Чем занимается Ходорковский, бывший глава нефтяной компании «ЮКОС»

Крест Ходорковского

Как складывается судьба фигурантов дела «ЮКОСа»

На прошлой неделе президент Владимир Путин объявил о помиловании Михаила Ходорковского. Бывший глава нефтяной компании «ЮКОС» уже на следующий день вышел из карельской колонии и сразу же вылетел в Германию. Этого события в России и за рубежом ждали много лет — оппозиция и зарубежные политики заявляли о политической подоплеке уголовного преследования бывшего олигарха. Вместе с тем, «дело ЮКОСа» затронуло десятки людей: бывший глава «МЕНАТЕПа» Платон Лебедев все еще находится за решеткой, руководивший службой безопасности нефтяной компании Алексей Пичугин приговорен к пожизненному заключению. Многие сотрудники НК и ее партнеров бежали из России, другие — уже отбыли наказание за финансовые преступления, вышли на свободу, занимаются общественной и предпринимательской деятельностью. «Лента.ру» проследила судьбу некоторых из них.

Оставшиеся

«Алексанян — это крест, который мне нести до конца жизни», — заявил на пресс-конференции в Берлине Михаил Ходорковский, которого 20 декабря помиловал президент России Владимир Путин. Бывший вице-президент «ЮКОСа» Василий Алексанян около двух лет провел под арестом по обвинению в хищении имущества «Томскнефти» и отмывании денег. От него требовали дать показания на Ходорковского. В заключении больной СПИДом Алексанян почти полностью ослеп. В 2009-м его освободили под залог, затем дело было прекращено за истечением срока давности. В 2011-м Алексанян умер.

Бывший глава «МЕНАТЕПа» Платон Лебедев — первый из «юкосовцев», попавший под удар. Его судили вместе с Ходорковским. Сейчас Лебедев отбывает свой второй срок (он истекает весной 2014-го) в колонии в Вельске. О помиловании Лебедев просить пока не хочет, а его просьбу об условно-досрочном освобождении суд отклонил, поскольку в колонии осужденный потерял робу.

Наказание за самые тяжкие преступления отбывает бывший руководитель службы безопасности «ЮКОСа» Алексей Пичугин. Он осужден на пожизненный срок по обвинению в организации нескольких убийств, в том числе мэра Нефтеюганска Владимира Петухова и директора московской компании «Феникс» Валентины Корнеевой. Путин говорил, что убийства были совершены в интересах руководства «ЮКОСа», что спровоцировало волну слухов о возможном преследовании за эти преступления Ходорковского. В 2011 году вышла книга о Пичугине.

Юрист «ЮКОСа» Светлана Бахмина тоже осталась в России. В 2006 году ее приговорили к семи годам заключения. В заключении она родила ребенка и после масштабной общественной кампании в 2009-м вышла досрочно. Бахмина отбывала наказание в той же мордовской колонии, где потом оказалась участница Pussy Riot Надежда Толоконникова. Сейчас Бахмина работает по своей специальности в юридическом бюро. Кроме того, она занимается помощью заключенным в движении «Русь сидящая».

В июне 2013-го по УДО освободился бывший гендиректор «Томскнефти» Сергей Шимкевич, отсидевший шесть лет за махинации с бумагами «ЮКОСа». Летом 2012-го освободился заместитель управляющего делами «ЮКОСа» Алексей Курцин, который провел в заключении около восьми лет, сейчас он работает в благотворительном фонде «Вера», помогающем хосписам. В марте 2011-го, отсидев полный срок в пять лет, вышел на свободу Дмитрий Величко. Его посадили за помощь «ЮКОСу» в уклонении от уплаты налогов. В 2010-м на свободу вышел бывший глава закрытого города «Лесной» Александр Иванников, который отсидел около трех лет за предоставление преференций структурам «ЮКОСа». Сейчас он на пенсии.

