На что потратят миллиарды полковника Захарченко

Изъятые миллиарды Захарченко перечислены в бюджет

Следственный комитет завершил расследование трех эпизодов уголовного дела в отношении бывшего офицера МВД Дмитрия Захарченко. Экс-замначальника управления «Т» ГУЭБиПК МВД обвиняется в получении двух взяток (ст.290 УК РФ) и воспрепятствовании производству предварительного расследования (ст.294 УК РФ).

«Следствием продолжается расследование других эпизодов получения взяток Захарченко. Соучастник обвиняемого находится в розыске», — сообщила официальный представитель СКР Светлана Петренко.

В ведомстве добавили, что «на счет Казначейства России были перечислены более 9 млрд рублей из имущества Дмитрия Захарченко, которое подлежало обращению в доход государства».

Соответствующее решение принял ранее Никулинский районный суд Москвы.

На что конкретно будут потрачены конфискованные миллиарды, неизвестно. Согласно проекту бюджета, принятому в Госдуме, в 2018 году доходы должны составить около 15,3 трлн рублей, расходы — более 16,5 трлн рублей. В 2019 году этот показатель, предположительно, составит 15,5 трлн рублей и 16,4 трлн рублей соответственно.

В июне 9 млрд рублей, найденных при обысках в квартирах родственников Захарченко, утратили статус вещдока. Та же участь постигла и конфискованный полукилограммовый золотой слиток. В качестве вещдоков оставались 11 квартир, 16 машиномест и четыре автомобиля.

За неделю до этого стало известно, что часть изъятых у полковника Захарченко денег была похищена — речь шла примерно о 200 млн рублей. Все миллиарды после обысков изначально отправили в здание главного следственного управления СК по Москве на Новом Арбате, а после пересчета и оформления всех документов их держали в спецхранилище.

В конце апреля деньги, упакованные в 44 коробки, опечатанные, опломбированные и охраняемые, были доставлены компанией «Росинкас» в кассово-инкассаторский центр «Волгоградский» «Сбербанка», где их должны были пересчитать перед отправкой в Федеральное казначейство. Как сообщали «Газете.Ru» в пресс-службе компании, недостачу обнаружили именно сотрудники «Сбербанка», сразу обратившись в полицию.

По информации одного из адвокатов Захарченко Александра Карабанова, пропажу не обнаружили до сих пор. «По факту хищения денег по-прежнему идет доследственная проверка. Я предполагаю, что круг людей, имевших доступ к деньгам, сильно ограничен — все они известны оперативной группе. Поэтому в скором времени преступника должны найти.

А вот деньги найдут уже вряд ли — их, скорее всего, давно потратили на какую-нибудь зарубежную недвижимость», — сообщил Карабанов «Газете.Ru».

«Газета.Ru» направила официальный запрос в СК с просьбой сообщить о том, на какой стадии находится расследование пропажи.

Перечисление конфискованных миллиардов в пользу государства Карабанов считает неправомерным. «В рамках уголовного дела первоначально денежные средства, которые были изъяты на квартире Захарченко, были признаны вещдоками. Но затем данные денежные средства были из списка вещественных доказательств исключены. Поэтому, на мой взгляд, если у следствия нет доказательств того, что деньги были добыты преступным путем, то они должны быть возвращены непосредственно владельцу — Дмитрию Захарченко», — сказал адвокат.

Защитник добавил, что «полковник-миллиардер» написал об этом в своем заявлении и привел доводы, что эти деньги принадлежат ему на законном основании. «А так, когда их перевели в бюджет, возникает ощущение, что их у него просто отобрали», — резюмировал Карабанов.

По данным следствия, в 2014 году Захарченко и его соучастник — сотрудник правоохранительных органов — инициировали проверки ряда предприятий, занимающихся поставками продуктов и ресторанным бизнесом. От владельца компаний они намеревались получить взятку.

«Понимая, что в таких условиях бизнес вести будет невозможно, предприниматель вынужден был передать Захарченко и его соучастнику в качестве взятки $800 тыс. за совершение действий по службе в пользу взяткодателя. При этом первоначально соучастники требовали передать им $5 млн», — сообщила официальный представитель СК Петренко.

В 2015 году Захарченко и его соучастник за общее покровительство потребовали от того же предпринимателя 50-процентную скидочную карту сети ресторанов. Таким образом «полковник-миллиардер» сэкономил более 3 млн рублей при оплате счетов в этих заведениях.

«В среднем счет за одно посещение заведения составлял 80 тыс. рублей, соответственно, Захарченко получал скидку 40 тыс. рублей. В одном случае пятидесятипроцентная скидка в ресторане достигала 135 тыс. рублей,

— уточнила Петренко. — Все это являлось взяткой в виде незаконных услуг имущественного характера».

По данным следствия, в 2016 году Захарченко, используя свое служебное положение, предупредил свою знакомую о предстоящем обыске по уголовному делу о мошенничестве. Он также организовал вывоз всех документов и оргтехники, чтобы их не изъяли.

В сентябре 2016 года Дмитрий Захарченко был задержан сотрудниками ФСБ России, а позже — арестован. По итогам служебной проверки Дмитрий Захарченко был уволен из органов МВД и лишен офицерского звания. Как заявила официальный представитель ведомства Ирина Волк, это решение было принято в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Изначально офицеру предъявили обвинение в получении семи миллионов рублей, но в ходе обысков были обнаружены около восьми миллиардов рублей, в том числе и в иностранной валюте. Следователи предполагают, что источники его средств могли быть незаконными.

11 мая 2018 года уголовное дело возбудили в отношении гражданской жены Дмитрия Захарченко Анастасии Пестриковой. Ее обвинили в фальсификации доказательств.

До этого, 6 февраля, свою вину в растрате средств банка «Московское ипотечное агентство», куда он был принят на должность советника без соответствующего образования и опыта, признал отец полковника Дмитрия Захарченко Виктор. Он также возместил положенный ущерб, который следствие оценило в четыре миллиона рублей.

