаться в оборот по мере развития технологий, сырьевая обеспеченность, по словам представителя МПР, значительно выше.

Россию спасет советская нефть

Однако здесь есть спорный момент, который касается трудноизвлекаемых запасов. Партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин указывает, что расчеты МПР не учитывают движение нефтяных цен, а следовательно, не учитывается, будет ли коммерчески рентабельной разработка ТРИЗ.

«При себестоимости добычи ТРИЗ в районе $80 за баррель — кто их будет добывать, чтобы продать по $35–40 за баррель?» — рассуждает эксперт.

А доля трудноизвлекаемых запасов в структуре общих запасов углеводородов, по данным самого Минприроды, растет. Еще в прошлом году она превысила 60%.

Сергей Донской в интервью «РГ» предупредил, что без открытия новых месторождений добыча традиционных запасов начнет снижаться уже с 2020 года. Но для этого надо развивать геологоразведку, а при нынешних ценах на нефть (сейчас баррель Brent колеблется около $40, с начала падения цен в июле 2014 года они снизились почти втрое) компаниям это не интересно.

Глава крупнейшей в России нефтяной компании, «Роснефть», Игорь Сечин прошлой осенью говорил, что для новых месторождений (речь идет именно о ТРИЗ и шельфовых запасах) критичной ценой является цена барреля в $70. Причем средняя норма прибыли даже при высоких ценах ($110 за баррель, как это было в июле 2014 года) составляет всего 12–14%.

Нефть уже за $40

Тем не менее компании, осознавая неизбежность перехода на «трудную» нефть, вынуждены развивать именно добычу ТРИЗ и шельфовые проекты. Та же «Роснефть» только в прошлом году начала ряд проектов, связанных с трудноизвлекаемыми запасами. Например, были запущены опытно-промышленные работы по добыче высоковязкой нефти на Ван-Еганском месторождении (запасы оцениваются в 49 млн тонн). Также «Роснефть» в партнерстве с норвежской Statoil ведет работы по оценке перспективы добычи ТРИЗ доманиковых отложений Волго-Уральского бассейна.

Глава совета директоров инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский напоминает, что из-за ценовых колебаний нефтяного рынка начинают все более активно развиваться другие направления: источники возобновляемой энергии в Европе и Китае, добыча нетрадиционным способом («сланец») в Америке, возвращение интереса к атому, чему не смогла помешать даже авария на АЭС «Фукусима-1» в Японии.

«Все это говорит о том, что мир активно ищет альтернативу дорогой нефти, — говорит Андриевский. — И в долгосрочной перспективе это приведет к сокращению доли углеводородных ресурсов в мировом энергобалансе».

«Нефть просто некуда девать»

По словам Андриевского, до 2020 года, когда начнется сокращение традиционных запасов, экономику страны необходимо диверсифицировать.
Впрочем, что касается оценки запасов, есть и другая точка зрения. Расчеты в этом плане вообще достаточно условны, причем лучше всего это видно именно на примере России. Ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев поясняет, что нынешний расчет извлекаемых запасов делается на основе среднего по России коэффициента извлечения нефти (КИН), установленного на уровне 0,38.

Однако это именно среднее значение, причем, по словам Танкаева, заниженное из-за крайне жесткой системы утверждения всех показателей. В реальности КИН по России не менее 0,5, а на некоторых месторождениях (например, Ромашкинском) — 0,7.

«И если исходить из КИН в 0,7, то извлекаемые запасы нефти в России будут составлять уже 40 млрд тонн, — рассказывает эксперт. — При этом если говорить о геологических запасах нефти в РФ по категориям А-В-С1 ( подготовленные и разрабатываемые), то они даже с КИН 0,38 составляют 84,637 млрд тонн».

А если в баланс внести битуминозные пески, как это сделала Канада, а также сланцевую нефть, запасы России, по словам Танкаева, составят 100 млрд тонн — почти треть (31,25%) всех мировых запасов.

Сколько нефти осталось в России?

В первый день осени этого года вице-премьер РФ Аркадий Дворкович заявил, что в ближайшее время Россия не сможет увеличить добычу нефти, чиновник допустил незначительный спад объемов добываемого в РФ “черного золота”. Дворкович пояснил, что со спадом цен на нефть снижаются и инвестиции в отрасль, что влияет на добычу. Искусственно занижать добычу нефти Россия не будет, но негативные факторы на рынке сырья сделают свою работу.

Слова вице-премьера нашли подтверждение и в докладе президентской комиссии развития нефтяной отрасли России до 2035. Проект Генеральной схемы развития отрасли нефти в РФ будет представлен Владимиру Путину в конце октября, но уже сейчас документ разослан в профильные министерства для детального изучения. Издание РБК получило в свое распоряжение копию разработанной Генсхемы.

Почему падает добыча?

На данный момент Россия добывает в среднем 525 млн тонн нефти в год. Сохранить такой показатель в течении последующих 20 лет стране будет очень сложно, говорится в Генсхеме президентской комиссии топливно-энергетического комплекса (ТЭК). В документе отмечается, что уменьшение добычи будет фиксироваться на действующих разрабатываемых месторождениях, которые сейчас составляют 70% от всей российской нефти.