Владимир Переверзин, в «ЮКОСе» трудившийся заместителем главы дирекции внешнего долга, отсидел семь лет и два месяца за растрату и легализацию средств. Его арестовали в 2004 году, а спустя три года приговорили к 11 годам лишения свободы. На свободу Переверзин вышел в 2012-м, поскольку по его статьям снизили сроки. По словам бывшего топ-менеджера «ЮКОСа», в обмен на УДО его заставляли оговорить Ходорковского и Лебедева во время второго процесса над ними в 2010 году. Однако он отказался и вышел почти два года спустя. Освободившись, Владимир Переверзин остался жить в Москве и написал книгу «Заложник», где рассказал о своем преследовании.

Бывший гендиректор «Юганскнефтегаза» Тагирзян Гильманов, приговоренный в 2006 году к условному сроку за помощь в уклонении от налогов, сейчас работает топ-менеджером в компании Weatherford International. Эта фирма ведет бурильные работы на Новопортовском нефтегазоконденсатном месторождении, которое разрабатывает «Газпром». Гендиректор одной из «дочек» «ЮКОСа» Олег Витка в 2005-м получил три с половиной года условно за сверхлимитную добычу нефти. В 2008-м он занял пост главы «Газпромнефть-Нефтесервис», а в 2009-2012 годах был директором по разведке и добыче «Газпромнефти».

Уехавшие

Совладелец «ЮКОСа» Леонид Невзлин уехал из России в Израиль в 2003 году — писать диссертацию. По оценке Forbes, в 2004-м, когда бизнесмена объявили в международный розыск, его состояние составляло два миллиарда долларов. Невзлин — гражданин Израиля, он до сих пор живет в этой стране. В числе прочих активов ему принадлежит пятая часть газеты Haaretz. Сам он оценивает свое состояние в миллиард долларов. В России Невзлин приговорен к пожизненному лишению свободы за убийства. Следствие считает, что Невзлин был заказчиком преступлений, которые организовал Алексей Пичугин.

В Израиле также живут акционеры «ЮКОСа» Владимир Дубов и Михаил Брудно, которые заочно арестованы за хищения. Сейчас они — совладельцы компании Israel Petrochemical Enterprises Ltd. Дубов также занимается виноделием. Брудно, помимо прочего, владеет фирмой, которая работает на рынке питания.

Многие фигуранты дела «ЮКОСа» перебрались в Великобританию, куда после начала банкротства компании фактически переехал офис. В 2007 году газета «Ведомости» рассказывала о нескольких «юкосовских» эмигрантах, живущих в Лондоне. Бывший член совета директоров Александр Темерко, которого в России обвинили в присвоении акций «Енисейнефтегаза», жил там по визе инвестора; он вложил в экономику страны не менее миллиона фунтов. Менее состоятельные «юкосовцы» жаловались корреспонденту издания на жизнь и выражали желание вернуться на родину. Бывший руководитель правового управления «ЮКОСа» Дмитрий Гололобов утверждал, что сотрудникам компании сложно найти работу в Великобритании, поскольку в России их обвиняют в серьезных преступлениях. Сам он, впрочем, устроился читать лекции в Вестминстерском университете.

Рамиль Бурганов, работавший управделами ЗАО «ЮКОС-ЭП», рассказывал, что смог купить маленькую квартиру в кредит только спустя пять лет после приезда. Как он поначалу жил в Лондоне, Бурганов рассказывать отказался, но благодарил за помощь Михаила Ходорковского. «Если бы не Михаил Борисович [Ходорковский], который, уже сидя в тюрьме, моей судьбой интересовался и помог мне, не знаю, что теперь со мной бы было», — говорил он. Еще один, отказавшийся называться, эмигрант сказал, что на чужбине бывшие «юкосовцы» живут каждый сам по себе. «Тема умерла, и незачем создавать здесь клуб ветеранов “ЮКОСа”, — заявил также переехавший в Лондон Юрий Бейлин. — Это не было нашей войной и не было нашим выбором». Бейлин основал в Великобритании консалтинговую фирму.

В Великобританию также переехали первый вице-президент «ЮКОС-Москва» Михаил Трушин, член совета директоров «ЮКОСа» Константин Кагаловский, казначей компании Андрей Леонович, заместитель главного бухгалтера Дмитрий Маруев и главбух Наталья Чернышева, гендиректор фирмы «Апатит-трэйд» Александр Горбачев (обвиняется в незаконной реализации продукции компании в сговоре с Ходорковским), экономист Amalgama DVD group Елена Выборнова (в соответствии с приговором, входила в преступную группу Курцина) и другие.