Тайна миллиардов полковника Захарченко

Дмитрий Захарченко, пока самый загадочный из всех сотрудников ГУЭБиПК

Как находили клад

8 сентября 2016 года рядом со зданием ГУЭБиПК на Новорязанской улице в Москве припарковалась темная затонированная Honda Acura с номерами 001.

Из нее вышел невысокий, неприметный, спокойный и, как всегда, уверенный в себе молодой человек — наградной пистолет и еще много чего он оставил в иномарке, оформленной на гражданина по имени Вианор.

Молодой человек по имени Дмитрий Захарченко прошел через проходную, поднялся на второй этаж и зашел в свой кабинет — № 210 (картину происходящего автор NT восстанавливает по протоколам допросов, приобщенных к его делу).

В какой-то момент у него зазвонил телефон — полковника попросили подняться в кабинет руководителя ГУЭБиПК Курносенко.

Зайдя, полковник увидел серьезную компанию — помимо своих непосредственных начальников, в кабинете его встретили сотрудники ФСБ и СКР.

«Дмитрий Викторович, ознакомьтесь, пожалуйста», — сказал один из них и протянул Захарченко постановление о проведении обыска в его служебном кабинете.

В ходе обыска молодой полковник попросился в туалет.

Зайдя в кабинку, он достал из кармана брюк ключ от Acura и бросил его в урну.

Сопровождавший его оперативник ФСБ сделал вид, что ничего не заметил, но спустя некоторое время в туалет пришли понятые со следователем.

Вскоре в указанном автомобиле была найдена крупная сумма наличности в разной валюте: 13 млн руб., $170 тыс. и €5 тыс.

В кабинете у полковника изъяли $92 тыс. и 800 руб.

Уже ближе к ночи четверга оперативники ФСБ и следователи наведались с обыском в квартиры родственников полковника Захарченко.

Более того, ФСБ в этот момент прослушивала телефон его родителей.

«Они сейчас взламывают все квартиры. Все квартиры повзламывали, а сейчас едут на Ломоносовский. Квартира 285, тебя там пропустят. И надо туда ехать и присутствовать. Там документы же на квартиры все в левой комнате…» — говорит по телефону мать Захарченко его отцу (эту прослушку недавно опубликовала Генпрокуратура).

В итоге в закрытой на отдельный замок тайной комнате оперативники обнаружили склад с наличностью.

К ночи пятницы валюта была посчитана: 342 млн руб., $124 млн и €1,5 млн — в рублевом эквиваленте это примерно 8,5 млрд руб.

Кроме того, в квартире матери Захарченко оперативники нашли 19,5 млн руб., €600 тыс. и $20 тыс.

Зарплата плюс взятки

Генпрокуратура РФ в своем иске (есть в распоряжении NT) о конфискации в пользу государства всех обнаруженных средств отметила, что официальный заработок Захарченко с 2011 по 2016 год составил чуть более 12 млн руб.

При этом в надзорном ведомстве уверены — «фактическим владельцем» всей наличности является именно бывший врио управления «Т» ГУЭБиПК МВД Дмитрий Захарченко.

Официальная позиция Следственного комитета РФ аналогична — миллиарды полковник получил сам, коррупционным путем, то есть взятками.

При этом указанная наличность не проходит ни по одному эпизоду, вмененному Захарченко, в деле есть лишь материалы о продлении срока ее ареста.

Не признан этот клад и вещественным доказательством по делу — иначе нужды продлевать арест не было бы.

В обвинительном заключении нет ни слова о том, откуда взялись эти миллиарды.

Говорится лишь о взятках, несоизмеримо меньших по масштабу.

Сейчас СК РФ вменяет Захарченко получение четырех взяток:

— 7 млн руб. — от предпринимателя Анатолия Пшегорницкого за общее покровительство;

— $800 тыс. — от владельца международной сети элитных рыбных ресторанов La Maree Меди Дусса за решение проблем, связанных с проверками антикоррупционного подразделения МВД, из-за которых в столичном Шереметьево задерживались дорогие скоропортящиеся продукты;

— 3,5 млн руб. — от того же Дусса в виде дисконтной карты со скидкой 50% в ресторанах сети. Следствие установило, что полковник Захарченко именно на такую сумму «наел» в ресторанах. Сам полковник утверждает, что карта была оформлена на генерала МВД Алексея Лаушкина и пользовались ей другие люди;

— около 800 тыс. руб. — от председателя совета директоров компании «Газпром автоматизация» Авшолума Юнаева, которыми последний оплатит новогодний отдых на курорте в Сочи для Захарченко в надежде на будущее покровительство полковника.

Никаких намеков на то, откуда взялись миллиарды, следователи в этих материалах не делают.

Сам Захарченко заявил — из всех конфискованных денег ему принадлежит только 92 800 руб. — зарплата за месяц, а к крупной сумме наличности он никакого отношения не имеет, но готов помочь найти их собственника, если его освободят.

Спустя время муж сестры Захарченко — владелицы квартиры на Ломоносовском — предположил, что это его миллиарды.

«Нужно у супруги спросить, скорее всего, да (мои. — NT)», — сказал он в суде, отвечая на вопрос о принадлежности миллиардов.

Однако, сколько именно в квартире денег хранилось, он сказать не смог, заявив:

«Я математикой не занимался, мое дело деньги зарабатывать».

Муж сестры — по виду простой ростовский работяга — пояснить, как именно он заработал миллиарды, не смог.

Но спустя несколько месяцев юрист семьи Захарченко в Мосгорсуде заявил, что заработаны они были при помощи вложений в криптовалюту.

Гарант теневых схем

Следствие, помимо взяток, вменяет полковнику Захарченко злоупотребление полномочий, выразившееся в предупреждении руководства Нота-Банка о предстоящих масштабных обысках, проводимых у руководящих сотрудников банка в рамках дела о налоговом преступлении клиента банка — ОАО «Электрозавод».

Как следует из документов по указанным обыскам, с которыми удалось ознакомиться NT, Нота-Банк «отмыл», то есть обезличил, для «Электрозавода» около 2 млрд руб.

В конце 2015 года ЦБ отозвал у банка лицензию, после чего надзорные органы обнаружили там «дыру» в 26 млрд руб.

