Детская реанимация: могут ли родители находиться с больным ребенком

Когда ребенок в реанимации: права родителей

Иногда беда случается даже в самых благополучных семьях. Ребенок оказывается в больнице, в отделении реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). И вдруг оказывается, что быть там вместе с ним нельзя, не пускают к малышу ни маму, ни папу. «Не положено», — говорят. «Это реанимация, а не проходной двор». «Нечего вам там делать».

Как же нечего, ведь самый любимый малыш, нежная кровиночка, мамина крошка вдруг оказывается в тяжелую минуту жизни в одиночестве, в незнакомом и страшном месте, в окружении непонятных людей в одинаковой одежде, и люди эти делают с беззащитным ребенком всякие неприятные, болезненные и пугающие вещи. Представив на минуту, что чувствует в эти минуты любимое дитя, мать начинает седеть и впадать в истерику, и ее можно понять…

Как можно понять и врачей, чья задача — спасать жизнь ребенку, а не биться с обезумевшей от тревоги матерью. Что делать в такой ситуации?

Есть такой хороший принцип: в любой трудной ситуации следует поступать по закону. Об этом и предлагает поговорить MedAboutMe.

Закон на стороне детей и родителей

Да, это действительно так. Часть 3, статья 51 федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан» недвусмысленно говорит именно об этом: родители или опекуны, полномочия которых подтверждены соответствующими документами, имеют право находиться рядом с ребенком на протяжении всего времени его пребывания в стационаре, включая и реанимационное отделение.

Это право подтверждает и письмо Министерства здравоохранения от 9 июля 2014 г. N 15-1/2603-07.

Один из родителей или опекунов может не только посещать ребенка в реанимации, но и находиться рядом с ним круглосуточно. Ребенком считается пациент, не достигший 15 лет. Отказать в посещении врачи имеют право в четырех ситуациях:

  • если ребенку оказывают неотложную помощь в данный момент;
  • если родитель не соблюдает требования стерильности;
  • болен;
  • находится в состоянии опьянения, алкогольного или наркотического.

Болезнью считается даже легкое покашливание или простуда.

Под требованиями стерильности подразумевается следующее: обязательное мытье рук, переодевание в стерильные бахилы, халат, шапочку и маску. Не допускаются посетители с длинными распущенными волосами и в шерстяной одежде. Необходимо также выключить мобильный телефон и вести себя тихо.

Предоставлять родителям койку или даже стул врачи не обязаны.

Необходимо также помнить, что для проведения большинства процедур, от инъекций до электрокардиограммы необходимо получить информированное добровольное согласие пациента. Это означает, что врачи должны предупреждать о том, что они собираются делать и объяснять смысл и цель своих действий, чтобы представители пациента могли это самое информированное согласие дать.

Все, на первый взгляд, нормально, понятно и выглядит вполне удовлетворительно. Но на практике все намного сложнее.

Родители в больнице: поддержка или помеха?

Большинство действующих ОРИТ не приспособлены для посещений родителей, а тем более — для круглосуточного пребывания там. В реанимации просто нет для этого места. Дети лежат в общем реанимационном зале, окруженные аппаратурой, рядом может просто не быть места даже для того, чтобы поставить стул. Тем более никто не будет устраивать для родственников спальное место.

В общем зале могут находиться дети разного возраста и в состоянии разной степени тяжести. Визиты родных одного ребенка не должны нарушать права других, которым, вероятно, необходима срочная помощь реаниматологов, и присутствие посторонних в это время совершенно неуместно и может помешать врачам выполнять свою работу.

Родителям действия врачей, выполняющих рутинные медицинские процедуры, могут показаться невыносимо ужасными. А истерики посетителей — совсем не то, что помогает спасти жизнь.

Врачи обязаны отвечать на вопросы родственников, объяснять смысл проводимых мероприятий, чтобы получить согласие на них. Да, это право пациента — получить исчерпывающую информацию. Но в реанимации счет часто идет на секунды, и объяснять сложные вещи человеку, далекому от медицины и находящемуся в состоянии сильного стресса — иногда означает упустить время и не спасти жизнь.

Кроме того, часто, очень часто родители выплескивают на врачей эмоции, скандалят, что отнюдь не помогает эффективной работе медиков. Нервозность еще никому не помогала работать лучше. Но многие пациенты почему-то уверены, что если «пойти как следует поскандалить», то ситуация сразу улучшится.
Не улучшится.

Вторая дочь у меня — поздний ребенок, родилась недоношенной. Сколько я с ней по больницам лежала — не дай бог никому. Насмотрелась всякого. Но особенно запомнилась одна мамочка, которую хотелось удушить подушкой всем, кто находился в больнице. Эта «альтернативно одаренная» дама считала своим долгом довести до нервного срыва всех окружающих. Она скандалила по любому поводу, искренне веря, что если она не поорет на врачей, они и работать не станут. Она требовала, чтобы лечащий врач ее сына объяснял ей каждое свое действие, хотя она понимала из его объяснений только предлоги, кажется. Но «обязан — пусть объясняет». И до нее категорически не доходило, что она сама крадет у своего ребенка, да и у всех остальных тоже, ту самую необходимую помощь врачей, потому что они вынуждены успокаивать и утихомиривать эту скандалистку, вместо того, чтобы лечить детей, остро нуждающихся в помощи.

Но при правильном поведении присутствие мамы действительно может помогать малышу справиться с болезнью. Это подтверждено несколькими исследованиями, причем даже те дети, которые находятся под действием седативных препаратов, ощущают мамино присутствие, и это идет им на пользу.

Поэтому все-таки стоит добиваться того, чтобы врачи разрешили посещать ребенка в ОРИТ.