Партнер адвокатского бюро «АЛМ Фельдманс» Павел Ивлев обвиняется в России в хищении 14 миллиардов долларов у «ЮКОСа». Сейчас он живет в США. В его биографии на сайте «Сноб» (составленной, по-видимому, им самим) говорится, что Ивлев — председатель Комитета российской экономической свободы. Кроме того, он был работодателем оппозиционера Алексея Навального. Адвокат из того же бюро «АЛМ Фельдманс» Иван Колесников в 2012-м был заочно приговорен к шести с половиной годам за хищение. Он живет на Кипре. Там же проживает и Владислав Карташов, который, по версии следствия, возглавлял фирмы, созданные «ЮКОСом» для уклонения от уплаты налогов.

Михаил Ходорковский не раз говорил, что чувствует ответственность за то, что у стольких людей (всего в деле «ЮКОСа» — более 60 фигурантов) из-за развала компании изменилась жизнь, причем в большинстве случаев — не в лучшую сторону. В своих интервью после освобождения он сказал, что будет заниматься общественной деятельностью — вероятно, в том числе, и помощью бывшим «юкосовцам».

Какой бизнес у Ходорковского сейчас: на чем зарабатывает бывший глава ЮКОСа, отсидевший в тюрьме

Михаил Ходорковский, в бывшем олигарх и один из влиятельных людей в России, в 2003 году был арестован и приговорен к 10 годам лишения свободы. Его обвиняли в создании преступной группировки, мошенничестве в крупных размерах, уклонении от уплаты налогов. В 2013 году президент РФ подписал указ о помиловании. В настоящее время Ходорковский живет в Швейцарии и считается одним из самых обеспеченных предпринимателей. Он инвестирует в недвижимость и ведет свой канал на YouTube с политическим уклоном.

Бизнесмен и политик Михаил Борисович Ходорковский в 2003 году, по оценке Forbes, возглавлял рейтинг богатейших россиян. Его капитал равнялся $15 млрд. В октябре того же года он был арестован по обвинению в уклонении от уплаты налогов и мошенничестве. Суд признал его виновным, а в 2010–2011 годах был вынесен приговор по новым основаниям. В 2013 году прошение Ходорковского о помиловании было удовлетворено Президентом России В. Путиным. Возглавляемую им нефтяную компанию «ЮКОС» в 2005 году признали банкротом.

В 2018 году его состояние равно, по данным Forbes, $600 млн. Он продолжает входить в список 200 самых обеспеченных отечественных предпринимателей. Сейчас бизнес Ходорковского никак не связан с нефтедобычей.

Образование

Михаил Борисович Ходорковский родился в Москве 26 июня 1963 года в семье инженеров-химиков. До 1971 года семья проживала в коммунальной квартире. Мальчик учился в школе с углубленным изучением естественных наук. В 1986 году Михаил с отличием окончил Российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева, став инженером-технологом. Одновременно будущий бизнесмен получал еще одно образование – в Российском экономическом университете им. Г.В. Плеханова. В 1988 году он окончил университет, получив специальность финансиста.

Начало предпринимательской деятельности

Первой работающей бизнес-моделью Ходорковского стал созданный им вместе с товарищами в 1986 году Центр научно-технического творчества молодежи. Центры НТТМ создавались официально для научно-просветительской деятельности, но фактически являлись единственной разрешенной в конце 1980-х годов формой предпринимательской деятельности. Создаваемые при поддержке ЦК ВЛКСМ центры занимались в основном куплей-продажей.

Созданный М. Ходорковским Центр перепродавал компьютеры, алкоголь, шил джинсы. Одним из источников денежных поступлений стала деятельность по проведению расчетов с НИИ и КБ за комиссию. В те годы научные учреждения не имели права вести самостоятельную хозяйственную деятельность, выплачивая гонорары за выполнение работ и оказание услуг. Поэтому оплата проводилась через Центр НТТМ. Ходорковский одним из первых занял эту «нишу» и сумел заработать очень значительные суммы.

Примерно в это же время у Михаила Борисовича появились деловые связи с людьми, имеющими отношение к властным структурам страны.