Однако к истории с найденными миллиардами этот эпизод прямого отношения не имеет (точнее, связь не прослеживается): по словам юриста семьи Захарченко, на денежных упаковках, обнаруженных в квартире на Ломоносовском проспекте, нет штампов Нота-Банка.

Собеседник в правоохранительной системе, близкий к полковнику, излагает следующую версию того, как у Захарченко оказался такой «клад».

Читайте также:  Сколько стоит Lotus Evora: новый и б/у

Он утверждает, что неким людям были необходимы гарантии на совершение сделки и сохранение денег. То есть Захарченко был условным сейфом, который хранил полученные от одной стороны деньги до выполнения определенных обязательств другой стороной.

Поскольку эти многомиллиардные транзакции были нелегальными, проводились по серым схемам, в сейфах обычных банков деньги находиться не могли.

Тем более на счетах: речь шла об уже обналиченных капиталах.

У Захарченко обнаружили деньги из банка «Новое время» со штампом выдачи в 2014 году. Также в квартире были найдены целлофановые упаковки с долларами, имеющими штамп нескольких банков Федеральной резервной системы (ФРС) США.

Кроме того, были упаковки со штампами ВТБ, Сбербанка, КБ «Московское ипотечное агентство».

В последнем, кстати, на должности советника председателя работал отец полковника — следствие считает, что фиктивно, за что его арестовали тоже.

«Бóльшая часть банковских упаковок — их выдача — датированы периодом июнь-июль 2016 года, то есть примерно за два месяца до ареста Димы», — сказал NT юрист семьи Захарченко.

Из всего этого следует, говорят собеседники NT в правоохранительных органах, что речь, скорее всего, шла о длинной цепочке обналички: сперва средства каких-то крупных фирм по фиктивным контрактам оказывались на счетах зарубежных банков, затем обналичивались и передавались сумками и чемоданами.

И в какой-то момент они оказались у Захарченко, передать же их дальше помешали внезапные обыски.

При этом один из бывших подчиненных полковника в ГУЭБе заявил NT, что чекисты уже знали о деньгах и дело возбуждалось для их официального обнаружения и ареста.

Близкий к арестованному полицейскому собеседник NT говорит, что Захарченко был гарантом некой сделки, не уточняя, между какими лицами или структурами она совершалась.

Так что же это могли быть за структуры — что входило в сферу интересов Захарченко и его команды?

Знаток ТЭКа и естественных монополий

До своего ареста полковник вначале занимал пост замначальника управления «Т» ГУЭБиПК МВД, в сферу которого входило пресечение преступлений в сфере топливно-энергетического комплекса (ТЭК) и химии на всей территории России.

На этой должности он курировал два отдела: 11-й отдел занимался преступлениями в сфере горно-химической промышленности, полезных ископаемых и химии, а 12-й — в сфере электроэнергетики.

Затем Захарченко поднялся до врио начальника управления.

А его начальник — полковник Александр Тищенко — продвинулся на должность врио замначальника ГУЭБа и начал, помимо управления «Т», курировать управление «Ф», отвечавшее за преступления в кредитно-финансовой сфере.

Собеседники NT утверждают, что Тищенко и Захарченко были очень близки.

Последний даже иногда ходил на совещания вместо начальника.

«Обладал очень хорошими познаниями как в сфере топливно-энергетического комплекса, так и в кредитно-финансовой и налоговой сферах, был очень эрудирован», — отзывалось о Захарченко руководство в одном из документов, который есть в распоряжении NT.

Начинал же Захарченко карьеру в налоговой полиции, имеет три высших образования, в том числе экономическое, поэтому теневые схемы движения средств ему были хорошо известны.

Он имел очень обширный круг знакомств в разных сферах, от коммерсантов ему стекалась различная информация по теме госконтрактов, курируемых чиновниками, и обналу, утверждает близкий к полковнику собеседник NT.

Дворкович и РЖД

В прессе уже выдвигалась версия, что найденные миллиарды Захарченко «заработал», занимаясь крышеванием группы бизнесменов, которые долгие годы «сидели» на подрядах РЖД и получали с них миллиарды рублей.

А собеседник «Новой газеты», в свою очередь, утверждает, что Захарченко был знаком с бывшим советником Владимира Якунина — Андреем Крапивиным, партнеры которого якобы имели отношение ко многим компаниям, которые выигрывали строительные тендеры РЖД на сотни миллиардов рублей.

Андрей Крапивин умер несколько лет назад, а доли в его компаниях отошли сыну Алексею, утверждает «Новая».

В распоряжении NT есть расшифровка аудиозаписи разговора полковника Захарченко с уже упоминавшимся предпринимателем Анатолием Пшегорницким, сделанная в конце 2015 года.

Собеседники в контексте энергетического рынка обсуждают взаимоотношения различных чиновников и сотрудников компаний, таких как «Интер РАО», «Ростех», РЖД, МОЭСК, «Северсталь» и другие.

Помимо прочих, Пшегорницкий рассказывает Захарченко и о Крапивине.

«Николаев Костя — партнер Аркадия Романовича (Ротенберга. — NT) — предложил свою услугу вместо Крапивина».

Дальше с использованием нецензурной лексики говорится, что Крапивин все-таки отстоял свою «поляну» и отодвинул соперника в сторону.

Упомянутому в беседе Николаеву принадлежат чуть более 15% акций Marc O’Polo Investments Ltd, основным владельцем которой после введения санкций США в отношении Ротенберга-старшего стал его сын Игорь.

Зиявудин Магомедов недавно был арестован
по делу об организации преступного
сообщества и хищении 2,5 млрд руб.

Кроме того, в указанной беседе фигурирует еще несколько топ-менеджеров разных структур РЖД.

Упоминается и куратор области, вице-премьер Аркадий Дворкович (председатель совета директоров РЖД), и некий Олег — как следует из контекста — президент РЖД Олег Белозеров.

А также председатель совета директоров группы компаний «Сумма» Зиявудин Магомедов, недавно арестованный по делу об организации преступного сообщества и хищении 2,5 млрд руб.

