Дело Моспродторга: как воровали в СССР

КАК ВОРОВАЛИ В СССР: министры-миллионеры и взятки Брежневу

Люди советского поколения убеждены, что в СССР чиновники, директора заводов, партийные боссы, депутаты и милицейское начальство не воровали. А если воровали, то не в таких масштабах, как сейчас. К сожалению, об этом уже начали говорить и молодые люди, которые о временах СССР знают только из рассказов своих бабушек.

Ну, так вот вам только часть реальной картины. Только некоторые факты, ибо если писать детально – целый толстенный том выйдет. Держитесь за стул. Поехали.

Анатолий Черняев, с 1976 года бывший членом Центральной ревизионной комиссии КПСС, вел подробный дневник, в который записывал свои впечатления. В нем довольно много говорится о содержании «закрытых» писем ЦК и секретных докладов, которые получал ограниченный круг лиц.

В них приводились реальные цифры, иллюстрировавшие масштабы воровства и взяточничества в брежневские времена.

Он в частности упоминает Ядгар Насриддинову, которая была председателем Совета Национальностей Верховного Совета СССР. В 1977 году Черняев писал:

«Известно, что несколько лет назад ее сняли, потому что на делах по амнистии она набрала взяток на 23 миллиона рублей. Ей дали строгий выговор в КПК, однако сделали замминистра промышленности строительных материалов. Вернула она из 23 миллионов только 3».

Нормально? Дама положила в карман 20 миллионов, а ее за это только пожурили и «понизили» в должности до заместителя министра. Гарантирую, что большая часть из тех миллионов ушла в свою очередь на взятки высшим партийным чиновникам, чтобы те закрывали глаза на художества товарища Насриддиновой. Потому и отделалась легким испугом.

Товарищ Насриддинова за работой. “Решает вопросы”.

В бюллетене оргпартотдела ЦК и Комитета партийного контроля (он издавался «для служебного пользования») отмечалось, что многие работники райкомов, исполкомов, горкомов, начальники всяких трестов и объединений в Мурманской и Архангельской областях, имевшие возможность вне очереди купить дефицитные «Жигули» или «Волги», заработали на их перепродаже огромные деньги. Огромные – это десятки тысяч рублей. В наше время – это сотни тысяч долларов.

И лишь только одного заместителя заведующего отделом пропаганды Мурманского горкома партии исключили из КПСС, остальные отделались выговорами.

Замзавотделом этот несчастный очевидно стал жертвой внутренних «разборок». Кто-то другой сел на его место, воспользовавшись скандалом. А так и он отделался бы выговором.

А вот знаменитое «хлопковое дело». Началось все 27 апреля 1983 года в Бухаре. При получении взятки в тысячу рублей был задержан с поличным начальник ОБХСС УВД Бухарского облисполкома Музаффаров.

Когда сотрудники КГБ делали обыск у него дома, то впали в ступор. В сейфе милицейского начальника обнаружили немыслимые для простого советского человека ценности: 1.131.183 рубля, золотые монеты и золотые изделия, всего на сумму в полтора миллиона рублей.

Спасая свою шкуру, Музаффаров начал строчить «явки с повинной», сдавая ближайших подельников.

На основании его показаний был задержан директор Бухарского горпромторга Кудратов. У него изъяли более 500 тыс. рублей наличными и несколько стеклянных фляг с ювелирными изделиями и золотыми монетами, всего на сумму более 4 миллионов рублей. Потом по цепочке аресты и изъятия пошли дальше и выше.

В результате «хлопкового дела» выяснилось, что из 5,5 миллионов тонн проданного государству хлопка, в реальности было менее 4 миллиона тонн. Остальной хлопок существовал только на бумаге, но щедро оплачивался из бюджета.

Цена вопроса? Три. Миллиарда. Рублей. На сегодня по реальному курсу это где-то 8 миллиардов долларов.

Из них почти 1,5 миллиарда рублишек уходило на взятки, вплоть до Москвы – в министерства, ЦК КПСС, МВД и т. д.

Небольшая часть денег, изъятых в процессе расследования “Хлопкового дела”. Но изъяли не все и далеко не у всех.

Но не Узбекистаном единым. В 1969 году прогремело «азербайджанское дело», в ходе которого стали известны расценки на приобретение госдолжностей.

Стать судьей стоило 30 тыс. рублей, 100 тыс. нужно было выложить за пост секретаря райкома. В Москве за должность директора магазина платили от 10 до 30 тыс. рублей, в зависимости от товарооборота. Напомню, что средняя зарплата по стране тогда составляла чуть более 100 рублей в месяц.

Теперь зададимся простым вопросом: почему в СССР надо было стремиться в судьи так, чтобы платить за это астрономическую по тем временам сумму? Вы представляете, какой объем взяток был в судах? И еще вопрос: а где можно было честно заработать 30 тысяч, чтобы стать судьей?

А еще можно вспомнить «Рыбное дело». Там расстреляли заместителя министра рыбного хозяйства СССР. Выше было приказано не копать. И дело Моспродторга. «Меховое дело».

Многие помнят дело министра внутренных дел Щелокова. По словам следователя Центральной контрольной комиссии Густова, тот брал всё – от «Мерседесов», подаренных МВД правительством Германии к Олимпиаде-80, до детских кроваток.

Картины известных русских мастеров хранил под кроватью – на стенах места не хватало. Многочисленная прислуга дома Щелоковых была зачислена в штат МВД, и даже его истопник был майором милиции.

А вот Сочинско-краснодарское дело, одним из обвиняемых по которому проходил первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС, член ЦК КПСС Медунов. Только за решетку отправились 1,5 тысячи чиновников, а в общем фигурировали до 5 тыс. человек. В 1983 г. Медунов был исключен из партии и лишен всех наград, однако вскоре все это вернули едва ли не с извинениями.

А вот Георгия Гречкина ни МВД, ни КГБ не трогали, хотя всей Москве было известно, что он брал взятки с размахом и в огромных суммах. Почему? Потому, что он был мужем сестры Л. И. Брежнева – Веры. И генсек об этом знал, как, впрочем и о взяточничестве других членов своего клана, которые прикрывались его именем. О зяте Брежнева – Юрие Чурбанове можно много интересного рассказать.

А это ведь только то, что всплыло на поверхность. В большинстве случаев – из-за борьбы между партийно-советскими кланами и внутренних «разборок». Например, «Хлопковое дело» санкционировал Андропов для разгрома остатков клана умершего Брежнева, в который входил и зять покойного вождя Чурбанов.

Главной целью Андропова был давний друг Брежнева, “хан Узбекистана” Рашидов (слева), который не стал дожидаться ареста и застрелился.

Скажете, при Сталине такого не было? Неправда – у меня есть чем вас удивить.

15 января 1948 года министр внутренних дел Круглов информировал, что в период уборочной и заготовительной кампании хлопка-сырца 1947 года в Узбекской ССР было привлечено к уголовной ответственности 235 человек.

В числе методов, которые использовались преступниками, назывались хищения с использованием выписок приемщиками хлопка фиктивных квитанций колхозам. За взятки, естественно. И этот только то, что было раскрыто.

В 1935 году в Новограде-Волынском началось строительство военного городка для 14-й кавалерийской дивизии. Военными и разного уровня чиновниками было «спионерено» стойматериалов на 2,5 миллиона рублей.

Но стройку как-то заканчивать надо? Закупили дешевые бракованные стройматериалы. В результате рухнули 2 новые казармы. Примечательно, что все спустили «на тормозах» и никто не сел.

А вот знаменитый украинский подпольный миллионер Максим Павленко. Он создал фиктивную военную(!) организацию под названием Управление военных работ. Сам выдавал себя за полковника инженерной службы и даже получал за работу ордена!

В течение 11 лет(!) вплоть до 1952 года его фирма заключила с Министерством обороны и другими ведомствами 64 договора на 38,7 млн. руб. Средняя зарплата в те времена составляла 600 рублей.

В скандале был замешан и тогдашний первый секретарь Молдавского республиканского комитета КПСС Леонид Ильич Брежнев. Но от ответственности он ушел, как и ряд других высоких чинов – концы «обрубили» на Павленко.