Советы родителям: как вести себя, если ребенок в реанимации

Ситуации бывают разные. Одно дело, когда дочка или сын поступают в реанимацию после плановой операции. И совершенно другое — когда происходит нештатная ситуация, несчастный случай, травма, внезапное неотложное состояние. Гром среди ясного неба. Обухом по голове.

Паника в этом случае вполне понятна и объяснима. Но вот нести ее в реанимацию точно не стоит. Просто потому, что это никому ничем не поможет. Не надо мешать работать медикам, это не пойдет на пользу ребенку. Бесполезно нервировать и мучить вопросами санитарок и нянечек — они не просто не располагают информацией, им запрещено ею делиться. На все вопросы родителей может отвечать только лечащий или дежурный врач. И не по первому требованию, а когда у него будет для этого время.

Поэтому первое, что следует сделать — успокоиться, насколько это возможно, и запастись терпением. Прорываться с боем в отделение — плохая идея. Не пустят, и правильно сделают.

Прежде чем отправляться в больницу, стоит собрать все медицинские документы больного, которые могут содержать важную для врачей информацию. Если ребенок принимает какие-либо лекарства — взять их с собой.

Лучше приобрести в аптеке комплект стерильной одежды. Теоретически больницы должны снабжать посетителей такой одеждой, но всякое бывает. Лучше взять с собой, чем из-за этого не суметь посетить больного малыша.

Ни в коем случае не следует пытаться попасть в реанимационное отделение, если имеются хотя бы незначительные симптомы болезни — даже легкой простуды. У детей в отделении интенсивной терапии понижен иммунитет, и любая инфекция может оказаться фатальной. Правильнее всего сходить на осмотр к терапевту и взять справку об отсутствии заболеваний. Требовать такую справку больница не имеет права, но ее наличие может оказаться полезным.

Надо понимать, что ОРИТ работает по своему распорядку, и посетителей в отдельные промежутки времени могут не пускать по объективным причинам. Перед тем, как родителей впустят в реанимацию, врач обязан предупредить их о том, что они там могут увидеть, так как зрелище может оказаться очень травмирующим. Это действительно не для слабонервных, а истерикам не место там, где спасают жизни. Если мать или отец не чувствуют в себе достаточно моральных сил, чтобы сохранять хотя бы внешнее спокойствие — лучше отложить посещение.

Не стоит идти на конфронтацию с врачами и медсестрами. И родители, и медики заинтересованы в одном и том же: в спасении ребенка. Действовать надо сообща, а не воюя друг с другом. Гораздо продуктивнее будет спросить у врачей о том, чем можно помочь, как себя вести, что делать и чего не делать. Готовность к сотрудничеству всегда будет принята лучше, чем «качание прав».

Если родителям отказывают в посещении ребенка в ОРИТ, с медсестрами ругаться бессмысленно. Необходимо решать вопрос с заведующим отделением или с главным врачом больницы. Закон на стороне родителей, и никакие внутренние правила не могут иметь приоритет перед федеральным законом. Если руководство больницы не уступает, стоит позвонить на «горячую линию» Минздрава, в Росздравнадзор.

Присутствие мамы помогает прийти в себя даже «тяжелым» детям. Ни на одного врача ребенок не реагирует так, как на маму.

Но многое зависит от адекватности родителей. Трудно сохранять самообладание, видя ребенка в бессознательном состоянии, опутанного трубками и проводами, окруженного мониторами и капельницами. Иногда родители теряют контроль над эмоциями, и тогда им лучше покинуть отделение.

Опыт показывает, что круглосуточно находиться в реанимации необходимости нет. Это не нужно ни ребенку, ни родственникам. Достаточно посещений — на 20 минут, на час или несколько часов. Родители могут сделать малышу массаж, провести гигиенические процедуры, но вообще этим занимается медицинский персонал, необходимости в такой помощи нет. Лучше просто подержать ребенка за ручку, поговорить с ним, даже если он под действием седативных препаратов.

Во многих странах у родственников есть практически свободный доступ в реанимацию. Мы пока только перенимаем этот опыт.

Как вести себя в реанимации

Инструкция для родителей на экстренный случай

Давайте начистоту: «не паниковать», «держать себя в руках» и «сохранять спокойствие» — все эти советы легко давать, но им невозможно следовать. Тем более — когда твой ребенок попал в реанимацию. Так что в этой статье обойдемся без них.

четыре года работал медбратом в реанимации

Детей забирают в отделение реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) при неотложных состояниях: при ударе током, сильных травмах, судорогах, отравлениях. Реанимация означает, что ситуация серьезная, жизнь и здоровье ребенка в опасности.

К чему нужно быть готовым

В реанимации тяжело. Малыш может быть без сознания, странного цвета, из него могут торчать трубки и провода. Все это непривычно для родителей и может вызвать эмоциональную реакцию. Она по-человечески понятна примерно всем, но для ситуации неадекватна: врачам нужно работать, а истерика этому только мешает. Удержаться от нее — та еще задачка.

Вас могут не пустить внутрь. Вход в отделение реанимации обычно закрыт на замок. Если дверь случайно оказалась открытой, не входите в отделение без разрешения. Сотрудники реанимации еще не привыкли к посетителям. Раньше родственников часто вообще не пускали в реанимацию. Позвоните, постучите в дверь или привлеките к себе внимание доступным способом. Дождитесь, пока к вам выйдет медработник.

Врач может выйти не сразу. В реанимации спасают жизни, а значит доктора проводят много времени возле больных и не всегда могут выйти к родственникам. Будьте готовы подождать. Возможно — 5 минут, возможно — 2 часа. Это так же нормально, как и муки от ожидания. Врач в любом случае поговорит с родителями ребенка, который недавно попал в отделение. Он должен выяснить информацию, которая нужна для лечения малыша.

Что взять с собой

Если ребенок оказался в реанимации без вас — перед поездкой в больницу постарайтесь немного подготовиться. Вот, что стоит взять с собой.