«По большим раскладам Зия залез, много отдали. Очень много — стройки уже отдали. Это Дворкович, то есть как бы он надавил — Олег отдал Зие. И иногда заезжает Олег к Зие в офис — не часто, но заезжает — это как бы в сторону Дворковича поклон», — рассказывает предприниматель полицейскому.

Косвенно эти беседы подтверждают уместность «железнодорожной» версии происхождения богатств Захарченко.

Но в обвинении по эпизоду с Пшегорницким никакого намека на это нет.

Следствие пыталось доказать лишь принадлежность всей наличности полковнику, для этого даже делало анализ ДНК.

Относительно топ-менеджмента различных компаний и возможных связях с ними следствие экс-полицейскому вопросов не задавало.

Сам Захарченко неоднократно говорил в суде, что следствие и ФСБ требует от него «самооговора» и показаний на руководство ГУЭБиПК и других высокопоставленных фигур, имена которых он пока назвать не готов.

Что касается найденных миллиардов, то решение об их конфискации уже вступило в законную силу, но пока они остаются на контроле у следствия, которое продлило их арест до октября.

По решению суда деньги должны быть зачислены на счета столичного управления Федерального казначейства для их дальнейшего «распределения между бюджетами бюджетной системы РФ в соответствии с бюджетным законодательством РФ».

Таким образом, в бюджет миллиарды Захарченко попадут после того, как с них свои ограничения снимет следствие.

Откуда миллиарды у полковника Захарченко

Источник White News раскрыл информацию о громком деле

Редакция WN узнала, откуда у полковника Захарченко появились миллиарды. Как сообщил нам осведомленный источник, найденные в квартире сестры Захарченко деньги — все-таки из обанкротившегося «Нота-банка» (банк занимал 73-е место по активам). Правда, до поры до времени сами банкиры не подозревали, что средства у них практически ежеминутно утекают в неизвестном направлении (в общей сложности из «Нота-банка» пропали 37 МЛРД ₽).

Как оказалось, к этому имела непосредственное отношение сотрудница банка Галина Марчукова. К слову, ЦБ тоже до последнего не видел проблем в банке.

ПЛАТЬЕ ЗА 1 МЛН

41-летняя Галина Марчукова из Ростовской области трудилась скромным финансовым директором. Она всячески пыталась произвести на руководство финансового учреждения благоприятное впечатление. Показывала свою преданность. В принципе ей это удавалось. Во всяком случае, нареканий по работе у нее не было. Премии она получала исправно. И вдруг серая мышь, как звали Марчукову коллеги за глаза, стала появляться на службе в роскошных нарядах. Именно с этого момента к ней стали приглядываться сведущие в брендовой одежде коллеги.

Так в один прекрасный день Галина явилась на работу в платье из последней коллекции известного итальянского дизайнера, которое только-только поступило в продажу и стоило 1,2 млн ₽. Конечно, сотрудники банка получают немаленькие деньги, но, чтобы купить эту модную вещь, Марчуковой надо было копить несколько месяцев. Вряд ли она бы на это пошла. Поэтому сначала все подумали, что у Галины появился богатый ухажер, а она как-то вскользь упомянула, что познакомилась с австрийским бизнесменом. Однако количество дорогих покупок росло в геометрической прогрессии. Брендовые сумки – всех цветов и размеров, каждая стоимостью под 700,000 ₽. Шубка за 2 млн. Автомобиль за 5 млн и так далее.

Чтобы развеять смутные сомнения модницу Марчукову решили проверить на финансовую чистоплотность. Внутренняя проверка началась в ноябре 2014 года. Руководство «Нота-банка» пошло не отчаянный шаг — наняли частного детектива. Надо отметить, что далеко не каждый сотрудник удостаивался такой чести.

ДОЛГО НЕ МОГЛИ ПОНЯТЬ, КАК УХОДЯТ ДЕНЬГИ

Дальше – больше: сыщик довольно быстро собрал всю необходимую информацию, касающуюся трат Галины. Итак: каждые выходные Марчукова летела в Париж-Мадрид-Вену на шопинг. Отоваривалась только в самых дорогих бутиках. Это, судя по всему, было для нее принципиально. Кстати, на одном из заседаний по делу Захарченко, была прослушана запись разговора Галины с ее младшей сестрой Ларисой — женщины обсуждали нижнее белье из ГУМа. Между тем, Марчукова за границей жила в отелях исключительно премиум-класса. После работы заглядывала в ресторан «Ля Маре» и покупала себе изысканный ужин на вынос не менее чем на 250,000 ₽. По самым скромным подсчетам сотрудница банка тратила в месяц более 10 млн ₽. Откуда деньги, Галь?

В то же время нанятые службой безопасности банка специалисты мониторили рабочий компьютер Марчуковой. Они долго не могли понять, как уходят деньги. На первый взгляд все довольно чисто и прозрачно. И на первый взгляд Галина все делает правильно. Даже представитель Центрального банка не зафиксировал каких-либо нарушений в финансовых операциях. Однако почти через полгода появились первые результаты. Не будем вдаваться в подробности, но оказалось, что ударница труда Галина Марчукова выдавала ежеминутно кредиты очень многим организациям.

Между тем, глава банка Дмитрий Ерохин каждый день получал распечатку трат Марчуковой. Весь его стол был завален доказательствами преступной деятельности подчиненной. В общем — подозрения нашли реальную почву. Банкир хватался за голову: как об этом сказать самой Марчуковой? Как заставить вернуть деньги? В полицию идти ему не очень хотелось. Задача оказалась Ерохину не под силу .

Конечно, глупо было бы думать, что Марчукова этакий финансовый гений из деревни. Действовала она не одна. Ерохин это прекрасно понимал. А ларчик просто открывался: у нее была мощная крыша — ее знакомый, борец с коррупцией в ГУЭБиПК Дмитрий Захарченко. К слову, Марчукова почувствовала слежку за собой. Но при этом тратить меньше не стала. Она сообщила о своих подозрениях полковнику Захарченко, а у него на этот случай был заготовлен план действий.