Борис Ройфман в течение 14 лет с 1947 по 1967 годы организовал при фабриках нелегальное производство. За 2000 рублей «купил» (интересно у кого?) должность заведующего мастерскими психоневрологического диспансера в Краснопресненском районе Москвы и добился разрешения (тоже за взятки) создать при психдиспансере трикотажный цех.

В доле были все, от главврача до рядовых сотрудников. При диспансере Ройфман оборудовал подпольный цех, закупил для него несколько десятков трикотажных машин на разных госпредприятиях и сырье — шерсть.

Подпольного миллионера разоблачили абсолютно случайно – его «компаньон» Шейхман поссорился с родственниками, а те донесли в «органы» – живет не по средствам.

А знаменитое «трофейное дело»? По которому была арестована куча советских генералов? Эти тырили трофейное имущество не просто вагонами – эшелонами. Вот вам негласный протокол обыска на даче Жукова. Которого поймали на том, что он вез из Германии 7 вагонов мебели. Да, того самого кровавого «маршала Победы».

Любуйтесь на докладную записку министра госбезопасности Абакумова , кто об этом не знал:

«В ночь с 8 на 9 января с.г. был произведен негласный обыск на даче Жукова, находящейся в поселке Рублево под Москвой.

В результате обыска обнаружено, что две комнаты дачи превращены в склад, где хранится огромное количество различного рода товаров и ценностей.
Например:
шерстяных тканей, шелка, парчи, панбархата и других материалов —всего свыше 4 000 метров;
мехов — собольих, обезьяньих, лисьих, котиковых, каракульчевых, каракулевых — всего 323 шкуры;
шевро высшего качества — 35 кож;
дорогостоящих ковров и гобеленов больших размеров, вывезенных из Потсдамского и других дворцов и домов Германии, — всего 44 штуки, часть из которых разложена и развешана по комнатам, а остальные лежат на складе; особенно обращает на себя внимание больших размеров ковер, разложенный в одной из комнат дачи;
ценных картин классической живописи больших размеров в художественных рамках — всего 55 штук, развешанных по комнатам дачи и частично хранящихся на складе;
дорогостоящих сервизов столовой и чайной посуды (фарфор с художественной отделкой, хрусталь) — 7 больших ящиков;
серебряных гарнитуров столовых и чайных приборов — 2 ящика;
аккордеонов с богатой художественной отделкой — 8 штук;
уникальных охотничьих ружей фирмы «Голанд-Голанд» и других — всего 20 штук.
Это имущество хранится в 51 сундуке и чемодане, а также лежит навалом.
[…]
Вся обстановка, начиная с мебели, ковров, посуды, украшений и кончая занавесками на окнах, — заграничная, главным образом немецкая. На даче буквально нет ни одной вещи советского происхождения, за исключением дорожек, лежащих при входе на дачу».

Следует отметить, что за воровство в особо крупных размерах Сталин Жукова и ряд других «деятелей» никак не покарал. В тюрьму пошли только неугодные.

Интересно, что когда Абакумова арестовали по совсем другому делу, у него также нашли много драгоценного из Германии…

Так что россказни о том, что сейчас воруют, а тогда не воровали – это россказни и есть. Просто тогда советские люди об этом ничего не знали. Все вскрывшиеся факты содержались в документах под грифами «секретно» и «совершенно секретно», для узкого круга лиц.

Остальные должны были смотреть программу «Время» о трудовых свершениях хлопководов, надоях, покосах и намолотах. И о диком капиталистическом мире чистогана и наживы.

До слова: Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев был большим любителем автомобилей. Их в его коллекции было по разным данным до 324 единиц. Среди них запредельно дорогой “Роллс-Ройс Серебряная тень”, подаренный американским миллиардером Армандом Хаммером. На тот момент в мире было лишь 5 таких автомобилей.

Но не это интерасно. Интересно совпадение: именно фирма Хаммера вскоре после этого получила подряд на участие в строительстве одного из крупнейших в мире заводов по выпуску минеральных удобрений “ТольяттиАзот” и аммиакопровода “Тольятти – Одесса”.

Дело Моспродторга: как воровали в СССР

как воровали в СССР.

Как воровали в СССР: министры-миллионеры и взятки Брежневу

Люди советского поколения убеждены, что в СССР чиновники, директора заводов, партийные боссы, депутаты и милицейское начальство не воровали. А если воровали, то не в таких масштабах, как сейчас. К сожалению, об этом уже начали говорить и молодые люди, которые о временах СССР знают только из рассказов своих бабушек.

Ну, так вот вам только часть реальной картины. Только некоторые факты, ибо если писать детально – целый толстенный том выйдет. Держитесь за стул. Поехали.

Анатолий Черняев, с 1976 года бывший членом Центральной ревизионной комиссии КПСС, вел подробный дневник, в который записывал свои впечатления. В нем довольно много говорится о содержании «закрытых» писем ЦК и секретных докладов, которые получал ограниченный круг лиц.

В них приводились реальные цифры, иллюстрировавшие масштабы воровства и взяточничества в брежневские времена.

Он в частности упоминает Ядгар Насриддинову, которая была председателем Совета Национальностей Верховного Совета СССР. В 1977 году Черняев писал:

«Известно, что несколько лет назад ее сняли, потому что на делах по амнистии она набрала взяток на 23 миллиона рублей. Ей дали строгий выговор в КПК, однако сделали замминистра промышленности строительных материалов. Вернула она из 23 миллионов только 3».

Нормально? Дама положила в карман 20 миллионов, а ее за это только пожурили и «понизили» в должности до заместителя министра. Гарантирую, что большая часть из тех миллионов ушла в свою очередь на взятки высшим партийным чиновникам, чтобы те закрывали глаза на художества товарища Насриддиновой. Потому и отделалась легким испугом.

[^]
[^]
В бюллетене оргпартотдела ЦК и Комитета партийного контроля (он издавался «для служебного пользования») отмечалось, что многие работники райкомов, исполкомов, горкомов, начальники всяких трестов и объединений в Мурманской и Архангельской областях, имевшие возможность вне очереди купить дефицитные «Жигули» или «Волги», заработали на их перепродаже огромные деньги. Огромные – это десятки тысяч рублей. В наше время – это сотни тысяч долларов.

И лишь только одного заместителя заведующего отделом пропаганды Мурманского горкома партии исключили из КПСС, остальные отделались выговорами.

Замзавотделом этот несчастный очевидно стал жертвой внутренних «разборок». Кто-то другой сел на его место, воспользовавшись скандалом. А так и он отделался бы выговором.

А вот знаменитое «хлопковое дело». Началось все 27 апреля 1983 года в Бухаре. При получении взятки в тысячу рублей был задержан с поличным начальник ОБХСС УВД Бухарского облисполкома Музаффаров.

Когда сотрудники КГБ делали обыск у него дома, то впали в ступор. В сейфе милицейского начальника обнаружили немыслимые для простого советского человека ценности: 1.131.183 рубля, золотые монеты и золотые изделия, всего на сумму в полтора миллиона рублей.

Спасая свою шкуру, Музаффаров начал строчить «явки с повинной», сдавая ближайших подельников.

На основании его показаний был задержан директор Бухарского горпромторга Кудратов. У него изъяли более 500 тыс. рублей наличными и несколько стеклянных фляг с ювелирными изделиями и золотыми монетами, всего на сумму более 4 миллионов рублей. Потом по цепочке аресты и изъятия пошли дальше и выше.

В результате «хлопкового дела» выяснилось, что из 5,5 миллионов тонн проданного государству хлопка, в реальности было менее 4 миллиона тонн. Остальной хлопок существовал только на бумаге, но щедро оплачивался из бюджета.

Цена вопроса? Три. Миллиарда. Рублей. На сегодня по реальному курсу это где-то 8 миллиардов долларов.

Из них почти 1,5 миллиарда рублишек уходило на взятки, вплоть до Москвы – в министерства, ЦК КПСС, МВД и т. д.

[^]
Но не Узбекистаном единым. В 1969 году прогремело «азербайджанское дело», в ходе которого стали известны расценки на приобретение госдолжностей.