Читайте также:  Что делать, если ошибочно перевел деньги на чужой номер телефона

Документы. В первую очередь имеет смысл поискать амбулаторную карту, выписки из истории болезни — любые медицинские документы, которые у вас на руках. В них может быть ценная информация для врачей.

Чтобы оформить историю болезни, могут понадобиться ваш паспорт и свидетельство о рождении или паспорт ребенка. Но если этих документов нет под рукой, не беспокойтесь. Ребенка будут лечить и без бумаг, а паспорт и свидетельство о рождении можно привезти позже.

Полис ОМС или ДМС не нужны: по закону, экстренную и неотложную помощь оказывают гражданам бесплатно. Платить за нее не нужно.

Лекарства. Если малыш страдает хроническим заболеванием и постоянно принимает какие-то лекарства, возьмите их с собой. Но не давайте ребенку, а покажите доктору.

Блокнот и диктофон. Скорее всего, во время разговора с врачом придется что-то записать. Положите в карман ручку и лист бумаги или блокнот. Не забывайте, что в смартфонах есть диктофоны.

Одежду. Чтобы пройти в отделение, понадобятся халат, бахилы, шапочка и маска. Их выдают не в каждой больнице, поэтому, возможно, придется сходить в ближайшую аптеку.

⛔️ В реанимацию не пускают в шерстяной одежде и с распущенными волосами.

Они легко собирают на себе микробы, поэтому шерсть попросят снять, а волосы — убрать. Так меньше шансов, что вы принесете с собой в отделение новые бактерии.

Кому задавать вопросы о состоянии ребенка

Двери в отделение реанимации обычно открывают санитарки, медсестры или лаборанты. Им нет смысла задавать вопросы о состоянии малыша — они не имеют права на них отвечать. Дождитесь врача.

Лечат детей в реанимации анестезиологи или реаниматологи. Это разные названия одной врачебной специальности. Еще за каждым пациентом в ОРИТ закреплен врач из профильного отделения. Анестезиологи-реаниматологи находятся с ребенком круглосуточно. Врачи из профильного отделения посещают малыша периодически: один или несколько раз в сутки.

Пока ребенок лежит в реанимации, общайтесь с врачами из этого отделения. В рабочее время это может быть заведующий отделением или лечащий анестезиолог. В выходные и праздники на вопросы ответит дежурный анестезиолог. Врачи в ОРИТ присутствуют круглосуточно.

Простой способ отличить врача от медсестры или санитара — по бейджу на груди. Да, кажется, очевидным, но в ОРИТ легко забыть вообще обо всем.

Что спросить у врача

Да: вопросы о состоянии ребенка

Врач — единственный человек, который обладает полной информацией о состоянии детей в реанимации и может обсудить его с родителями. Обычно доктора стараются говорить с родственниками без сложных терминов. Но если во время беседы вам будет что-то непонятно, обязательно переспрашивайте и просите объяснить.

Во время разговора врач может оценить состояние пациента по степени тяжести. Вот, что это значит.

Состояние удовлетворительное. Важные органы работают без нарушений. В таком состоянии детей в реанимацию госпитализируют в исключительных случаях — для перестраховки. Например, когда ребенка ударило током, его могут оставить в реанимации на несколько часов или суток, даже если он чувствует себя нормально.

Состояние средней тяжести. Работа важных органов нарушена, но прямо сейчас угрозы жизни ребенка нет. Он останется в реанимации, пока ему не станет лучше.

Тяжелое состояние. Работа важных органов нарушена. Есть угроза жизни ребенка.

Стабильно тяжелое состояние. Состояние пациента существенно не меняется. То есть улучшений или ухудшений нет.

Крайне тяжелое состояние. Работа важных органов резко нарушена, есть острая угроза жизни ребенка. Ему нужна интенсивная терапия.

Агональное или терминальное состояние. Все очень плохо. Пациент рискует погибнуть в течение нескольких минут или часов. Так же иногда обозначают состояние умирающего человека, которому врачи уже не могут помочь.

Нет: вопросы о прогнозах

Врач фиксирует состояние пациента по состоянию на текущий момент. Ситуация может меняться в лучшую или в худшую сторону в считанные минуты и часы. Бывает, что после процедур состояние малыша меняется с крайне тяжелого на тяжелое или среднетяжелое. К сожалению, бывает и наоборот.

Из-за этого многие врачи не любят давать прогнозы и отвечают дежурными фразами на вопросы, которые больше всего волнуют родителей. Страшное исключение из этого правила: если шансов на благополучный исход нет, врачи прямо говорят об этом родственникам больного.

Да: вопросы о том, чем вы можете помочь

Когда врач расскажет о состоянии ребенка — узнайте, чем вы можете помочь. Чтобы получить четкие инструкции, задавайте конкретный вопрос: «Что в данный момент требуется от нас?»

Если вы действительно что-то можете сделать, врач об этом скажет. Например:

Купить или доставить лекарства. Да, по закону экстренная и неотложная помощь оказывается бесплатно. Но в ОРИТ может не оказаться редких или специфических медикаментов, которые нужны малышу.

Сдать кровь. Практически все пациенты в отделении реанимации получают препараты крови. Поэтому доктора просят родственников больных сдавать кровь.

Передать молоко, если в реанимацию попал младенец. Мама может сцеживать молоко и передавать сотрудникам отделения.

Помочь с уходом за ребенком. Подробнее об этом поговорим ниже.

педиатр DOC+, детский онколог отделения интенсивной терапии и реанимации

ВИДМАНТЕ ВИДМАНТО ДАЙЛИДИТЕ

Если ребенок в отделении, значит, его состояние тяжелое. Не набрасывайтесь на врачей с вопросами сразу после госпитализации малыша. Дайте докторам время. Оно нужно, чтобы осмотреть и обследовать пациента, выбрать тактику лечения, провести экстренные процедуры.