Сам экс-полицейский позже признается, что разрабатывал «Нота-банк» давно и, со слов Марчуковой, ему якобы было известно: что-то нечистое творится с одним из клиентов банка — «Электрозаводом». Якобы с помощью него пытаются украсть 2 МЛРД ₽ по госконтракту. В результате обыск провели у многих сотрудников банка, в том числе у Галины, которая была в курсе прихода оперативников, хотя и не имела непосредственного отношения к заводу, так как не работала с ним. Как теперь мы понимаем, это был лишь отвлекающий маневр и сигнал Ерохиным не трогать Марчукову.

Захарченко, в отличие от генерала Дениса Сугробова, который, вроде бы, предлагал банкирам платить ему дань, действовал более изощренно. Офицер через Марчукову просто выводил деньги, а потом устраивал банкирам оперативно-розыскные мероприятия. Одной рукой воровал, а другой боролся с коррупцией. Таким образом в его кармане и оказались около 9 МЛРД ₽. А может и больше, следствие покажет.

Читайте также:  Чем занимается Ален Делон — секс-символ 80-х

В Москве показали признание хозяина миллиардов полковника Захарченко

Защита бывшего заместителя начальника управления “Т” ГУЭБиПК МВД России Дмитрия Захарченко , осужденного на 13 лет колонии по делу о коррупции, и получившего штраф в размере почти 118 миллионов рублей, решила обжаловать приговор. Полковника просят оправдать.

Не так давно суд уже оправдал Захарченко по одному из трех ключевых обвинений. Неужели полковнику удастся уйти от ответственности по всем пунктам?

Сразу пять адвокатов экс-полковника решили поведать общественности об ошибках следствия и прокуратуры, а заодно представить человека, который по их заявлению является истинным владельцем найденной в квартире сводной сестры Дмитрия Захарченко валюты на сумму в 8,5 миллиардов рублей.

Раньше в суде муж сводной сестры полковника из Ростова на Дону Владимир Разгонов заявлял, что заработал 8,5 миллиарда рублей на открытии первых видео салонов в 90-е годы и ремонте квартир в Москве .

Однако, в последнее время все больше данных говорят о том, что миллиарды имели банковское происхождения. Говорят, что на большинстве упаковок красовался стоял штамп “Нота-банка”. Так чьи же это были деньги, которыми так вольготно пользовались близкие полковника?

Председатель Московской коллегии адвокатов « Карабанов и партнеры», Александр Карабанов поднял тему злоупотреблений силовиков в делах, которые касаются бизнесменов.

– Дело Захарченко – дело человека который пытался вернуть в бюджет 2 миллиарда рублей, а над ним за это расправились, – заявил адвокат.

Правозащитник, представляющий интересы стороны защиты Дмитрия Захарченко, Александр Горбатенко , намекнул, что полковник влез в отношения предпринимателей и силовиков, которые его за это наказали.

Горбатенко отметил, что найденные 8,5 миллиардов рублей принадлежат родственникам полковника, и отношения к ним Захарченко не имеет.

«Доказать обратное следствие и суд не смогли», – заявил юрист.

Виктор Емельянов , который также представляет интересы стороны защиты Дмитрия Захарченко заметил, что легальность 19 миллионов, которые были найдены в квартире матери Захарченко подтверждены ей полностью.

Бывший заместитель начальника управления “Т” Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России полковник Дмитрий Захарченко в Пресненском районном суде. Фото Сергей Савостьянов/ТАСС

– А средства найденные во время задержания в автомобиле Захарченко были оборотными средствами его знакомого предпринимателя, что подтверждено официально, – убеждал журналистов Емельянов.

После этого адвокаты показали не предпринимателя, о котором шла речь, а видеозапись монолога все того же мужа сводной сестры Захарченко Владимира Разгонова, который очередной раз заявил о том, что все обнаруженные деньги заработал он лично.

Напомним, в 2016 году в квартирах, принадлежащих членам семьи Дмитрия Захарченко были обнаружено валюты на 8,5 миллиардов рублей наличными.

Когда в 2016 года “Комсомолка” попыталась выяснить, что думает сам заместитель начальника управления “Т” ГУЭБиПК МВД России Дмитрий Захарченко по поводу выдвинутых ему обвинений он заявил, что деньги ему не принадлежат.

Вот, что он тогда заявил «Комсомолке»:

«Эти деньги никак не соотносятся с выдвинутыми обвинениями. Думаю, что их даже не ожидали обнаружить. Надо выяснить у сводной сестры, чьи это средства. С ней я обычно виделся довольно редко: может, раз в полтора года. Думаю, что собственник этих денег скоро найдется. Мне трудно уследить за тем, чем занимается сестра. У нас не настолько близкие отношения. Отец работает в финансовой сфере, занимает пост в банке. Но общего бизнеса у меня с ним нет».

На заседаниях суда множественные родственники полковника заявляли, что заработали миллиарды “выращивая овощи и фрукты на садовом участке”, “пасли скот”, “делали ремонт в московских квартирах”, а один из адвокатов даже предложил принять бесхозные 8,5 миллиардов рублей за найденный клад! И «соответственно истребовать у государства процент за его находку», а потом его «поделить между участниками судебного процесса».

Но обвинение на предложение «поделить» отреагировало тотальной конфискацией средств и имущества Захарченко, его родственников и его знакомых.

Прокурор отметил, что все 9 родственников и близких полковника не только знали о наличии крупного “клада” в квартире Разгоновой, но и регулярно пользовались этими средствами. Рядом с коробками была обнаружена тетрадка в клеточку, которую прилежно вела мать полицейского Валентина Захарченко. Она записывала суммы в столбик, контролировала расходы купюр из каждой коробки.

Делала это бывшая учительница с такой точностью, что когда следствие пересчитало все купюры, то они совпали с данными в тетрадке. Там же были обнаружены генеральные доверенности на мать и сестру Захарченко, которые позволяли им пользоваться всеми счетами и средствами полковника, на случай его ареста или смерти.