Рис.1: Фото в начале предпринимательской деятельности

Коммерческий банк

Благодаря знакомству с А. Голубовичем, связанным с Госбанком, предприниматель создал кооперативный банк, используя все тот же ЦНТТМ в содружестве с Фрунзенским отделением Жилсоцбанка. Это был Коммерческий инновационный банк научно-технического прогресса. Далее, выкупив долю, Ходорковский переименовал структуру. Теперь это было банковское объединение «МЕНАТЕП».

Сам Михаил Борисович возглавил правление банка. Заместителем начальника инвестиционного департамента был Андрей Гурьев.

Одним из первых в стране «МЕНАТЕП» получил лицензию Госбанка и начал масштабную деятельность. Банк предлагал гражданам приобрести свои акции, но нужно заметить, что акционеры никаких ощутимых дивидендов так и не получили. Также активно проводились валютные операции. Благодаря укрепившимся связям с властью «МЕНАТЕП» стал обслуживать государственные министерства и ведомства.

В 1992 году Ходорковский стал заместителем министра топлива и энергетики, заняв одновременно пост президента Фонда содействия инвестициям в топливно-энергетический комплекс.

Тогда же возникло знакомство с В.С. Черномырдиным, который в 1992 году стал председателем правительства.

Приватизационная деятельность

После распада СССР началась реализация программы приватизации. В результате большая часть промышленных предприятий оказалась сконцентрирована в собственности финансовых групп, а впоследствии – олигархов.

«МЕНАТЕП» действовал очень активно. Для работы с промышленными предприятиями была создана компания «Роспром».

Предприятия покупались и перепродавались. В итоге к 1990 году в собственности «МЕНАТЕП» оказались компании по добыче сырья. Одно из них – завод «Апатит», преобразовавшийся впоследствии в «ФосАгро» (крупнейшее в России предприятие по производству минеральных удобрений). Через 10 лет приватизацию этого предприятия признали незаконной, за что Михаил Ходорковский и его партнер Платон Лебедев были приговорены к лишению свободы.

Покупка акций «ЮКОС»

Из-за крайне тяжелого состояния российской экономики в стране были проведены так называемые залоговые аукционы. «ЮКОС» занимал первое место по запасам нефти и второе – по величине компании в России. По условиям сделки, 10% акций «МЕНАТЕП» были обменяны на 45% акций «ЮКОС». За $300 млн Ходорковский вместе с партнерами приобрел еще 33%. Осенью 1996 года банку «МЕНАТЕП» принадлежало 90% компании «ЮКОС».

Рис. 2: Оборудование «ЮКОС»

Большинство экспертов мирового масштаба считают проведенную в конце 1990-х годов приватизацию нелигитимной. Также ее считают основной причиной сильного экономического расслоения российского общества.

Банкротство «МЕНАТЕП» и развитие «ЮКОС»

«МЕНАТЕП» активно участвовал в сделках с ГКО. Впоследствии Генпрокуратура назвала этот факт одной из причин, способствовавших дефолту 1998 года. При дефолте «МЕНАТЕП» оказался не способен погасить взятые иностранные кредиты и был объявлен банкротом.

После дефолта стала очевидной необходимость привлечения иностранных инвестиций. Спустя 6 лет усиленной работы «ЮКОС» стал лидировать на мировом энергетическом рынке. При этом, как выяснилось, применялись методы налоговой оптимизации, противоречащие действующему законодательству. Сам Ходорковский, помимо бизнеса, вел активную политическую деятельность, претендуя, как считали многие, на пост одного из первых лиц государства.

Уголовное преследование и крах «ЮКОС»

Михаил Ходорковский был арестован в октябре 2003 года. Ему был предъявлен ряд обвинений в незаконной деятельности, в том числе и создание преступной группировки. После его ареста экспорт нефти со стороны «ЮКОС» был прекращен. Деятельность компании подвергалась тщательным проверкам. В 2005 году «ЮКОС» был признан банкротом. Михаил Ходорковский был приговорен к лишению свободы на 10 лет 10 месяцев. 20 декабря 2013 года Президентом России В. Путиным был подписан Указ о помиловании Ходорковского.