Стать судьей стоило 30 тыс. рублей, 100 тыс. нужно было выложить за пост секретаря райкома. В Москве за должность директора магазина платили от 10 до 30 тыс. рублей, в зависимости от товарооборота. Напомню, что средняя зарплата по стране тогда составляла чуть более 100 рублей в месяц.

Теперь зададимся простым вопросом: почему в СССР надо было стремиться в судьи так, чтобы платить за это астрономическую по тем временам сумму? Вы представляете, какой объем взяток был в судах? И еще вопрос: а где можно было честно заработать 30 тысяч, чтобы стать судьей?

А еще можно вспомнить «Рыбное дело». Там расстреляли заместителя министра рыбного хозяйства СССР. Выше было приказано не копать. И дело Моспродторга. «Меховое дело».

Многие помнят дело министра внутренных дел Щелокова. По словам следователя Центральной контрольной комиссии Густова, тот брал всё – от «Мерседесов», подаренных МВД правительством Германии к Олимпиаде-80, до детских кроваток.

Картины известных русских мастеров хранил под кроватью – на стенах места не хватало. Многочисленная прислуга дома Щелоковых была зачислена в штат МВД, и даже его истопник был майором милиции.

А вот Сочинско-краснодарское дело, одним из обвиняемых по которому проходил первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС, член ЦК КПСС Медунов. Только за решетку отправились 1,5 тысячи чиновников, а в общем фигурировали до 5 тыс. человек. В 1983 г. Медунов был исключен из партии и лишен всех наград, однако вскоре все это вернули едва ли не с извинениями.

А вот Георгия Гречкина ни МВД, ни КГБ не трогали, хотя всей Москве было известно, что он брал взятки с размахом и в огромных суммах. Почему? Потому, что он был мужем сестры Л. И. Брежнева – Веры. И генсек об этом знал, как, впрочем и о взяточничестве других членов своего клана, которые прикрывались его именем. О зяте Брежнева – Юрие Чурбанове можно много интересного рассказать.

А это ведь только то, что всплыло на поверхность. В большинстве случаев – из-за борьбы между партийно-советскими кланами и внутренних «разборок». Например, «Хлопковое дело» санкционировал Андропов для разгрома остатков клана умершего Брежнева, в который входил и зять покойного вождя Чурбанов.

[^]
Скажете, при Сталине такого не было? Неправда – у меня есть чем вас удивить.

15 января 1948 года министр внутренних дел Круглов информировал, что в период уборочной и заготовительной кампании хлопка-сырца 1947 года в Узбекской ССР было привлечено к уголовной ответственности 235 человек.

В числе методов, которые использовались преступниками, назывались хищения с использованием выписок приемщиками хлопка фиктивных квитанций колхозам. За взятки, естественно. И этот только то, что было раскрыто.

В 1935 году в Новограде-Волынском началось строительство военного городка для 14-й кавалерийской дивизии. Военными и разного уровня чиновниками было «спионерено» стойматериалов на 2,5 миллиона рублей.

Но стройку как-то заканчивать надо? Закупили дешевые бракованные стройматериалы. В результате рухнули 2 новые казармы. Примечательно, что все спустили «на тормозах» и никто не сел.

А вот знаменитый украинский подпольный миллионер Максим Павленко. Он создал фиктивную военную(!) организацию под названием Управление военных работ. Сам выдавал себя за полковника инженерной службы и даже получал за работу ордена!

В течение 11 лет(!) вплоть до 1952 года его фирма заключила с Министерством обороны и другими ведомствами 64 договора на 38,7 млн. руб. Средняя зарплата в те времена составляла 600 рублей.

В скандале был замешан и тогдашний первый секретарь Молдавского республиканского комитета КПСС Леонид Ильич Брежнев. Но от ответственности он ушел, как и ряд других высоких чинов – концы «обрубили» на Павленко.

Борис Ройфман в течение 14 лет с 1947 по 1967 годы организовал при фабриках нелегальное производство. За 2000 рублей «купил» (интересно у кого?) должность заведующего мастерскими психоневрологического диспансера в Краснопресненском районе Москвы и добился разрешения (тоже за взятки) создать при психдиспансере трикотажный цех.

В доле были все, от главврача до рядовых сотрудников. При диспансере Ройфман оборудовал подпольный цех, закупил для него несколько десятков трикотажных машин на разных госпредприятиях и сырье — шерсть.

Подпольного миллионера разоблачили абсолютно случайно – его «компаньон» Шейхман поссорился с родственниками, а те донесли в «органы» – живет не по средствам.

А знаменитое «трофейное дело»? По которому была арестована куча советских генералов? Эти тырили трофейное имущество не просто вагонами – эшелонами. Вот вам негласный протокол обыска на даче Жукова. Которого поймали на том, что он вез из Германии 7 вагонов мебели. Да, того самого кровавого «маршала Победы».

Любуйтесь на докладную записку министра госбезопасности Абакумова , кто об этом не знал:

«В ночь с 8 на 9 января с.г. был произведен негласный обыск на даче Жукова, находящейся в поселке Рублево под Москвой.

В результате обыска обнаружено, что две комнаты дачи превращены в склад, где хранится огромное количество различного рода товаров и ценностей.
Например:
шерстяных тканей, шелка, парчи, панбархата и других материалов —всего свыше 4 000 метров;
мехов — собольих, обезьяньих, лисьих, котиковых, каракульчевых, каракулевых — всего 323 шкуры;
шевро высшего качества — 35 кож;
дорогостоящих ковров и гобеленов больших размеров, вывезенных из Потсдамского и других дворцов и домов Германии, — всего 44 штуки, часть из которых разложена и развешана по комнатам, а остальные лежат на складе; особенно обращает на себя внимание больших размеров ковер, разложенный в одной из комнат дачи;
ценных картин классической живописи больших размеров в художественных рамках — всего 55 штук, развешанных по комнатам дачи и частично хранящихся на складе;
дорогостоящих сервизов столовой и чайной посуды (фарфор с художественной отделкой, хрусталь) — 7 больших ящиков;
серебряных гарнитуров столовых и чайных приборов — 2 ящика;
аккордеонов с богатой художественной отделкой — 8 штук;
уникальных охотничьих ружей фирмы «Голанд-Голанд» и других — всего 20 штук.
Это имущество хранится в 51 сундуке и чемодане, а также лежит навалом.
[…]
Вся обстановка, начиная с мебели, ковров, посуды, украшений и кончая занавесками на окнах, — заграничная, главным образом немецкая. На даче буквально нет ни одной вещи советского происхождения, за исключением дорожек, лежащих при входе на дачу».

Следует отметить, что за воровство в особо крупных размерах Сталин Жукова и ряд других «деятелей» никак не покарал. В тюрьму пошли только неугодные.

Интересно, что когда Абакумова арестовали по совсем другому делу, у него также нашли много драгоценного из Германии…

Так что россказни о том, что сейчас воруют, а тогда не воровали – это россказни и есть. Просто тогда советские люди об этом ничего не знали. Все вскрывшиеся факты содержались в документах под грифами «секретно» и «совершенно секретно», для узкого круга лиц.

Остальные должны были смотреть программу «Время» о трудовых свершениях хлопководов, надоях, покосах и намолотах. И о диком капиталистическом мире чистогана и наживы.

До слова: Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев был большим любителем автомобилей. Их в его коллекции было по разным данным до 324 единиц. Среди них запредельно дорогой “Роллс-Ройс Серебряная тень”, подаренный американским миллиардером Армандом Хаммером. На тот момент в мире было лишь 5 таких автомобилей.

Но не это интерасно. Интересно совпадение: именно фирма Хаммера вскоре после этого получила подряд на участие в строительстве одного из крупнейших в мире заводов по выпуску минеральных удобрений “ТольяттиАзот” и аммиакопровода “Тольятти – Одесса”.

В СССР воровали почти все

“Сколько у государства не воруй,

своего все равно не вернешь!”

(Популярная советская пословица).

Когда я вспоминаю своё советское детство и советскую юность, то красной нитью проходит характерная черта – тотальное воровство вокруг. Явление было столь распространенным и массовым, что тех, кто воровал на предприятиях, называли ” несуны “.

НЕСУНЫ

Согласитесь, звучит довольно ласково. Представляешь себе такого хомяка, который набил защечные мешки пшеном, и старательно тащит в свою норку – кормить детенышей. Трогательная картинка!