Задавайте все интересующие вопросы, когда доктор сам выйдет к вам. Но тут не бойтесь казаться глупым, спрашивайте все. Лучше заранее запишите список вопросов, чтобы не растеряться во время беседы.

Стоит ли быть рядом с малышом в реанимации

Аргументы за

Это помогает ребенку. Речь и прикосновения близких успокаивают, даже если ребенок без сознания. Поэтому в руководствах по уходу за больными без сознания рекомендуется разговаривать с ними и прикасаться так, как обычно разговаривают и касаются людей в нормальном состоянии.

Так легче родителям. Некоторым проще быть рядом с ребенком и делать для него хоть что-то, чем ждать дома или у дверей реанимации. Однако если вы очень впечатлительны, посещение ребенка в ОРИТ может стать для вас эмоциональным ударом.

Родители могут помочь персоналу. Медсестры и санитарки в реанимации одновременно работают с несколькими больными. Они не всегда физически успевают вовремя накормить ребенка, поменять подгузник, перевернуть малыша или очистить трубу, через которую аппарат искусственной вентиляции легких подает воздух. По разрешению доктора родственники ребенка могут частично ухаживать за пациентом: менять подгузники, постельное белье или умывать малыша.

Аргументы против

Это стресс для родителей. Если ребенок попадает в реанимацию, это в любом случае стрессовая ситуация для близких. Конкретный родитель должен понять, что для него тяжелее: остаться за дверью и ждать или зайти в отделение и увидеть малыша в тяжелом состоянии.

Сильные эмоции могут навредить ребенку. Дети даже в бессознательном состоянии нуждаются в поддержке и ободрении. Слезы и истерика родителей не ободряют и не поддерживают малыша.

В реанимации нет места для родителей. Близкий может рассчитывать только на стул возле кровати. В отделении негде умыться и поесть. А чтобы поспать, придется идти в палату профильного отделения. Там обычно закрепляют место за больным, попавшим в реанимацию. И им может воспользоваться его родитель по договоренности с врачом.

Результаты исследований

В 2006 году американские специалисты изучили 64 случая присутствия родителей в ОРИТ, опросили 92 доктора и 22 родителя.

Во всех случаях присутствие родителей не помешало лечебному процессу.

Все опрошенные родители чувствовали, что делают что-то важное и имеют право присутствовать в отделении.

Все близкие считали, что их присутствие помогает ребенку и уменьшает его страх.

Спустя три месяца после события ни один из родителей не назвал присутствие в реанимации психотравмирующим фактором. То есть совместное пребывание не усилило стресс, связанный с госпитализацией ребенка.

Что делать, если врачи не пускают в реанимацию

Есть 3 случая, когда это полностью легально. Их определяют правила, описанные в Письме Минздрава РФ «О правилах посещения родственниками пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии» № 15-1/10/1-2853 от 30 мая 2016 года.

Когда точно не пустят (и это легально)

1. Ребенка прямо сейчас реанимируют.

2. Родитель болен (даже простудой) или нетрезв.

3. Родитель не надел халат, бахилы, шапочку и маску, не выключил мобильный.

В остальном, быть с ребенком в реанимации — ваше законное право. Его обеспечивают:

Статья 19 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» № 323-ФЗ от 21.11.2011 — определяет право пациента на встречи с законными представителями, адвокатами и даже священнослужителями.

Статья 51 того же закона — разрешает одному из родителей или другому законному представителю находиться рядом с ребенком в больнице бесплатно.

Приказ Департамента здравоохранения Москвы № 451 — официально разрешает родственникам пациентов круглосуточно находиться в реанимации.

На практике решение о том, допускать ли родителей к ребенку, принимает заведующий реанимационным отделением. Поэтому если лечащий врач не разрешает вам увидеться с ребенком — не спорьте, а обратитесь к его непосредственному начальнику.

Если заведующий также отговаривает от посещения ребенка, постарайтесь понять, в чем причина. Врач может указать на конкретные обстоятельства, в которых ваше присутствие в ОРИТ действительно нецелесообразно.

Если вы чувствуете, что заведующий отговаривает от посещения ребенка без объективных причин, твердо сообщите, что хотите попасть в отделение. Объясните врачу, что хотите поддержать малыша и даже помочь персоналу. Убедите докторов, что контролируете эмоции. Сошлитесь на закон и письмо министерства здравоохранения, которые определяют возможность посещать детей в реанимации.

Заведующий отказывается пустить вас в отделение, спокойно сообщите, что обратитесь в администрацию больницы. Идите к главному врачу и попросите разрешить вам посетить ребенка в ОРИТ. Если во время разговора главврач не соглашается помочь, напишите заявление и попросите секретаря официально его зарегистрировать.

Заявление на имя главврача пишите в произвольной форме. Обязательно сошлитесь на закон и письмо Минздрава.

Ребенок в реанимации: как добиться, чтобы родители были рядом

Если вам запрещают общаться с ребенком, на чьей стороне закон, как сотрудничать с врачами и медсестрами, кого и о чем спрашивать? «Милосердие.ru» подготовило очень важную инфографику

Инфографика Олега СДВИЖКОВА

Брошюра «Вместе с мамой. Что делать, когда твой ребенок в реанимации?», изданная Благотворительным фондом «Детский паллиатив», содержит советы родителям, как принести наибольшую пользу ребенку, оказавшемуся в отделении реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). Ее авторы – матери, имеющие опыт в этом вопросе.

Несмотря на то, что законодательство устанавливает право родителей находиться вместе со своим ребенком в стационаре, воспользоваться этим правом бывает нелегко.

Прежде всего, советуют авторы брошюры, не следует спорить с медсестрами. Вопрос о совместном нахождении с ребенком в ОРИТ решается на уровне заведующего отделением или главного врача. Главное – спокойствие, вежливость и уверенность в своей правоте.