Владимир Разгонов, муж сводной жены Захарченко, в московской квартире которого нашли 8,5 миллиарда рублей в валюте. Александр БОЙКО

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Полковник Дмитрий Захарченко – «Комсомольской правде»: Мне угрожает опасность. Я знаю, кто меня подставил

“Комсомолка” попыталась выяснить, что думает сам заместитель начальника управления “Т” ГУЭБиПК МВД России Дмитрий Захарченко по поводу выдвинутых ему обвинений. Напомним, полковник полиции был задержан за получение крупной взятки, препятствие следственным действиям, злоупотребление служебными полномочиями. (подробности)

Жена полковника Захарченко рассказала, на что бы потратила миллиарды

А сам «полковник-миллиардер» из-за решетки поведал о происхождении части денег

10.10.2016 в 15:57, просмотров: 156300

История полковника Дмитрия Захарченко и найденных в квартире его сестры 8,5 миллиардов рублей может получить продолжение. Близкие к следствию люди уверены: «Скоро собственники денег предъявят на них свои права. И вы все будете крайне удивлены».

Нам удалось побеседовать с женой Захарченко Мариной, которая поведала, почему их семья – «не бедная», и узнать о новых откровениях Захарченко из-за решетки: полковник изложил свою версию происхождения части денег.

Марина не особо похожа на жену миллиардера, хотя одета хорошо и с большим вкусом. Приятная блондинка за то время, что муж за решеткой, по словам знакомых, заметно постарела. Из-за всей этой истории с миллиардами она стала опасаться за свою жизнь.

– Марина, многие СМИ написали, что Дмитрий Захарченко — брошенный, никто к нему не ходит в СИЗО, не носит передачи.

– Это неправда! Никто Диму не бросил, уж я-то, по крайне мере, точно. Свидание следователь пока не дает (на днях он меня допросил, во встрече отказал, но не в категоричной форме), а передач я ему уже столько передала, что в последний раз он просил через адвоката больше не приносить ничего в ближайшие дни. У него все есть за решеткой, даже зубочистки! Остались только некоторые проблемы с передачей лекарств.

– Дмитрий – ваш гражданский муж?

– Да, хотя мы уже 14 лет вместе, есть общая дочь — Ульяна, ей восемь лет. Просто с самого начала не оформили отношения, а потом это уже было не важно. Мне всегда казалось, что штамп в паспорте ничего не значит. И в белом платье с фатой я никогда не хотела побыть, как другие.

– Расскажите, как вы познакомились с будущим полковником-миллиардером.

– Ну какой он миллиардер? Эх, и вы во все это верите.

О знакомстве: мы оба из Ростова, там и встретились на вечеринке общих друзей. Вместе стали жить практически сразу. Дима — он очень ответственный, с ним как за каменной стеной. Он не из тех, кто не может долго определиться, кто боится трудностей семейной жизни.

Сначала мы жили в комнатке служебного общежития. Ему дали ее как сотруднику налоговой полиции. Комнатка — 10 квадратных метров, не больше. Я работала бухгалтером. В общем совершенно обычная у нас была семья, ничем мы не избалованные. Потом Диму пригласили на работу в полицию в Москву.

– Кто пригласил?

– Коллеги. Они его знали, как честного и порядочного, как одного из лучших сотрудников, по всем показателям. У нас хранится куча грамот, которые Диме выдали за время работы. Уже в Москве у нас появилась отдельная квартира на Мичуринском проспекте, которую купили его родители. Жили мы первое время с мамой и папой, пока те не разошлись.

– Дмитрий – из ведомства печально известного главы ГУЭБиПК генерала Дениса Сугробова, сейчас он тоже в «Лефортово». Когда начались аресты в ведомстве, Дмитрий переживал?

– Он меня не посвящал во все это. Но тогда ведь арестовали в основном руководство центрального главка, а Дима был простым оперативником в одном из подразделений.

– Судя по привычке Захарченко посещать дорогие рестораны и хорошо одеваться, по обстановке в квартире, вы явно жили не по средствам.

– У Димы официальная зарплата была около двух миллионов рублей в год. Я далеко не бедный человек: у меня ИП – занимаюсь пиаром в интернете, зарабатываю около 300 тысяч в месяц. Моя мама — начальник цеха на одном из крупнейших заводов, его родители – люди весьма обеспеченные, и все нам помогали. Так неужели он не мог позволить себе пару раз в неделю сходить в ресторан?

За границу на отдых мы всей семьей поехать не могли — Дима невыездной по службе. Раз в год в Сочи съездим с дочкой покататься на лыжах, и все. Это похоже на жизнь миллиардеров?

Про квартиру так скажу. Она просто хорошо и со вкусом отделана, потому что я в это вложила душу. Сами следователи во время обыска говорили: «О, какой у вас красивый ремонт». Но у нас нет ни золотых ручек, ни серебряных унитазов, ни картин Айвазовского. У нас вообще ничего ценного не нашли. У Димы нет никаких счетов ни в России, ни за границей. У меня есть счет – он мне для работы нужен, но там никакие не миллиарды и даже не миллионы.

– Вы упомянули про обыск. Как он проходил?

– Я присутствовала от начала до конца. Один сотрудник ФСБ стал читать мои личные письма, которым много-много лет (я их хранила как память) и которые не имеют отношения к делу. Я резко отреагировала. А он стал насмехаться надо мной. Но потом другой чекист, более воспитанный, отобрал у него письма и мне вернул. Это был единственный неприятный момент, в остальном все прошло корректно.

– Дмитрию вменяется получение взятки от Анатолия Пшегорницкого. А ваш муж уверяет, что они просто дружили и иногда вместе ужинали. Это так?

– Анатолий бывал у нас даже дома. В последний раз приходил на день рождения Димы. Так какой смысл был ему передавать взятку в публичном месте — в ресторане? Это противоречит логике и этого в принципе не может быть.

– Когда вы узнали по 8,5 миллиардов, не спросили у мужа, откуда такое богатство?

– Я точно знала, что это не наши деньги. Дима к ним отношения не имеет. Их нашли в квартире даже не родной, а сводной сестры, которую я видела за 14 лет всего пару раз. Они не поддерживали тесных отношений, жили в разных городах. О квартире на Ломоносовском проспекте, где нашли деньги, я в принципе ничего не знала. Не знала даже о ее существовании.