Однако советские граждане воровали отнюдь не детское питание, хотя и его тоже – кто, как говорится, доступ имел. Воровали всё – и нужное – чтобы пользоваться самим или продать, и не очень нужное – так, “на всякий случай”.

В 1985 году, когда мне было девятнадцать лет, я решил сделать ремонт в свой квартире. Соседка, впечатлившись таким рвением молодого парня, который, вместо того, чтобы бухать в подворотне с корешами, занимался делом, подарила мне трехлитровый баллон олифы. По тем временам подарок вполне приличный – в магазине олифа стоила нормальных денег. Но соседке она ничего не стоила – она ее стащила с работы. Олифа хранилась у нее не один год – была сильно загустевшая. Понимая, что “материальная ценность” может совсем засохнуть, соседка сделала доброе дело, за что я ей очень признателен.

Советские люди тащили с работы все: строители – стройматериалы, металлисты – метизы и металл, медработники – лекарства, бинты и вату, работники мясокомбинатов – мясо и колбасу. Грузчики тащили всё, что грузили. После первого курса мы с моим другом подрабатывали на холодильном комбинате грузчиками. Мы были молодые, неопытные, и довольно бескорыстные, поэтому не воровали. Но те грузчики, которые работали в штате, с пустыми руками не уходили никогда. Как был отлажен процесс, мы увидели своими глазами, когда нас позвали в бригаду – нужно было много людей, чтобы быстро разгрузить рефрижераторную мехсекцию с сыром. Сыра тогда мы в магазинах не видели уже лет десять (шел 1984 год, июль). По итогам разгрузки каждому, в том числе и нам с корешем, кроме заработанных денег дали по половине головки сыра – это примерно 3,5 кг. Нас распирала гордость – подумать только: такой дефицит домой принесли! И никто особо не задумывался, что это было самое настоящее воровство! Реальная «уголовка», за такое даже могли посадить. Но, так как воровали тотально около 95% работающих советских граждан, то сажали только единицы: либо в качестве показательных акций, либо для того, чтобы освободить “хлебное место” для “своих”.

Мне могут возразить: подумаешь, ну взял человек немного – государство богатое, не обеднеет. Например, велик ли убыток, если медсестра взяла рулон бинта с работы? Да, на первый взгляд, урон не большой. Но дело в том, что медсестра брала эти бинты регулярно, и не по одной штуке, а по 2-3 в смену, и за год выходит сотни две три бинтов. И сколько таких медсестер было в СССР ?

Сотни тысяч! Вот и прикиньте объёмы.

Тех, кто не воровал принципиально, были единицы, они погоды не делали.

“Несуны” – это первый уровень воровства, когда все, что можно, тащили с предприятий и учреждений рядовые сотрудники. Совсем другими масштабами воровало начальство.

РАСХИТИТЕЛИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Это, как правило, завмаги, завсклады, товароведы, директора фабрик, заводов, и т.д.

Тут уже воровали машинами и вагонами. СССР был страной тотального дефицита. БОльшую часть советской эпохи – примерно две трети советского периода – 1917 по 1967 годы – дефицитом было все, или почти все – банально есть было нечего. Поэтому те, кто сидел на распределении практически любых товаров, имели невероятные возможности для обогащения. Похищенные при помощи разнообразных махинаций продукты и промтовары реализовывались на черном рынке – не втридорога, а в тридцать три дорога – потому что разница между официальными государственными ценами и ценами черного рынка в 20-е, 30-е и 40-е и 50-е годы была не в разы, а десятки раз!

Поклонники совка и джугашвили любят верещать: “вот, при сталине был порядок!” Враньё! Порядка в СССР не было никогда – ни при ленине , ни при джугашвили (с маленькой буквы пишу принципиально), ни при Хрущеве , ни при Брежневе и Андропове .

При джугашвили умудрялись воровать даже золото на золотых приисках – причем это была хорошо налаженная система хищения добытого золота, транспортировки в европейскую часть СССР и его сбыта. Если интересно, поищите в сети Интернет – много нового узнаете.

Не интересовался, как при джугашвили воровали алмазы, но при Брежневе это было – ого-го! Воровали не с приисков – со Смоленской ювелирной фабрики воровали, на протяжении многих и многих лет, в огромных количествах!

“Хлопковое дело” или “Узбекское дело”

Это дело, которое раскрутили следователи по особо важным делам Генеральной прокуратуры СССР Тельман Гдлян и Николай Иванов . В рамках этого расследования возбуждено около 800(!) уголовных дел, по которым осуждено на различные сроки лишения свободы более 4 000(!) человек.

Суть была в том, что целая республика, под руководством руководителей на уровне ЦК компартии Узбекистана занималась приписками, т.е. по сути, получала деньги за хлопок, которого не было!

В абсолютных цифрах, чтобы было понятно: КАЖДЫЙ ГОД Узбекистан в лице первого секретаря ЦК КП Узбекской ССР Шарафа Рашидова обещал “выполнить и перевыполнить” – дать Родине свыше 6 000 000 (шести миллионов тонн хлопка. Для сравнения – в постсоветские годы Узбекистан никогда не собирал больше 4 – 4,5 миллиона тонн. Т.е. приписки, как минимум, составляли 1,5 миллиона тонн в год.

Никакими автомобилями и вагонами это измерить невозможно – тут нужно говорить о тысячах железнодорожных составов.

Если перевести в цены сегодняшнего дня, то каждый год узбекские партийные бонзы “обували” “Советскую Родину” примерно на 2 – 2,5 МИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ!

И это – только одна из 15-ти советских республик и только по хлопку!

Если суммировать хищения на всех перечисленных уровнях, то получаться совершенно космические объёмы воровства.

СТОИТ ЛИ УДИВЛЯТЬСЯ, ЧТО СССР В КОНЦЕ КОНЦОВ, РАЗВАЛИЛСЯ?

Опрос “КП”: А с какими практиками советского воровства сталкивались лично вы? Поделитесь своими историями в комментариях.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как воровали при Хрущеве и Брежневе

Когда мы слышим сегодня о воровстве бюджетных и внебюджетных средств, о хищениях из церквей и музеев, то искренне возмущаемся. А некоторые вспоминают наше социалистическое прошлое: мол, в те времена порядка было больше, а воровали меньше (подробности)

Дело Моспродторга: как воровали в СССР

В феврале 1976 года в Москве открылся XXV съезд КПСС, на котором представители трудовых коллективов отчитались в выполнении плана. Были приняты новые направления развития народного хозяйства на ближайшие 4 года.

Предыстория

Первый секретарь ЦК Компартии Узбекской ССР Шараф Рашидов громогласно заявил с трибуны, что сейчас республика каждый год собирает 4 миллиона тонн хлопка – а будет собирать 5,5 миллионов тонн. В этот день он буквально обрек свой народ на рабство.

В 70-х годах Узбекская ССР самая процветающая и стабильная республика Средней Азии. Нет массовых беспорядков на этнической основе. Самый высокий уровень образования городского населения. Передовое сельское хозяйство, по сравнению с соседними республиками. Руководителя республики Шарафа Рашидова уважают все местные кланы, но, главное – Кремль. Почти 25 лет он возглавлял Узбекистан. У него были особые отношения с Брежневым, он пользовался безграничным доверием генерального секретаря.

Между Центром и азиатскими республиками была негласная договоренность – «вы сохраняете полную лояльность к высшей власти Советского Союза, удерживаете республику от волнений – а мы вас не трогаем, позволяем оставаться в феодальном строе». Знали ли Рашидов о том, что творит в своем хозяйстве Адылов? Знал, но относился к нему с большим уважением. Его агропромышленный комплекс бил все рекорды по сбору ценнейшего для республики сырья.