Если вам запрещают находиться с ребенком

Если вам говорят, что совместное нахождение с детьми в ОРИТ запрещено во всем мире, надо понимать, что это не так. В большинстве стран Западной Европы можно быть с ребенком в реанимации.

Если вам запрещают находиться с ребенком, ссылаясь на правила внутреннего распорядка, то знайте, что никакие внутрибольничные правила не могут противоречить федеральному законодательству.

Если вам говорят, что в больнице карантин, то в ответ можно принести справку об отсутствии у вас того заболевания, в связи с которым введены ограничения.

Читайте также:  Накопительная дисконтная карта от компании «Красное Белое»

Если вам предлагают приходить в «часы приема», то это противоречит законодательству, которое разрешает находиться с ребенком постоянно.

Если врач ссылается на «санитарные нормы», тогда можно ответить, что медперсонал тоже пользуется транспортом и приходит в больницу с улицы. При этом самые опасные инфекции – внутрибольничные.

Вам могут сказать, что ребенок находится под седацией. Однако и в этом состоянии он может чувствовать ваше присутствие.

Если вам запрещают находиться с ребенком, ссылаясь на специфику отделения, отвечайте, что закон распространяется на все отделения стационара.

Если вам говорят: «У нас лежит много других детей», – то надо помнить, что вы заботитесь о своем ребенке, и соблюдение его прав вовсе не ущемляет права других детей.

Если вам указывают, что в больнице нет условий для родителей, то вы можете подчеркнуть, что не требуете для себя кровать, можете посидеть на стуле или даже постоять в отведенном для вас месте. Пообещайте, что будете выходить из отделения по требованию медперсонала.

Аргумент «потому что нельзя» может послужить поводом для жалобы главному врачу.

Закон на вашей стороне

Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан» (ч. 3 ст. 51) устанавливает право родителей или законных представителей на совместное нахождение с ребенком в стационаре.

Он имеет большую юридическую силу, чем подзаконные акты или правила внутреннего распорядка больницы.

Письмо Минздрава от 9 июля 2014 г. N 15-1/2603-07 подтверждает ваше право находиться рядом с ребенком.

Если ваши доводы не подействовали, то отказ главного врача принимайте только в письменной форме. Тогда вы сможете обратиться за помощью к юристу.

Как сотрудничать с врачами и медсестрами

Авторы брошюры дают простые, но действенные рекомендации, как наладить сотрудничество с медперсоналом. Главное правило при этом – ни в коем случае не конфликтовать и оставлять все эмоции дома.

Кроме того, не нужно спорить, когда вас просят на время выйти из отделения при проведении определенных манипуляций, обхода или санобработки.

Не требовать от врача объяснений на каждом шагу.

Заранее договариваться с врачом о времени и месте разговора о вашем ребенке.

В отделении надевать чистый белый халат, маску, бахилы (все это приносить с собой). Часто мыть руки.

В случае, если разговор перешел на повышенные тона, может помочь такая фраза: «У нас с вами одна цель – спасти моего ребенка, так давайте действовать вместе».

Кого и о чем спрашивать

Вся информация о состоянии вашего ребенка и ходе лечения находится у лечащего врача, и только он может делиться ею с вами. Медсестры такого права не имеют.

Дежурный врач может рассказать только о новых назначениях.

Правила ухода за ребенком лучше узнать у медсестры.

«Раньше говорили: ваш ребенок умирает, идите домой… Это был ад»

Минздрав разрешил родителям круглосуточно быть с ребенком в реанимации. И даже брать с собой животных

Фото: РИА Новости

  • Человек в отделении интенсивной терапии находится между небом и землей, он абсолютно беспомощен. Весь в проводочках, трубочках и датчиках. Близкие люди, конечно же, не заменят ему врачей. Но и медики не заменят ребенку маму.

    «А ей здесь не место, — говорили раньше врачи. — Помочь она не может ничем. Только мешает. Не положено…»

    Кажется, теперь эти горы льда тают. Услышать мам помогли благотворительные фонды, журналисты, социальные сети, актер, создатель и лидер организации помощи детям с онкологическими и другими заболеваниями головного мозга Константин Хабенский, прямо поставивший этот вопрос на «Прямой линии» с президентом Владимиром Путиным. Появилась петиция.

    документ

    Петиция

    «Требуем от Минздрава обязать больницы не препятствовать посещению близких в реанимации»: «В настоящий момент в России посещение родственников в реанимации в подавляющем большинстве случаев запрещено. И это несмотря на то, что в статье 55 Семейного кодекса говорится о безоговорочном праве беспрепятственного общения родителей и иных родственников с детьми, а в Федеральном законе № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» ст. 51, п. 3 прописано «право на бесплатное совместное нахождение с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребенка».

    Тем не менее решение о допуске или недопуске родственников в реанимацию до сих пор принимается на уровне главного врача или заведующего отделением, причем в 99% случаев это решение принимается не в пользу родственников и пациентов. В нарушение Федерального закона № 323 на посещения накладывается запрет, и основанием для него служат некие «санитарные нормы», которые тут же исчезают, когда речь идет, например, о платной палате или платной клинике.

    …Больной, находящийся в реанимации, как никто другой, нуждается в психологической поддержке близких людей. Есть огромное количество примеров, когда только одно присутствие рядом близкого человека способствовало выздоровлению, придавало силы и являлось несравнимой ни с какими санитарными нормами психологической помощью.

    Исходя из защиты прав пациента, ребенка и, в первую очередь, из элементарных гуманистических принципов, мы требуем отменить эту средневековую, жестокую и бессмысленную практику изоляции тяжелобольных от родственников. Во всех цивилизованных странах такой практики нет. Более того, в реанимационных палатах созданы комфортные условия для круглосуточного нахождения там родственников тяжелобольных пациентов.