Рис. 3: Совладельцы «ЮКОС» в суде

Сразу после освобождения Михаил Борисович вылетел в Берлин. На состоявшейся там пресс-конференции он заявил, что больше не планирует заниматься ни бизнесом, ни политикой.

Инвестиционная деятельность

В настоящее время Ходорковский занимается частным инвестированием в фонд Quadrum Global. Активы под его управлением оцениваются Forbes в $2 млрд. Бенефициарами этого же фонда являются и партнеры бизнесмена Ходорковского по работе в «ЮКОС» П. Лебедев и В. Дубов.

Среди активов, управляемых Quadrum Global, называют 9 американских отелей в Нью-Йорке, а также штатах Флорида и Иллинойс. Сюда же входят офисные здания в Лондоне и Нью-Йорке, коммерческая недвижимость в Тбилиси и Киеве и жилая недвижимость в Хошимине.

Михаил Ходорковский проживает вместе с женой и детьми в Швейцарии в кантоне Санкт-Галлен. Он арендует там виллу и уже получил вид на жительство.

Несмотря на сообщение о нежелании заниматься политикой, бизнесмен ведет блог на YouTube, где активно заявляет о своей гражданской позиции. Общественная деятельность Ходорковского плавно перешла в политическую, стало быть, обещания он не сдержал.

Клуб Ходорковского: чем занимаются бывшие акционеры ЮКОСа

В престижном поселке Жуковка рядом с Рублево-Успенским шоссе есть пустующий коттеджный комплекс «Яблоневый сад». Кому сейчас принадлежат семь особняков, скрывающихся за высоким забором, дом приемов со спортзалом, бассейном и рестораном и 22 га земли — неизвестно. Построено все было в конце 1990-х на деньги компании ЮКОС для ее акционеров и руководства. А в мае 2006 года арестовано Басманным судом Москвы по представительству Генпрокуратуры. На тот момент Михаил Ходорковский и Платон Лебедев полгода как сидели в колониях. Их партнеры по ЮКОСу успели уехать из России и занялись бизнесом за границей. Никто из них с тех пор в «Яблоневый сад» не заглянул.

Обвинения: мошенничество в крупном размере, уклонение от уплаты налогов, хищения и др. Отсидел 10 лет, досрочно освобожден (помилован президентом РФ), но своей вины так и не признал.

Место жительства: получил вид на жительство в Швейцарии в кантоне Санкт-Галлен, где арендовал виллу за 11500 франков в месяц. Выбор связан с местом учебы детей. По утверждению английских риелторов, в начале 2015 года подыскивал дом в пригороде Лондона (стоимостью до 10 млн фунтов).

Читайте также:  Куда жаловать на неприятный запах из мусорных баков: реальная история

Ограничения на перемещения: не посещает Россию (с Ходорковского не сняты налоговые претензии на сумму 17,4 млрд рублей).

Активы: бизнес в сфере недвижимости в США (совместно с другими бывшими акционерами ЮКОСа). Вместе с Брудно, Дубовым и Лебедевым инвестирует через компанию Quadrum Global (ее активы в конце 2014 года составляли около $2 млрд). Контрольный пакет Group MENATEP еще в 2004 году переписал на Леонида Невзлина.

Чем занимается: выйдя на свободу, Ходорковский «перезапустил» основанный в 2001 году проект «Открытая Россия», но теперь он больше посвящен политике и правозащитной деятельности (ранее занимался благотворительными и образовательными проектами). Текущий бюджет фонда Ходорковский не раскрывает, в начале 2000-х он составлял порядка $200 млн.

Через два месяца после ареста Ходорковского, в декабре 2003 года, в Англии был создан благотворительный фонд Khodorkovsky Foundation на $500 млн. Средства расходовались на помощь бывшим менеджерам ЮКОСа, оказавшимся в сложных ситуациях. Ходорковский по-прежнему помогает им в экстренных случаях, связанных с уголовными преследованиями российскими властями или проблемами со здоровьем.