Читайте также:  Сколько стоит собрать первоклассника: стоимость в разных странах

– А допускаете мысль, что деньги эти все же — Дмитрий? Вот как бы вы сейчас ими распорядились?

– Нет, я даже представить, как выглядит такая сумма наличными, не могу. Но я уверена, что будь они у нас, у Димы, он бы раздал их бедным. Он очень добрый, хотя сейчас в это мало кто поверит. Но все его друзья и мои об этом знают.

Этой весной я смотрела телепередачу об одном инвалиде, он слепой и без ноги, воспитывает троих детей. Сердце прямо разорвалось. Я купила продуктов, вещей и поехала к нему — в Тверскую область, чтобы своими глазами все увидеть. И там правда все очень-очень плохо. Приехала, рассказал Диме, он: «Давай им помогать по-серьезному». И мы им уже дом построили. Он, конечно, простой, не как на Рублевке, но и не сарай, как был. Поменяли протез инвалиду, пытались спасти ему один глаз, но не смогли — он различает только свет и темноту.

Я бы никогда не вспомнила этот случай, если бы не сегодняшняя ситуация. Передайте Диме через газету — я его буду ждать до конца, не брошу!

– Вас сейчас атакуют мошенники или просто знакомые, соседи с просьбами поделиться миллиардами?

– Нет, но возле дома все время дежурят представители СМИ. Они пытались под видом следователей пройти в квартиру. И через Ульяну – дочку – пытались узнать о нас что-то. Некоторые знакомые после случая с Димой отвернулись, но это нормально, я их не осуждаю. Может, боятся, что и у них обыски пройдут и мало ли чего найдут.

Дмитрий Захарченко по-прежнему в «Лефортово», вину свою не признает. Оттуда он рассказывает через своих адвокатов «начало начал», точную хронологию всех событий, которые развернулись вокруг него.

– Когда генерала Дениса Сугробова убрали, всех сотрудников ГУЭБиПК стали нещадно проверять. Многих тогда сняли, а меня оставили, поскольку были лучшие показатели в управлении.

Я за 9 месяцев себе карьеру сделал. У меня огромное количество реализованных материалов, привлеченных к ответственности лиц (в том числе таких, которые входят в первую сотню “Форбс»). Недоброжелателей куча! А меня хотели поставить на пост начальника — туда, куда управление «М» ФСБ лоббировало своего человека. Вот и начали копать под меня.

Говорят, что я подозреваемый, но даже не уточняют, в чем. В постановлении по производству обыска следует, что возбуждено уголовное дело в отношении Захарченко по воспрепятствованию осуществлению предварительного следствия (что я якобы предупредил о производстве обыска). Но постановление о возбуждении уголовного дела мне никто не давал даже посмотреть. Один ответ – потом.

В моей квартире (на Мичуринском проспекте — Авт.) ничего не нашли. Приезжаем на вторую квартиру – на Ленинском проспекте. Она принадлежит отцу, но я в ней не был никогда. Я даже не мог показать ее дверь, когда мы поднялись на 5 этаж.

Меня подвели к бронированной двери. Стали ее взламывать. Было 6 часов вечера. Я сказал: «Не надо ломать. Отец летит в Москву из Ростова, скоро будет, откроет вам дверь и вы спокойно зайдете». Все равно стали ломать. Только в три часа ночи с шумом ее открыли, хотя в 5 уже отец прилетел. Проникли – ничего не нашли.

И когда на этой квартире были, один из оперативников объявил: в квартире в доме 25 по Ломоносовскому проспекту обнаружили огромную сумму денег. Я сказал, что это, похоже, квартира моей сводной – по маме – сестры Ирины, которую не видел 1,5 года.

Утром мы приезжаем в следственный отдел и там нас знакомят с постановлением о возбуждении уголовного дела о получении взятки. Мы поняли, что взятку придумали, потому что надо арестовывать, а за «общее покровительство» и «воспрепятствование» заключение под стражу не полагается. Дальше арест, суд, журналисты. Деньги не мои, и мне никто не вменяет ничего, связанного с этими деньгами. Они просто создают негативный фон вокруг меня.

Почему я вообще должен доказывать, что они — не мои? Пусть попробуют доказать, что они — мои. Вы меня спрашиваете: «Вы не хотите узнать, чьи это деньги?”. Я хочу из этой ситуации просто выбраться. Почему общество не хочет поверить, что эти деньги не мои?!

Вообще произошла череда совпадений, которые все вместе привели меня сюда. Найденные в машине, за руль которой я сел, средства— тоже не мои. Я пользовался машиной по доверенности, а ее владелец накануне продал дом в Сочи, насколько я знаю. Вот он и оставил деньги в бардачке.

У мамы моей была сделка с недвижимостью, это объясняет тот фат, что у нее нашли какие-то средства. Но больше всего всех потрясли, конечно, эти 8,5 миллиардов. Это понятно. Но почему все ждут объяснений об их происхождении именно от меня?

– Скоро владельцы денег должны объявиться, – говорит источник, близкий к следствию. – Пауза затянулась, эти люди могут потерять деньги вообще. Так что они проявятся. Сразу этого они не сделали, потому что никто бы им не поверил. Нужны были железобетонные доказательства – полный пакет документов на эти средства. Сумма очень большая и их тяжело объяснить.

Где эти деньги сейчас? Они находятся на хранении в Сбербанке. Деньги настоящие, банк был не взял фальшивые. Сестра Захарченко уехала за границу. Почему следственные органы не ищут ее? Потому что за основу взята версия, что деньги не ее, а связаны с Захарченко.

Комментарии адвоката Юрия Новикова:

– Нет в принципе никаких доказательств, что деньги криминальные. В России нет уголовной отвественности за незаконное хранение денег. У нас не действует статья 20 Конвенции о коррупции, которая предусматривает, что если у госслужащего обнаружили много денег и нельзя объяснить их происхождение, то это должно конфисковываться.