Ахмаджон Адылов был практически мифическим персонажем. Это человек, который утратил чувство реальности – он возомнил себя «региональным лидером», человеком, который может делать все на территории своего совхоза. Адылов возглавлял крупнейшее объединение колхозов и совхозов «Папский агропромышленный комплекс». Газеты трубили о его достижениях в области сельского хозяйства и трудовые рекорды при сборе хлопка. Но среди обычных работников рассказы о нем ходили другие: Ахмаджон настоящий тиран, который превратил работающих у него колхозников в рабов. Он построил тюрьму, в которой провинившиеся колхозники умирали от голода и от пыток. Рой Медведев, историк, дает свой комментарий: «люди жили в полной нищете. Это были беднейшие кишлаки». А про богатство «хозяина» говорили, что он нашел и спрятал сокровища эмира Тимура, «проложил» подземную дорогу в Китай. Это был близкий друг Шарафа Рашидова, и он превратил свой район в преступную территорию, где была своя милиция, свои тюрьмы, свои суды.

Андрей Грузин, сотрудник Института стран СНГ отмечает, что и сегодня хлопок остается важной «валютой». На биржах в первую очередь идет цена золота, цена барреля нефти и цены на хлопок.

До конца 50-х в Узбекистане цвели фруктовые сады и выращивалось очень много овощей. Но потом всю республику охватила гонка за хлопком, потому что он был нужен не только для производства ваты и тканей, но и для оборонного комплекса. Из узбекского хлопка делался порох, составные части для взрывчатки. Поэтому хлопковая отрасль финансировалась из Союзного центра напрямую и на приоритетной основе.

Хлопок стал национальной идеей. На хлопковых полях работали колхозники и городские жители, даже дети. Рой Медведев отмечает, что «школьники до зимы не учились, а работали на хлопковых полях». Подорвалось здоровье нации, потому что хлопковые поля обрабатывались гербицидами и пестицидами, а это очень вредно для здоровья людей.

Представители Узбекской ССР получали ордена и звания за новые достижения хлопковой индустрии. В 1975 году установили рекорд по сбору хлопка – за год собрали 4 миллиона тонн «белого золота». А Шараф Рашидов обещал Брежневу: «Мы дадим стране скоро 5 миллионов тонн». А Леонид Ильич выдвинул встречное предложение – «а может 6 миллионов?» 3 февраля 1976 года Рашидов ставит перед республикой новую задачу – выйти на новый рубеж по сбору в 5 миллионов тонн, а к 1983 году собирать по 6 миллионов тонн. Он прекрасно осознавал, что Узбекистан столько не соберет.

Как выращивали 6 миллионов тонн хлопка

Но уже в 1977 году Узбекистан представляет отчет, что задачи, поставленные партией, выполняются. Судя по бумажным отчетам, республика производит хлопка все больше и больше. В Кремле Рашидова снова награждают за успехи. Хотя все прекрасно понимали, что такое количество хлопка Узбекистан дать просто не может. Что же делали, что «перевыполнить» план? Просто приписывали тонны хлопка на бумаге, на самом деле его не было. Секретари обкомов, колхозники и все, кто имел отношению к производству хлопка, фабриковали отчетность.

Ахмаджон Адылов увеличивает норму выработки часов для колхозников. Для обессиленных людей это не прошло даром, начала расти смертность. На работу начали выгонять беременных женщин, росло количество выкидышей и преждевременных родов. Понятие «женское здоровье» для Узбекистана было пустым звуком. Так хлопок стал не богатством Узбекистана, а его проклятием.

Ко всем значимым праздникам в СССР существовали нормы «повышенных обязательств». Работать было невозможно, а выполнять норму было необходимо. Тогда сборщики хлопка начали подкладывать камни в мешки, чтобы веса было больше. Сначала приписки делает бригадир. Потом приписывает председатель колхоза. Потом приписывает руководитель области. Узбекистан получает огромные деньги за хлопок, в том числе и за приписанные тонны. Они расходятся по карманам местных чиновников. Конечно, нужно скрывать тот факт, что нужного количества хлопка нет. Начинается усушка хлопка, его утряска, случаются регулярные «пожары» на заводах. Родилась система, в которой были завязаны все: и сборщики хлопка, и бригадиры, и председатели колхозов, и главы районов. Позже установили, что директору завода, который принял несуществующее сырье, давали взятку – 10 тысяч рублей за один пустой вагон.

Шараф Рашидов в 1974 году получает звание Героя социалистического труда. В это время республика уверенно вышла с 4 миллионов тонн на 5,5. Рашидов чувствовал себя спокойно – малейшая критика республики пресекалась Брежневым, поэтому в Узбекистане росла коррупция, продажа должностей. Брежнев относился к Рашидову как к близкому другу. Генсека все устраивало: и растущие показатели сбора хлопка, позитивный имидж республики и дорогие подарки.

После смерти Брежнева

10 ноября 1982 года умер Леонид Брежнев. Трон под Рашидовым закачался сразу после похорон генсека. К власти пришел Юрий Андропов, который еще с 70-х годов копил компромат на власти Узбекистана. Андропов примерно представлял масштабы воровства и коррупции в республике. 31 октября 1983 года у Рашидова раздался телефонный звонок – от Андропова. Генсек поинтересовался, что с хлопком в этом году. Рашидов ответил, что все по плану, мол, сдадим. В ответ он услышал: «сколько реальных и приписанных тонн хлопка будет в этом году?». Что было дальше, остается загадкой. Официально Рашидова хватил удар. Но есть версия, что он выпил яд.

«Хлопковое дело»

«Хлопковое дело» набирало обороты. Каждый день на допрос вызывали сотни людей. В Узбекистане началась паника. За решетку сажали самых уважаемых и неприкосновенных людей.

За пять лет, с 1979 по 1985, приписали 5 миллионов тонн хлопка. Из госбюджета выплатили 3 миллиарда рублей, из которых 1,4 миллиарды было фактически похищено.

Контрольные органы были не надзирателями, а винтиком в огромном механизме хлопковой мафии. Они все больше вовлекались в процесс «пиления» бюджета, взаимного обмана. Изъято миллионы наличных рублей, несколько тонн золотых монет, украшений – всего было так много, что трудно было представить, как можно столько заработать, получая по 180 рублей в месяц.

Андропов понимает, что силами местной милиции не раскроешь преступления, и направляет из Москвы комиссию прокуратуры СССР, в которую вошли следователи со всего Советского Союза. 3 тысячи четыреста оперативных работников МВД и КГБ, почти 700 бухгалтеров и экономистов – почти 5 тысяч человек, весь штаб по расследованию «хлопковых дел»

Адылов предпочел умаслить ревизоров: зарезал 10 баранов, накрыл шикарный стол, и все три дня обильно кормил и поил московских гостей. Но чтобы расследовать приписки хлопка, нужна ясная голова и внимательность, чего у гостей Адылова к концу третьего дня уже не было.

Андропов лично контролировал «хлопковое дело». Следователи просмотрели огромное количество дел и допросили 56 тысяч человек. Анатолий Лысков, бывший сотрудник МВД СССР, делится воспоминаниями: «прошло столько лет, а цифры до сих пор перед глазами. 22 миллиона 516 тысяч 506 рублей 06 копеек – было доказано такое хищение». СИЗО было переполнено, и все арестованные частично признавали вину: «да, взятку получил, но дал ее другому» – и так по кругу.

Стало ясно, что хлопковая мафия держала в руках не только Узбекистан, но и людей в Москве. Также в городах, где работали ватные и хлопковые заводы. Андропов постановил: судить людей по всей строгости, за причастие к узбекскому хлопку.

Следственная группа Николая Иванова и Тельмана Гдляна

Самой активной следственной группой была группа Гдляна-Иванова. Гдлян приехал в Узбекистан из Ульяновской области, Иванов – из Мурманска. Оба давно мечтали о карьере в Москве. Их главный шанс занять посты в столице – «хлопковое дело». Гдлян с Ивановым решили, что дорога к славе должна быть короткой. Гдлян «раскалывал» людей с помощью длинных разговор, на протяжении которых постоянно курил. От нехватки кислорода люди были готовы признаться в чем угодно. Для Гдляна царицей доказательства было показание человека, если человек признался, то этого вполне достаточно.

Вопрос – как признался. Группа Гдляна использовала массу незаконных способов: содержание подозреваемых в течение нескольких лет в СИЗО, нахождение в одной камере с рецидивистами, угрозы, избиение, пытки, аресты родственников.