Подконтрольный Ходорковскому Corbiere Trust (Гернси) за последние пять лет потратил в США более $1 млн на лоббирование вопросов соблюдения прав человека и верховенства закона в РФ. Ходорковский пользовался услугами лоббистской фирмы Orion Strategies (среди ее клиентов сенаторы Джон Маккейн, финансист Джордж Сорос и экс-губернатор Аляски Сара Пейлин).

31 июля 2014 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обязал Россию выплатить экс-акционерам ЮКОСа компенсацию в размере €1,86 млрд и €300 000 судебных издержек. По словам бывшего главного юриста ЮКОСа Дмитрия Гололобова, несмотря на внушительность суммы, это «всего лишь переплаченный штраф и излишний исполнительский сбор, полученный судебными приставами».

Место жительства: Тель-Авив (гражданин Израиля), семья Невзлина живет в Нью-Йорке.

Обвинения: мошенничество, неуплата налогов, организация трех убийств. В августе 2008 года Мосгорсуд заочно приговорил его к пожизненному заключению. Находится в розыске Интерпола.

Ограничения на перемещения: доступны Израиль, США.

Активы: компании Pictor Trust, Southern Cross Trust и Palmus Trust,

которым сейчас принадлежит 67% Group MENATEP.

Чем занимается: Невзлин — крупный инвестор. Он владел 20% израильской газеты Haaretz, совместно с Дубовым и Брудно покупал 27% нефтехимической компании Modgal (владеет НПЗ в Хайфе). По данным журнала «Сноб», в 2008 году едва не потерял пятую часть состояния в Lehman Brothers.

Оказавшись в Израиле, Невзлин не был принят доброжелательно. Его имя появлялось в газетах в связи с расследованием дела по отмыванию денег в израильском банке Hapoalim вместе с бизнесменами Владимиром Гусинским и Аркадием Гайдамаком. Невзлин все обвинения отрицал.

Совместно с Дубовым и Брудно основал благотворительный фонд NADAV (потратил десятки миллионов долларов на Музей еврейской диаспоры в Тель-Авиве. Спонсировал Тель-Авивский и Иерусалимский университеты и колледж в городе Герцлии, где живет Невзлин).

В мае 2011 года Невзлин из-за риска ареста Интерполом в Англии по видеосвязи давал свидетельские показания по иску Березовского к Абрамовичу в Высоком суде Лондона. Судья посчитала свидетельства тенденциозными, явно в пользу Бориса Березовского и не стала придавать им большого значения. Невзлин уверял, что говорил только правду.

28 июля 2014 года Международный арбитражный суд в Гааге, изучивший дело ЮКОСа, обязал Россию вернуть Group MENATEP $50 млрд и оплатить судебные издержки в размере $65 млн. Суд посчитал, что схемы налоговой оптимизации компании не были безупречны, но реакция государства была непропорционально резкой. После суда Невзлин и другие акционеры группы заявили, что готовы вести переговоры о снижении суммы выплат, но только в случае закрытия дел в отношении всех сотрудников ЮКОСа.

Обвинения: мошенничество, хищения, неуплата налогов. Находится в розыске Интерпола.

Место жительства: Тель-Авив (гражданин Израиля).

Ограничения на перемещения: доступны США, Литва.

Активы: Auriga Trust, владеет 7,3% Group MENATEP, доля в инвестициях Quadrum Global.

Чем занимается: вместе с бывшими партнерами по ЮКОСу скупает недвижимость в США и Европе.

Основным деловым партнером Михаила Брудно является Владимир Дубов (инвестиции в коммерческую недвижимость в США, винный бизнес и нефтепереработку). Возвращаться в добычу нефти Брудно не планирует — считает это пройденным этапом.

В феврале 2005 года Брудно и Дубов были приглашены на ежегодный национальный молитвенный завтрак в Вашингтоне, где присутствовали президент США Джордж Буш, лидеры политических партий, крупные бизнесмены, дипломаты и др.

Несмотря на то, что находится в розыске Интерпола, получил возможность беспрепятственно посещать Литву, где у него много друзей среди бывших и действующих чиновников. В период работы в ЮКОСе Брудно курировал принадлежавший компании литовский НПЗ Maziekiu nafta (продан в 2006 году в ходе банкротства ЮКОСа), владел усадьбой в Лабанорской пуще.

Обвинения: мошенничество, неуплата налогов, хищение бюджетных средств. Находится в розыске Интерпола.