    Мы требуем, чтобы Министерство здравоохранения РФ, а также Уполномоченный по правам ребенка в РФ, использовав опыт развитых стран, направили официальное письмо во все без исключения медицинские учреждения, объясняющее незаконность «разлучения детей с родителями во время госпитализации» (ФЗ № 323, ст. 51. п. 3). Этот документ должен толковаться однозначно (без вариантов) и иметь абсолютный приоритет над всеми местечковыми правилами и запретами».

    369 289 граждан поставили подписи под этой петицией.

    Лед именно тогда и треснул впервые. В июне 2016 года из Минздрава РФ в регионы пришли информационно-методические письма с пометкой «для неукоснительного исполнения». Минздрав обязал главных врачей больниц не препятствовать допуску родственников в отделения реанимации.

    А буквально на днях стало известно, что Объединение детских анестезиологов и реаниматологов совместно с благотворительным фондом «Детский паллиатив» разработали более детальный методический пакет по организации совместного пребывания ребенка вместе с родителями в больничных отделениях реанимации и интенсивной терапии. Пакет одобрен главным детским анестезиологом-реаниматологом Минздрава Сергеем Степаненко. В нем закрепляются права родителей на круглосуточное пребывание в отделении реанимации с больным ребенком.

    Более того, теперь, по предварительной договоренности с врачами, можно приводить в палату к больному любимых животных…

    Запах мамы

    На сайте благотворительного фонда «Детский паллиатив» в разделе «Библиотека» легко найти неоценимую для многих родителей брошюру под названием «Вместе с мамой. Что делать, когда твой ребенок в реанимации? Советы родителям» (.pdf)

    Авторы — три женщины, которые, по сути, делятся опытом выживания в условиях, когда ребенок находится между небом и землей. Например, Юлия Логунова, мама Дениса с врожденным пороком — атрезия пищевода, — рассказывает, как в одной из лучших московских клиник ее практически не пускали в отделение реанимации на протяжении 10 месяцев! Она рассказывает: «Затем мы попали в Германию. Так вот там у Дениса тоже случались дыхательные приступы, и врачи сбегались, начинали реанимировать, только разница в том, что, когда это происходило, меня не просили выходить, а, наоборот, брали за руку и подводили. То есть я отворачивалась, потому что мне было страшно, а меня брали за руку, подводили к сыну и говорили: «Гладь ручку, гладь ножку». И это все в процессе реанимации, когда раздувают мешок Амбу (медицинское приспособление, которое используется для искусственной вентиляции легких.Г.М.). Потом уже, когда они увидели мою реакцию, то объяснили, что, когда идет дыхательный приступ, крайне важно, как можно скорее успокоить пациента. Соответственно, никто лучше, чем мама, успокоить его не сможет…»

    В Германии Денис впал в медикаментозную кому. Маму научили определять по пульсу, когда он спит, а когда бодрствует, — просто не двигается, потому что не может. Ей сказали, что именно в это время и нужно с ним разговаривать… Малыш все еще был в коме, когда наступило Рождество. И незнакомые родители, медсестры и врачи подарили ребенку гору новогодних коробок и пакетов с игрушками. «…Понимаете, мой ребенок в коме, даже мне непонятно, выйдет он из нее или не выйдет, а нам дарят игрушки. Знаете, как это силы дает? Я даже не раскрывала некоторые подарки, чтобы Денис проснулся, и мы вместе распаковали. Это такой стимул! — пишет мама. — Эти 50 суток комы, после четырех хирургических операций Дениса нельзя было брать на руки. В немецкой реанимации стояла корзина с мягкими игрушками, и твоя обязанность как мамы — выбрать одну из них и носить ее близко к телу, а через три часа эту игрушку ты меняешь на другую, а медсестра первую зверюшку с твоим запахом кладет рядышком с ребенком. И каждые три часа эту игрушку меняли… Если есть что-то, что наверняка радует вашего ребенка, значит, надо стараться это делать, надо стараться сделать так, чтобы пробудить в нем желание жить…»

    Юлия Логунова ничего не пишет о домашних питомцах, но абсолютно точно известно, что во всех европейских клиниках разрешено все, что может придать жизненной энергии тяжелобольному малышу.

    Наши врачи-реаниматоры работают на износ, у них огромная нагрузка, не хватает медсестер. В Германии, как пишет Юлия, есть должность консультанта-менеджера, он курирует родителей и рассказывает, что с их ребенком происходит, «эта обязанность не лежит на врачебном персонале, соответственно, родители не отвлекают врачей и медсестер по любому поводу».

    Здесь же Ольга Германенко, мама маленькой Алины, рассказывает, как лечили ребенка в реанимации, где вход родителям был воспрещен: «У нее была жуткая тахикардия, пульс 270, во сне — 140—160, и препараты особо не помогали. Тахикардию долго лечили, и она снизилась, но все равно пульс оставался 200 в бодрствовании и 120—130 во сне, это для ее возраста очень много». Дальше — переезд в другую реанимацию, где была договоренность о совместном пребывании. Первая ночь вместе. «Я ничего особого не делала, — пишет Ольга. — Алина тогда много спала, полчаса бодрствования — час сна, полчаса бодрствования — два часа сна, она очень уставала. Утром мы проснулись — у Алины больше не было тахикардии, и до сих пор ее нет. Я не знаю, как это объяснить с научной точки зрения, но я это реально связываю с тем, что она поняла, что мама уже не уйдет…»

    Если ребенок в больнице: на что имеют право родители

    Законно ли выгонять маму из палаты, пока ребенку делают уколы и ставят капельницы? Могут ли вам вообще запретить лежать в стационаре вместе с ребенком? За ответами на эти вопросы мы обратились к юристу.