Группа Гдляна и Иванова забыла принцип презумпции невиновности. Показательна фраза Гдляна «любого можно сажать». Правила расследования уголовного дела нарушались ради результата – чтобы арестовать как можно большее количество людей. Прокурор Узбекистана подписывал ордер на арест, когда там не было даже имени арестованного, а понятыми выступали агенты КГБ.

За время работы оперативной группы Гдляна и Иванова с собой покончили 16 человек. В тюрьме оказались сотни невинных людей. В 1989 году в «Литературной газете» выйдет статья Ольги Чайковской «Миф», в которой журналистка рассказала о страшных методах группы Гдляна-Иванова. В тюрьму село 27 тысяч людей. Села вся партийная гвардия, 12 первых секретарей обкомов, 6 секретарей ЦК Узбекистана, председатель Президиума Верховного Совета и председатель правительства, все замы, генералы милиции. Широко распространилась смертная казнь. Расстреляли министра хлопкодобывающей промышленности Усманова.

Гдляну и Ивану предложили взятку в миллион рублей, но они ее отвергли. Гдлян настаивал, что дело «кремлевское», ведь при расследовании вышли на такой уровень коррумпированных связей, которые опутали все государственные институты в СССР.

Гдлян и Иванов не сделали политической карьеры. В 1989 году их уволили с формулировкой «за грубые нарушения социалистической законности при расследовании финансовых дел». Следователи смогли уйти от уголовного преследования за халатное отношение к следствию преступления.

При Брежневе в Узбекистане жили по собственным законам. Но следственная группа, присланная в Узбекистан Юрием Андроповым «перепахала» всю республику и нарушила вековые устои жизни. Негласный договор Узбекистана с Кремлем был нарушен.

КАК ВОРОВАЛИ В СССР

Интересующийся

Интересующийся

Люди советского поколения убеждены, что в СССР чиновники, директора заводов, партийные боссы, депутаты и милицейское начальство не воровали. А если воровали, то не в таких масштабах, как сейчас. К сожалению, об этом уже начали говорить и молодые люди, которые о временах СССР знают только из рассказов своих бабушек.

Ну, так вот вам только часть реальной картины. Только некоторые факты, ибо если писать детально – целый толстенный том выйдет. Держитесь за стул. Поехали.

Анатолий Черняев, с 1976 года бывший членом Центральной ревизионной комиссии КПСС, вел подробный дневник, в который записывал свои впечатления. В нем довольно много говорится о содержании «закрытых» писем ЦК и секретных докладов, которые получал ограниченный круг лиц.

В них приводились реальные цифры, иллюстрировавшие масштабы воровства и взяточничества в брежневские времена.

Он в частности упоминает Ядгар Насриддинову, которая была председателем Совета Национальностей Верховного Совета СССР. В 1977 году Черняев писал:

«Известно, что несколько лет назад ее сняли, потому что на делах по амнистии она набрала взяток на 23 миллиона рублей. Ей дали строгий выговор в КПК, однако сделали замминистра промышленности строительных материалов. Вернула она из 23 миллионов только 3».

Нормально? Дама положила в карман 20 миллионов, а ее за это только пожурили и «понизили» в должности до заместителя министра. Гарантирую, что большая часть из тех миллионов ушла в свою очередь на взятки высшим партийным чиновникам, чтобы те закрывали глаза на художества товарища Насриддиновой. Потому и отделалась легким испугом.

Товарищ Насриддинова за работой. “Решает вопросы”.

В бюллетене оргпартотдела ЦК и Комитета партийного контроля (он издавался «для служебного пользования») отмечалось, что многие работники райкомов, исполкомов, горкомов, начальники всяких трестов и объединений в Мурманской и Архангельской областях, имевшие возможность вне очереди купить дефицитные «Жигули» или «Волги», заработали на их перепродаже огромные деньги. Огромные – это десятки тысяч рублей. В наше время – это сотни тысяч долларов.

И лишь только одного заместителя заведующего отделом пропаганды Мурманского горкома партии исключили из КПСС, остальные отделались выговорами.

Замзавотделом этот несчастный очевидно стал жертвой внутренних «разборок». Кто-то другой сел на его место, воспользовавшись скандалом. А так и он отделался бы выговором.

А вот знаменитое «хлопковое дело». Началось все 27 апреля 1983 года в Бухаре. При получении взятки в тысячу рублей был задержан с поличным начальник ОБХСС УВД Бухарского облисполкома Музаффаров.

Когда сотрудники КГБ делали обыск у него дома, то впали в ступор. В сейфе милицейского начальника обнаружили немыслимые для простого советского человека ценности: 1.131.183 рубля, золотые монеты и золотые изделия, всего на сумму в полтора миллиона рублей.

Спасая свою шкуру, Музаффаров начал строчить «явки с повинной», сдавая ближайших подельников.

На основании его показаний был задержан директор Бухарского горпромторга Кудратов. У него изъяли более 500 тыс. рублей наличными и несколько стеклянных фляг с ювелирными изделиями и золотыми монетами, всего на сумму более 4 миллионов рублей. Потом по цепочке аресты и изъятия пошли дальше и выше.

В результате «хлопкового дела» выяснилось, что из 5,5 миллионов тонн проданного государству хлопка, в реальности было менее 4 миллиона тонн. Остальной хлопок существовал только на бумаге, но щедро оплачивался из бюджета.

Цена вопроса? Три. Миллиарда. Рублей. На сегодня по реальному курсу это где-то 8 миллиардов долларов.

Из них почти 1,5 миллиарда рублишек уходило на взятки, вплоть до Москвы – в министерства, ЦК КПСС, МВД и т. д.

Небольшая часть денег, изъятых в процессе расследования “Хлопкового дела”. Но изъяли не все и далеко не у всех.

Но не Узбекистаном единым. В 1969 году прогремело «азербайджанское дело», в ходе которого стали известны расценки на приобретение госдолжностей.

Стать судьей стоило 30 тыс. рублей, 100 тыс. нужно было выложить за пост секретаря райкома. В Москве за должность директора магазина платили от 10 до 30 тыс. рублей, в зависимости от товарооборота. Напомню, что средняя зарплата по стране тогда составляла чуть более 100 рублей в месяц.

Теперь зададимся простым вопросом: почему в СССР надо было стремиться в судьи так, чтобы платить за это астрономическую по тем временам сумму? Вы представляете, какой объем взяток был в судах? И еще вопрос: а где можно было честно заработать 30 тысяч, чтобы стать судьей?

А еще можно вспомнить «Рыбное дело». Там расстреляли заместителя министра рыбного хозяйства СССР. Выше было приказано не копать. И дело Моспродторга. «Меховое дело».

Многие помнят дело министра внутренных дел Щелокова. По словам следователя Центральной контрольной комиссии Густова, тот брал всё – от «Мерседесов», подаренных МВД правительством Германии к Олимпиаде-80, до детских кроваток.

Картины известных русских мастеров хранил под кроватью – на стенах места не хватало. Многочисленная прислуга дома Щелоковых была зачислена в штат МВД, и даже его истопник был майором милиции.

А вот Сочинско-краснодарское дело, одним из обвиняемых по которому проходил первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС, член ЦК КПСС Медунов. Только за решетку отправились 1,5 тысячи чиновников, а в общем фигурировали до 5 тыс. человек. В 1983 г. Медунов был исключен из партии и лишен всех наград, однако вскоре все это вернули едва ли не с извинениями.

А вот Георгия Гречкина ни МВД, ни КГБ не трогали, хотя всей Москве было известно, что он брал взятки с размахом и в огромных суммах. Почему? Потому, что он был мужем сестры Л. И. Брежнева – Веры. И генсек об этом знал, как, впрочем и о взяточничестве других членов своего клана, которые прикрывались его именем. О зяте Брежнева – Юрие Чурбанове можно много интересного рассказать.

А это ведь только то, что всплыло на поверхность. В большинстве случаев – из-за борьбы между партийно-советскими кланами и внутренних «разборок». Например, «Хлопковое дело» санкционировал Андропов для разгрома остатков клана умершего Брежнева, в который входил и зять покойного вождя Чурбанов.

Главной целью Андропова был давний друг Брежнева, “хан Узбекистана” Рашидов (слева), который не стал дожидаться ареста и застрелился.

Скажете, при Сталине такого не было? Неправда – у меня есть чем вас удивить.