Миллиарды Захарченко изъяли в бюджет. На что их хватит?

Имущество и деньги обвиняемого в коррупции полковника МВД России Дмитрия Захарченко и его семьи обращено в доход государства. Следственный комитет России (СКР) перечислил на счет казначейства России более 9 млрд рублей или 154 млн долларов.

Покловник Захарченко пытался вернуть конфискованное имущество. Фото: Dmitry Serebryakov/TASS

В четверг российский бюджет пополнился 9 млрд рублей, изъятыми у полковника Захарченко, сообщила пресс-служба СКР.

Деньги, поступающие в российскую казну, зачисляются на единый счет федерального казначейства, с которого в дальнейшем финансируются все обязательства бюджета.

На что государство потратит изъятые у Захарченко деньги, пока неизвестно. Би-би-си обратилась с запросом в казначейство, но ответа пока не получила.

На что хватит?

По подсчетам Би-би-си, на эти деньги можно:

– построить парк, похожий на московское “Зарядье”, но в полтора раза меньше – на строительство “Зарядья” потратили 14 млрд рублей

– трижды отреставрировать фонтаны ВДНХ – в 2017 году стоимость реставрационных работ на выставке составила 3,3 млрд рублей

– приобрести пять самолетов Sukhoi Superjet 100, например, для специального летного отряда “Россия”, который обеспечивает перевозку руководства страны

Что поступило в казну

– 8,5 млрд рублей в разной валюте

– четыре автомобиля представительского класса

– золотой слиток весом в полкилограмма

Откуда деньги

Замглавы управления “Т” антикоррупционного главка МВД Захарченко задержали 9 сентября 2016 года по обвинению в получении взятки. При обыске в квартирах родственников Захарченко следователи нашли там склады с почти 8,5 млрд рублей в разной валюте.

Осенью 2017 года Генпрокуратура обратилась в Никулинский суд с заявлением об изъятии в пользу государства арестованных денег и имущества Захарченко и его семьи. Соответчиками по иску генпрокуратуры в итоге стали отец и мать полковника Захарченко, его сестра Ирина Разгонова, жена Анастасия Пестрикова, подруги Яна Саратовцева и Марина Семынина, а также подруга Пестриковой Лилия Горшкова.

Соответчиками по иску Генпрокуратуры стали отец и мать полковника, его сестра Ирина Разгонова, жена Анастасия Пестрикова, подруги Яна Саратовцева и Марина Семынина, а также подруга Пестриковой Лилия Горшкова.

Никто из них объяснить происхождение столь внушительных средств не смог. Сам полковник говорил, что деньги заработали его родители и сестра на сельском хозяйстве и стройках. Его отец, Владимир Захарченко, утверждал, что это накопления, защита родственников Захарченко заявила, что деньги подкинули, а один из адвокатов предположил, что деньги заработал отец полковника на криптовалютах.

1 декабря Никулинский суд удовлетворил иск Генпрокуратуры о конфискации денег и имущества полковника Захарченко.

Согласно статье 17 закона “О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих госдолжности, и иных лиц их доходам”, имущество чиновника или госслужащего, а также членов его семьи, законность происхождения которого не подтверждена, может быть принудительно изъято в доход государства.

Защита полковника сочла это решение незаконным, поскольку в законе говорится лишь об имуществе детей и супругов, а суд изъял имущество и родителей, и подруг Захарченко.

Кроме того, адвокат Александр Горбатенко обращал внимание, что 1 сентября 2017 года Следственный комитет отменил постановление о признании и приобщении к уголовному делу в качестве вещдоков имущества Захарченко. Ни квартиры, ни машины, ни деньги с золотым слитком в деле полковника не фигурируют. Захарченко 6 июня попросил отменить решение Никулинского суда о конфискации денег и имущества.

В конце мая выяснилось, что 3 млн евро из изъятых у полковника денег пропали. Об этом сообщило агентство Интерфакс. Пропажу обнаружили сотрудники Сбербанка, сообщили в пресс-службе организации.

По ее утверждению, в конце апреля доставила компания “Росинкасс” в сопровождении сотрудников правоохранительных органов доставила в банк деньги, конфискованные у полковника. Сотрудники “Сбербанка” обнаружили недостачу при пересчете и обратились к правоохранителям, сообщал РБК.

В чем обвиняют полковника

Также в четверг Следственный комитет объявил о завершении расследование дела Дмитрия Захарченко. Его обвиняют в получении двух взяток (ст. 290 УК)и в воспрепятствовании предварительному расследованию (ст. 294 УК). Вместе с тем следствие еще расследует другие эпизоды получения взяток полковником.

Первый эпизод с получением взятки датируется 2014 годом. По версии следствия Захарченко и его соучастник – сотрудник правоохранительных органов – с целью получения взятки инициировали проверки контролирующими органами предприятий, принадлежащих предпринимателю Меди Дуссу. Он занимается поставками продуктов и ресторанным бизнесом.

Понимая, что в таких условиях бизнес вести будет невозможно, Дусс передал Захарченко и его соучастнику в качестве взятки 800 тысяч долларов, утверждает следствие. При этом первоначально соучастники требовали передать им 5 млн долларов, сообщил Следственный комитет.

Второй эпизод относится к 2015 году: Захарченко и его соучастник, по версии следствия, потребовали от Дусса за общее покровительство карту на 50-процентную скидку в его сети ресторанов La Maree. Используя карту Захарченко, по версии следствия, сэкономил более 3 млн рублей при оплате счетов в этих ресторанах. В одном случае скидка в ресторане достигла 135 тысяч рублей.

Третий эпизод датируется 2016 годом. По данным следствия, Захарченко, используя свое служебное положение, воспрепятствовал следствию и предупредил знакомую, финансового директора Нота-банка Галину Марчукову, о предстоящем обыске по уголовному делу о мошенничестве.

По версии Следственного комитета, он организовал вывоз всех документов и оргтехники, чтобы предотвратить их изъятие. Обыск у Марчуковой был связан с расследованием уголовного дела по уклонению клиента банка – ОАО “Электрозавод” – от уплаты налогов.

Ссылка на основную публикацию