    Текст: Наталья Лев · 13 марта 2017

    Малыш попал в больницу – ситуация уже не самая приятная для мамы. А если дело серьезное, ребенку спасают жизнь, и вообще делают что-то не совсем вам понятное, а вас самих просят выйти и даже выгоняют? Что с этим делать? Оставить самое дорогое, что у вас есть – сына или дочь – один на один с медиками, и пусть сердце разрывается от неведения, что же происходит за закрытой дверью? Для многих женщин такой выбор равносилен мукам ада.

    Читайте также:  Сколько заработал сенатор Борис Невзоров за 2020 г., по данным декларации

    «Мы и без вас справимся!»

    «У дочки неделю не спадала температура, – рассказывает мама 3-летней Стефании. — Ничего не помогало, пришлось ехать в стационар ставить капельницу. Врачи сказали, что пока прокалывают вену ребенку и ставят систему, я должна выйти из палаты. Стеша испугалась, стала плакать, но медики были непреклонны. В результате я 10 минут провела за дверью, а дочка билась и кричала: „Мама!“ Потом меня впустили, но Стеша долго не могла успокоиться, плакала. После этого весь день малышка молчала от стресса и не разговаривала…»

    Елена Николаева, юрист:

    Такие действия со стороны врачей незаконны, родитель имеет право быть рядом с ребенком, когда ему ставят капельницы, берут кровь, проводят процедуры, делают перевязки и готовят к операции. Возраст при этом значения не имеет. Но учтите, что с 15 лет подросток сам имеет право решать, один он пойдет на процедуру или с мамой. По закону одному из родителей, иному члену семьи или иному законному представителю дано право на совместное пребывание с ребенком в медицинском учреждении при оказании помощи в стационаре в течение всего периода лечения.

    Закон: Федеральный закон от 21.11.2011 № 323 – ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской федерации», пункт 10, часть 5 статьи 19 закрепляет право пациента на допуск к нему адвоката или законного представителя. Право на совместное нахождение с ребенком закреплено в пункте 3 статьи 51 того же закона. Родительская обязанность защищать права детей в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами (в том числе и с врачами) закреплена 64-й статьей Семейного кодекса РФ.

    «Взрослым нечего делать в процедурном!»

    «Недавно привела сына сдать кровь в поликлинику, – жалуется Света. — Медсестра попалась очень грубая, стала ругать меня, что я вошла в кабинет с ребенком: якобы у них это запрещено и есть приказ. И действительно, на двери в процедурный кабинет висела бумажка, где крупными буквами было написано, что родителям заходить нельзя».

    Такая ситуация тоже незаконна, и снова главным аргументом здесь будет то, что мама является законным представителем своего ребенка. Она отстаивает его интересы и дает согласие на медицинские вмешательства. Любые доводы медицинского персонала о внутренних правилах учреждения, когда мама ждет ребенка за дверью процедурного кабинета, несостоятельны. Локальные акты медицинских учреждений не должны противоречить действующему законодательству и ограничивать права пациентов.

    Закон: 64-я статья Семейного кодекса РФ.

    «В больнице для мам мест нет!»

    «Моя знакомая хотела лечь в больницу вместе с 5-летним сыном, – пишет на форуме Вероника. — Но ей отказали, сказав, что мальчику больше 4 лет и он может обслужить себя сам. В результате ребенок неделю лежал в палате один, ему каждый день делали уколы, а родителям даже навестить его не давали!»

    Сложно представить, что испытал бедный мальчик за эти дни в практически тюремных условиях. И совершенно невозможно понять, неужели кто-то действительно считает, что 5-летний ребенок – это взрослый человек, способный находиться целую неделю без мамы, в окружении чужих и грубых людей, без вреда для психики? И если в стационарах такие чудовищные ситуации встречаются нечасто, то попасть в реанимацию к ребенку сегодня действительно сложно.

    Если мальчику или девочке больше 4 лет и они способны сами себя обслуживать, родители все равно могут находиться вместе с детьми, но за питание и спальное место для взрослого могут взимать плату. Что касается реанимации, вы можете находиться там вместе с ребенком, но вам не предоставят отдельного места. То есть можно сидеть рядом на стульчике и меняться со вторым родителем. В отделениях реанимации и интенсивной терапии во время проведения в палате инвазивных манипуляций (инкубация трахеи, катетеризация сосудов, перевязки и т. п.), проведения сердечно-легочной реанимации родственников могут попросить удалиться.

    Закон: этот случай регулируется все той же статьей 51 Федерального закона № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

    Куда жаловаться?

    Медперсонал может откровенно наглеть или действительно не знать законов. В любом случае будьте настойчивыми не позволяйте никому ущемлять ваши права. Беседы и письменные обращения к главврачу не помогают? Пишите жалобу на неправомерные действия сотрудников медицинского учреждения в вышестоящие инстанции: Росздравнадзор, Департамент здравоохранения вашего региона, Министерство здравоохранения России или в прокуратуру.

    Инструкция: доступ родителей к ребенку в реанимацию

    С 1 января 2012 года Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» гарантировал родителям, законным представителям или другим членам семьи право на совместное пребывание с ребенком в стационаре. Тем не менее вопрос доступа в реанимацию стоит очень остро: врачи ссылаются на инфекции, принесенные родителями из внешней среды, на карантин и отсутствие условий для посетителей. Юрисконсульт фонда «Вера» Анна Повалихина рассказала, какие действия помогут родителям получить доступ в реанимацию.

    Перед посещением реанимации с меня требуют справку об отсутствии заболеваний. Это законно?

    Нет. В 2016 году Минздрав направил в отделения детской реанимации всех больниц страны методическое письмо «О правилах посещения родственниками пациентов в ОРИТ». В письме перечислены все условия, при выполнении которых родственникам разрешается навещать детей в реанимации, и среди них нет требования предоставлять врачам справки об отсутствии заболеваний или результаты анализов. У родственников не должно быть признаков острых инфекционных заболеваний (повышенная температура, проявление респираторной инфекции, диареи), но справки об отсутствии заболеваний не требуются.