15 января 1948 года министр внутренних дел Круглов информировал, что в период уборочной и заготовительной кампании хлопка-сырца 1947 года в Узбекской ССР было привлечено к уголовной ответственности 235 человек.

В числе методов, которые использовались преступниками, назывались хищения с использованием выписок приемщиками хлопка фиктивных квитанций колхозам. За взятки, естественно. И этот только то, что было раскрыто.

В 1935 году в Новограде-Волынском началось строительство военного городка для 14-й кавалерийской дивизии. Военными и разного уровня чиновниками было «спионерено» стойматериалов на 2,5 миллиона рублей.

Но стройку как-то заканчивать надо? Закупили дешевые бракованные стройматериалы. В результате рухнули 2 новые казармы. Примечательно, что все спустили «на тормозах» и никто не сел.

А вот знаменитый украинский подпольный миллионер Максим Павленко. Он создал фиктивную военную(!) организацию под названием Управление военных работ. Сам выдавал себя за полковника инженерной службы и даже получал за работу ордена!

В течение 11 лет(!) вплоть до 1952 года его фирма заключила с Министерством обороны и другими ведомствами 64 договора на 38,7 млн. руб. Средняя зарплата в те времена составляла 600 рублей.

В скандале был замешан и тогдашний первый секретарь Молдавского республиканского комитета КПСС Леонид Ильич Брежнев. Но от ответственности он ушел, как и ряд других высоких чинов – концы «обрубили» на Павленко.

Борис Ройфман в течение 14 лет с 1947 по 1967 годы организовал при фабриках нелегальное производство. За 2000 рублей «купил» (интересно у кого?) должность заведующего мастерскими психоневрологического диспансера в Краснопресненском районе Москвы и добился разрешения (тоже за взятки) создать при психдиспансере трикотажный цех.

В доле были все, от главврача до рядовых сотрудников. При диспансере Ройфман оборудовал подпольный цех, закупил для него несколько десятков трикотажных машин на разных госпредприятиях и сырье — шерсть.

Подпольного миллионера разоблачили абсолютно случайно – его «компаньон» Шейхман поссорился с родственниками, а те донесли в «органы» – живет не по средствам.

А знаменитое «трофейное дело»? По которому была арестована куча советских генералов? Эти тырили трофейное имущество не просто вагонами – эшелонами. Вот вам негласный протокол обыска на даче Жукова. Которого поймали на том, что он вез из Германии 7 вагонов мебели. Да, того самого кровавого «маршала Победы».

Любуйтесь на докладную записку министра госбезопасности Абакумова , кто об этом не знал:

«В ночь с 8 на 9 января с.г. был произведен негласный обыск на даче Жукова, находящейся в поселке Рублево под Москвой.

В результате обыска обнаружено, что две комнаты дачи превращены в склад, где хранится огромное количество различного рода товаров и ценностей.
Например:
шерстяных тканей, шелка, парчи, панбархата и других материалов —всего свыше 4 000 метров;
мехов — собольих, обезьяньих, лисьих, котиковых, каракульчевых, каракулевых — всего 323 шкуры;
шевро высшего качества — 35 кож;
дорогостоящих ковров и гобеленов больших размеров, вывезенных из Потсдамского и других дворцов и домов Германии, — всего 44 штуки, часть из которых разложена и развешана по комнатам, а остальные лежат на складе; особенно обращает на себя внимание больших размеров ковер, разложенный в одной из комнат дачи;
ценных картин классической живописи больших размеров в художественных рамках — всего 55 штук, развешанных по комнатам дачи и частично хранящихся на складе;
дорогостоящих сервизов столовой и чайной посуды (фарфор с художественной отделкой, хрусталь) — 7 больших ящиков;
серебряных гарнитуров столовых и чайных приборов — 2 ящика;
аккордеонов с богатой художественной отделкой — 8 штук;
уникальных охотничьих ружей фирмы «Голанд-Голанд» и других — всего 20 штук.
Это имущество хранится в 51 сундуке и чемодане, а также лежит навалом.
[…]
Вся обстановка, начиная с мебели, ковров, посуды, украшений и кончая занавесками на окнах, — заграничная, главным образом немецкая. На даче буквально нет ни одной вещи советского происхождения, за исключением дорожек, лежащих при входе на дачу».

Следует отметить, что за воровство в особо крупных размерах Сталин Жукова и ряд других «деятелей» никак не покарал. В тюрьму пошли только неугодные.

Интересно, что когда Абакумова арестовали по совсем другому делу, у него также нашли много драгоценного из Германии…

Так что россказни о том, что сейчас воруют, а тогда не воровали – это россказни и есть. Просто тогда советские люди об этом ничего не знали. Все вскрывшиеся факты содержались в документах под грифами «секретно» и «совершенно секретно», для узкого круга лиц.

Остальные должны были смотреть программу «Время» о трудовых свершениях хлопководов, надоях, покосах и намолотах. И о диком капиталистическом мире чистогана и наживы.

Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев был большим любителем автомобилей. Их в его коллекции было по разным данным до 324 единиц. Среди них запредельно дорогой “Роллс-Ройс Серебряная тень”, подаренный американским миллиардером Армандом Хаммером. На тот момент в мире было лишь 5 таких автомобилей.

Коррупция в СССР: 7 громких уголовных дел

В современном обществе противодействие коррупции является одной из основных задач власти. По крайней мере — на бумаге. СМИ ежедневно рапортуют об успехах борьбы со взяточниками и махинаторами. Однако, Остапы Бендеры в чиновничьих креслах никак не переведутся на Руси. Проблема казнокрадства стара как мир. Во всяком случае наш проект «история коррупции», включающий в себя очерки о коррупционных скандалах еще в Царской России, — лишнее тому подтверждение.

Впрочем, о проблемах царизма за последние лет 80 нам прожужжали все уши. А вот как обстояли дела с антикоррупционны ми действиями в Советском Союзе? Оказывается, что даже там, где «от каждого — по способности, каждому – по потребности» проблема с использованием служебных полномочий в личных целях не была решена. Хотя, как это зачастую было принято, власти не стремились делиться «грязным бельем» с простыми жителями. А между тем первый декрет СНК, формализующий борьбу со взяточничеством, был подписан уже 8 мая 1918 года. По нему могли лишить свободы на срок не менее 5 лет с обязательной трудовой повинной. Уголовный кодекс 1922 предусматривал расстрел. Кстати, именно в 20-30-х годах наблюдалось усиление борьбы с коррупционерами.

«Первое антикоррупционно е СМИ» составило рейтинг преступлений в сфере коррупции в период Советской власти:

Дело члена следственной комиссии ревтрибунала Алексеевского

Это нашумевшее дело стало одним из первых после создания ЧК Дзержинского. «Сторож у Барецкого, второго директора ресторана «Медведь»,— сообщал в следственную комиссию Дзержинский,— подслушал разговор между Алексеевским и Барецким 19/XII-17 следующего содержания: «Алексеевский требовал у Барецкого 5 тысяч рублей за освобождение Леонарди (первого директора «Медведя»), арестованного за покупку поддельной печати».

Этот случай был далеко не единственный. Жители новой страны постоянно жаловались, что милиция не исполняет свою прямую функцию, порой вымогая взятки – не деньгами, так продуктами или самогоном. Тогда же стражи порядка начали «крышевать» подпольные притоны. Ситуация только усугубилась после гражданской войны, когда власть оказалась неспособной платить зарплату милиционерам из провинции.

Дело о взяточничестве в судебных органах 1948-1949 гг.