В отчете президентской комиссии говорится, что до 2035 года объемы российской нефти из действующих месторождений сократятся на 34,5 % (125 млн тонн) и составят 237 млн тонн в год.

Ранее об этом заявляли эксперты международного рейтингового агентства Fitch . К данному мнению присоединяется и Международное энергетическое агентство (МЭА). По прогнозам западных специалистов, сокращение добычи в России начнется уже в 2016 году, российские компании будут добывать в сутки 10,98 млн вместо 10,86 млн баррелей.

Причины снижения объемов добычи поясняет профессор кафедры госрегулирования экономики Академии народного хозяйства и госслужбы Ольга Маликова . Эксперт акцентирует внимание на том, что на нефтедобычу влияет большое количество факторов, но главной проблемой является исчерпание старых месторождений.

Именно этот фактор и запускает дальнейший механизм падения объемов: иссякание вынуждает компании разрабатывать новые месторождения, а для этого необходимы значительные инвестиции, которые в свою очередь не будут поступать при низкой цене на товар.

Что делать?

Для сохранения нынешнего уровня добычи топлива эксперты предлагают план развития нефтяной отрасли в РФ. Согласно прогнозам Генсхемы, для восполнения выпадающих объемов нефти их придется заместить за счет новых месторождений. Также особое внимание необходимо обратить на трудноизвлекаемые ресурсы (ТРИЗ) и работу шельфа.

На шельфе российские компании должны будут увеличить добычу на 40 млн тонн в год. На данный момент на шельфе добывается 14 млн тонн, при увеличении объемов к 2035 году этот показатель должен будет составить 54 млн тонн в год.

В процессе разработки новых месторождений ТЭК ожидает годовой прирост нефти на 28 млн тонн. А при помощи ТРИЗов планируется добывать в два раза больше, чем сейчас. Через 20 лет объемы добычи “трудной” нефти должны составить 54 млн тонн в год.

Еще дополнительные 10 млн тонн должна обеспечить добыча высоковязкой нефти, также вырастет добыча газового конденсата на 12 млн тонн — до 38 млн тонн. Таким образом, удастся нарастить количество “черного золота” на 127 млн тонн, что сопоставимо с предполагаемыми потерями за 20-летний период.

Препятствия на пути

У расчетов ТЭК есть одна оговорка – восполнить недостающие запас нефти можно будет только при росте цен на топливо. Так, при составлении Генсхемы президентская комиссия пользовалась прогнозом социально-экономического развития России до 2030 года от Минэкономразвития. В представлении специалистов Минэкономразвития к 2030 году цена на нефть составит $93,7 за баррель, причем плавный рост начнется уже с 2016 года. Стоимость топлива должна вырасти с нынешних $50 (согласно старому прогнозу) до $69,6 к 2020 г.

В свою очередь, в Минэнерго пояснили, что при стоимости нефти на мировом рынке ниже $50 под угрозой оказываются практически все новые проекты добычи нефти в Арктике , Восточной Сибири и ТРИЗах. Рентабельность этих месторождений возможна только при цене выше $50.

В этой связи остро встает вопрос о прогнозах цены нефти на долгосрочную перспективу. По мнению большинства мировых аналитиков и агентств, на ближайшие годы нефть сохранит стоимость в диапазоне от 40 до 50 долларов за баррель, что делает невозможным восполнение потерянных объемов добычи нефти в России.

Директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов заявляет, что даже краткосрочное падение цен на нефть ставит под вопрос реализацию большинства проектов от ТЭК. В противовес открытию новых месторождений Громов предлагает усилить работу уже существующих мощных скважин.

“Большие надежды связаны с введением НФР (налога на финансовый результат), который мог бы, при условии его успешного тестирования на пилотных проектах, стать серьезным стимулом для повышения эффективности зрелых месторождений. В этом случае можно избежать резкого снижения добычи на действующем фонде скважин и снизить потребность в разработке новых месторождений дорогой нефти”, – поясняет эксперт.

Сколько в России нефти?

Российские запасы нефтяных ресурсов огромны и неиссякаемы. Однако, 90% этих залежей относятся к категории не извлекаемых. По подсчетам Минприродресурс РФ, доступных запасов, которые разведаны на данный момент, в России насчитывается 29 млрд тонн, причем ежегодно открываются новые месторождения. Осложняется процесс добычи тем, что 60% разведанных ресурсов относится к категории трудноизвлекаемых.

Доклад президентской комиссии по топливно-энергетическим вопросам приоткрывает завесу над состоянием нефтяной отрасли в России. Предложения ТЭК об активизации работы ТРИЗов и шельфов свидетельствует об уменьшении “традиционных” скважин и переходе российских нефтяных компаний на новые условия добычи в трудных условиях. А запасов “трудной” нефти в России еще хватит на долгие годы.

Ссылка на основную публикацию