    Перед посещением реанимации ознакомьтесь с Правилами , а лучше напечатайте их, чтобы в случае разногласий показать их медицинским работникам.

    А что за правила? Есть ли там какие-либо ограничения?

    Да, например, они касаются внешнего вида посетителей: перед входом в отделение необходимо снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку. Посетитель обязуется соблюдать тишину, не затруднять оказание медицинской помощи другим пациентам, выполнять указания персонала, не прикасаться к медицинским приборам. В ОРИТ не допускаются посетители в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Мобильный телефон необходимо выключить или перевести в авиарежим.

    Врач утверждает, что зайти в реанимацию может только мама ребенка. Что делать?

    Родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей, а значит, и равную ответственность за их здоровье. Об этом сказано в статьях 61 и 64 Семейного кодекса РФ. Запрет на доступ в отделение реанимации обоих родителей ограничивает право одного из них находиться с ребенком в медицинской организации. Если одному из родителей запрещают навещать ребенка в реанимации, он может подать жалобу в прокуратуру.

    Могут ли дедушка или бабушка навещать ребенка в стационаре?

    Могут, так же как другие члены семьи или иные законные представители ребенка. Ограничение действует только на детей младше 14 лет – им посещать пациентов в реанимации запрещено.

    Навестить ребенка-пациента члены семьи могут с устного согласия его родителей – доверенность или письменное согласие не требуется. Родственник может находиться с ребенком-пациентом в реанимации только в присутствии одного из родителей. В пункте 7 Правил посещения родственниками пациентов в ОРИТ сказано, что одновременно заходить в палату могут не более двух посетителей.

    Врач утверждает, что в больнице карантин, и правила внутреннего распорядка запрещают приходить родителям. Что делать?

    Вас вводят в заблуждение. Карантин, правила общего распорядка, нахождение ребенка в инфекционном отделении – не повод вам отказать. Подобных ограничений не предусмотрено ни законом, ни Правилами посещения.

    Вы можете ссылаться на пункт 2 статьи 3 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»: «Нормы об охране здоровья, содержащиеся в иных нормативных правовых актах субъектов РФ, не должны противоречить нормам настоящего Федерального закона». Это значит, что любые медицинские инструкции, указания и документы, не разрешающие пребывание вместе с ребенком, нарушают федеральное законодательство и не могут применяться.

    Врач не против родителей в реанимации, но разрешает приходить в строго отведенные часы. Что делать?

    Родители и иные законные представители ребенка до 18 лет вправе сами решать – находиться ли с ребенком в стационаре постоянно или выбрать режим посещений. Вас могут попросить не приходить в отделение во время обхода пациентов, выйти из палаты на время проведения инвази вных манипуляций (интубация трахеи, катетеризация сосудов, перевязки и т.п.).

    Требование приходить в определенные часы незаконно и противоречит пункту 3 статьи 51 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», которым установлено право на совместное нахождение с ребенком в течение всего периода лечения.

    Медперсонал требует деньги за доступ к ребенку в реанимацию. Это законно?

    Нет. С вас может взиматься плата только за предоставление спального места и питания, если ваш ребенок старше 4 лет. И только в том случае, если врач решил, что медицинские показания для совместного пребывания родителя с ребенком отсутствуют.

    Если в истории болезни врач указал, что ребенок в тяжелом состоянии и ему требуется уход, то это показание для постоянного нахождения родителя с ребенком, и вам обязаны предоставить спальное место и питание. Если врач считает, что показаний нет, родителю могут предложить спальное место и питание на платной основе.

    Может ли врач запретить посещать ребенка потому, что в стационаре не созданы для этого условия?

    Нет. Врач не имеет права отказать в совместном пребывании с ребенком в стационаре независимо от его возраста из-за того, что нет соответствующих условий.

    Что делать, если врачи все-таки не пускают в реанимацию к ребенку?

    Идите к лечащему врачу и требуйте письменный отказ с указанием нормативного документа, на основании которого вас не пускают к ребенку. Перед разговором включите диктофон, предупредив врача о записи. Скажите врачу, что планируете обратиться к главному врачу, направить жалобу в прокуратуру, Росздравнадзор и в Фонд ОМС.

    Если лечащий врач отказывает в доступе в реанимацию, идите к главному врачу. Перед встречей распечатайте или напишите от руки в двух экземплярах заявление с просьбой допуска к ребенку (см. форму заявления) . Если врача нет на месте – обращайтесь к его секретарю с просьбой принять заявление и зарегистрировать его в официальном порядке. Один экземпляр отдайте секретарю, на вашем экземпляре должны поставить входящий номер, дату принятия заявления и подпись принявшего лица.

    Если вам снова отказали – составляйте жалобу на имя главного врача (см. форму жалобы), предупредив его об этом. Следующий этап – подача жалобы в официальном порядке с регистрацией у секретаря. Если жалобу не зарегистрировали, предупредите главврача, что отправите ее по почте заказным письмо с описью вложения (см. инструкцию по отправке обращений в госорганы) , и выполните это обещание после разговора.

    Позвоните на горячую линию Минздрава РФ 8 800 200-03-89 и подайте обращение через сайт Росздравнадзора или на горячую линию Росздравнадзора 8 800 550-99-03.

    Если после вышеперечисленных действий проблема с допуском в ОРИТ не решена, необходимо обратиться с жалобами в территориальный орган Росздравнадзора, территориальный Фонд ОМС по вашему субъекту и прокуратуру на нарушение права на совместное пребывание с ребенком в стационаре. Также вы можете обратиться к Уполномоченному по правам ребенка по субъекту РФ и пойти на прием к руководителю Департамента/Министерства здравоохранения вашего субъекта РФ.

    Ссылка на основную публикацию