в СССР прошли три закрытых судебных процесса по коррупции. Прокуратурой СССР вскрыты многочисленные факты взяточничества, злоупотреблений, сращивания с преступными элементами и вынесения неправосудных приговоров и решений в судебных органах Москвы, Киева, Краснодара и Уфы. «Расследованием установлено, что эти преступления совершались в различных звеньях судебной системы, а именно в народных судах, Московском городском суде, Киевском областном суде, Краснодарском краевом суде, Верховном суде РСФСР и, наконец, в Верховном суде СССР… Хотя следствие по этим делам ещё далеко не закончено, однако только по Москве арестовано 111 человек, в том числе: судебных работников — 28, адвокатов — 8, юрисконсультов — 5 и прочих — 70 … По делу Мосгорсуда арестована группа бывших членов Мосгорсуда, а именно: Гуторкина, Обухов, Праушкина и Чурсина, которая в течение последних двух лет являлась членом Верховного суда СССР, а также народные судьи Короткая, Бурмистрова и Александрова. Кроме того, арестован бывший председатель Московского городского суда Васнев. Как установлено следствием, все эти лица систематически, на протяжении нескольких лет, получали взятки по судебным делам, а также совершали всякого рода злоупотребления, причем были связаны между собой в своей преступной деятельности. … В Верховном суде РСФСР также вскрыты факты взяточничества и других злоупотреблений. Следствием установлено, что этим преступлениям способствовала нездоровая обстановка семейственности, существовавшая в аппарате Верхсуда», — было сказано в докладе прокурора СССР Григория Сафонова руководству страны.

В 1969 г. по СССР прогремело «азербайджанское дело», в ходе которого стали известны расценки на приобретение госдолжностей. Стать судьей стоило 30 тыс. рублей, 100 тыс. нужно было выложить за пост секретаря райкома. В Москве за должность директора магазина платили от 10 до 30 тыс. рублей, в зависимости от товарооборота. Напомним, что средняя зарплата по стране тогда составляла чуть более 100 рублей в месяц.

Дело фирмы «Океан»

Одним из самых громких коррупционных дел советского периода стало дело фирмы «Океан» (1981-82). Еще в конце 70-х годов, когда раскручивалось знаменитое «икорное дело». Тогда за дачу взятки заместителю министра рыбного хозяйства СССР Рытову был арестован директор сочинского магазина «Океан» Пруидзе. Выяснилось, что через его торговую точку за границу нелегально продавали чёрную икру в больших банках с маркировкой тихоокеанской сельди.

Из расследования этого уголовного дела было инициировано так называемое Сочинско-краснод арское дело, одним из обвиняемых по которому проходил первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС, член ЦК КПСС Медунов. В 1983 г. Медунов был исключён из партии и лишён всех наград, однако вскоре всё это вернули. Он умер в Москве в 1999 г., а через 7 лет в Краснодаре в его честь установили мемориальную доску.

Дело Николая Щёлокова
Николай Щёлоков с 1968 по 1982 год занимал пост министра внутренних дел и был освобожден от него вскоре после смерти Брежнева. Новый глава МВД Виталий Федорчук приказал провести комплексную проверку органов, которая выявила большое количество нарушений. 15 июня 1983 года Николая Щёлокова вывели из ЦК КПСС, в ноябре 1984 года лишили звания генерала армии.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 ноября 1984 года Щёлоков лишён всех государственных наград, кроме боевых, и звания Героя Социалистическог о Труда. А в декабре был исключен из КПСС.

Щёлоков застрелился из охотничьего ружья 13 декабря 1984 года. За 3 дня до этого он написал генсеку Константину Черненко письмо, в котором отмечал, что «не нарушал законности, не изменял линии партии, ничего у государства не брал» и просил лишь оградить его детей от неприятностей, ибо «они ни в чём не повинны».

По словам следователя Центральной контрольной комиссии Густова, Щёлоков брал всё – от «мерседесов», подаренных МВД правительством Германии к Олимпиаде-80, до детских кроваток. Картины известных русских мастеров (Николай Анисимович был ценителем живописи) он хранил под кроватью – на стенах места не хватало. Многочисленная прислуга дома Щёлоковых была зачислена в штат МВД, и даже его печник был майором милиции.

Любопытно, что во время расследования Щёлоков и Медунов помогали друг другу. Первый, будучи ещё министром внутренних дел СССР, уволил из милиции замначальника УВД Сочинского горисполкома Удалова и ещё нескольких руководителей, активно способствовавших разоблачению взяточников.

Тем не менее, это коррупционное дело удалось довести до конца. Более 5 тыс. чиновников были уволены, примерно 1,5 тыс. человек осуждены на реальные сроки.

«Хлопковое» дело» занимает особое место в нашей подборке. Злоупотребления и приписки в хлопковой промышленности Узбекистана — лишь одно из составляющих антикоррупционны х расследований, проводившихся тогда в Узбекистане. Всего было возбуждено 800 уголовных дел, по которым было осуждено на различные сроки лишения свободы свыше 4 тыс. человек, обвиняемых в приписках, взятках и хищениях, причем далеко не все они были непосредственно связаны с хлопковой промышленностью. Расследование этого дела берет свое начало в 1970-х годах, а закончилось в 1989 году.

27 апреля 1983 года в Бухаре при получении взятки в тысячу рублей был задержан с поличным начальник ОБХСС УВД Бухарского облисполкома Музаффаров. Его доставили в областное УКГБ, а на обыске у него дома в сейфе обнаружили просто астрономические, немыслимые для простого советского человека ценности: 1 131 183 рубля, золотые монеты и золотые изделия, всего на сумму в полтора миллиона рублей. Оказавшись припертым к стенке, Музаффаров начал писать «явки с повинной», сдавая ближайших подельников. На основании его показаний был задержан директор Бухарского горпромторга Кудратов. У него изъяли более полумиллиона рублей наличными и несколько стеклянных фляг с ювелирными изделиями и золотыми монетами, всего на сумму более 4 миллионов рублей. Потом по цепочке аресты и изъятия пошли дальше и выше.

Было произведено несколько «громких» арестов, в том числе, были арестованы, а затем осуждены: к высшей мере наказания — бывший министр хлопкоочиститель ной промышленности Узбекистана В. Усманов, бывший начальник ОБХСС Бухарской области А. Музафаров; к разным срокам лишения свободы: зять Л. И. Брежнева Ю. М. Чурбанов, первый секретарь ЦК КП Узбекистана И. Б. Усманходжаев, бывшие секретари ЦК компартии республики А. Салимов, Е. Айтмуратов и Р. Абдуллаев и другие.

Интересен факт, что всесоюзную популярность приобрели московские следователи Тельман Гдлян и Николай Иванов, расследовавшие «хлопковое дело». В 1989 году после открытого заявления о взяточничестве в Политбюро, оба были отстранены от следственной работы за клевету, исключены из КПСС и примкнули к демократической оппозиции.

Одно из самых крупных дел конца советского периода – дело «Моспродторга», по которому был расстрелян директор «Елисеевского» гастронома Юрий Соколов.

Первым арестованным по этому делу стал директор московского магазина «Внешпосылторг» («Берёзка») Авилов и его жена, которая была заместителем Соколова на посту директора магазина «Елисеевский».

Вскоре Соколов был арестован. На его даче были обнаружены около 50 тысяч советских рублей. На допросах Соколов пояснил, что деньги не его личные, а предназначены для других людей. С его показаний было возбуждено около сотни уголовных дел против руководителей московской торговли, в том числе против начальника ГлавМосторга Трегубова.

Существует версия, что Соколову пообещали снисхождение суда в обмен на раскрытие схем хищений из московских магазинов. На суде Соколов извлёк тетрадь и зачитал имена и суммы, поражавшие воображение. Но ему это не помогло — суд приговорил Соколова к смертной казни (расстрелу) с конфискацией имущества и лишением всех званий и наград.

«Елисеевское дело» стало крупнейшим делом о хищениях в советской торговле. Трегубова приговорили к 15 годам лишения свободы, остальные арестованные получили меньше.

Соколов стал не единственным человеком, казненным за «хищения» в советской торговле. В 1985 году был приговорён директор плодоовощной базы Мхитар Амбарцумян. Суд не счёл смягчающими такие обстоятельства, как участие Амбарцумяна в штурме Рейхстага и в параде Победы в 1945 году.

Оглядываясь назад, хочется отметить, что универсального метода противодействия коррупции, конечно, нет. Менялись времена и нравы, с ними переписывались законы, но искоренить это зло, порожденное человеческой алчностью, пока не удается. Хочется верить, что новые посылы к борьбе со взяточничеством и госмахинациями не уйдут в песок, как это случалось уже не раз в нашей истории.

Читайте также:  Жалоба на аптеку в случае ненадлежащей работы и завышении цен
Ссылка на основную публикацию