Место жительства: Тель-Авив (гражданин Израиля).

Ограничения на перемещения: доступны США, Литва.

Активы: Draco Trust — владеет 7,3% Group MENATEP. Доля в инвестициях Quadrum Global.

Чем занимается: по данным израильской прессы, с 2007 года Дубов и Брудно владеют 10 га виноградников в пригороде Тель-Авива и инвестировали в них свыше $5 млн. Дубов владеет винодельней «Амфора». Стоимость одной бутылки вина составляет около $70.

В 1999–2003 годах был депутатом Госдумы от фракции «Отечество — вся Россия», членом комитета по бюджету и налогам. Через несколько дней после ареста Ходорковского бежал на частном самолете из Москвы в Израиль, прихватив с собой архив ЮКОСа.

Дубову предлагали дать показания по делу ЮКОСа в обмен на возвращение в Россию, но он отказался сотрудничать со следствием. Вместе с Невзлиным был свидетелем на процессе в Международном арбитражном суде в Гааге в июле 2014 года.

Место жительства: Москва.

Обвинения: мошенничество в крупном размере, неуплата налогов и др. Отсидел более 10 лет. Верховный суд РФ в начале 2014 года снизил срок наказания Лебедеву до фактически отбытого и постановил освободить его из колонии.

Ограничения на перемещения: не может получить загранпаспорт из-за налоговых претензий в размере 17 млрд рублей. По утверждению адвоката Генриха Падвы, долги были оплачены, но не деньгами, а векселями. Тем не менее претензии не сняты.

Активы: Лебедев и семья считаются выгодоприобретателями Mensa Trust, владеющего 7,3% Group MENATEP. Этот же траст причастен к совместному бизнесу бывших акционеров ЮКОСа в сфере недвижимости в США.

Чем занимается: из-за значительного долга не может официально работать и управлять бизнесом в России.

Будучи главой Group MENATEP, собрал сильную менеджерскую команду компании Cube Capital, которая до сих пор управляет средствами основателей ЮКОСа (более $1 млрд под управлением).

После уголовных дел ЮКОСа в среде родственников Лебедева и российской оппозиции появилась мода на имя Платон. Лебедева часто приглашают на встречи и праздники с участием названных его именем детей.

В феврале 2015 года, вскоре после освобождения, организовал встречу бывших сотрудников ЮКОСа и Group MENATEP в Москве, в гостинице «Шератон» (собралось около 300 человек). Сотрудничает с «Открытой Россией». Поддерживает отношения с экономистом Евгением Ясиным и его дочерью Ириной (была директором программ «Открытой России»), оппозиционером Андреем Илларионовым. Был на похоронах Бориса Немцова.

Обвинения: неуплата налогов. В феврале 2004 года суд приговорил Шахновского к году заключения в колонии-поселении, но освободил его от отбывания наказания, поскольку обвиняемый перечислил в бюджет 53 млн рублей.

Место жительства: Швейцария, кантон Во. Недалеко учились его дети.

Ограничения на перемещения: нет, но Россию не посещает.

Активы: Tucana Trust, владеет 7,3% Group MENATEP.

Чем занимается: Шахновский уверяет, что стал «пенсионером».

Шахновский работал в мэрии, правительстве Москвы при Юрии Лужкове, был сенатором от Эвенкии (покинул Совет Федерации в 2003 году). Единственный из крупных владельцев ЮКОСа, который не оказался за решеткой и не находится в розыске по линии Интерпола. Сам объясняет это своим везением.

В 2006 году согласится дать показания по делу ЮКОСа в Европейском суде. Он сообщил, что руководитель Минэкономразвития Герман Греф рассказывал ему о том, что реальная цель атаки на нефтяную компанию — давление на либерально-демократическое крыло правительства.

Участвует в любительских турнирах по гольфу. Увлекается горным туризмом, в частности, покорил Монблан и Килиманджаро. В этом году планирует посетить самую высокую точку Антарктиды — Массив Винсон. Миллиарды долларов дивидендов, которые ЮКОС заплатил своим акционерам до 2003 года, позволяют не думать о деньгах.

В чём суть дела компании «ЮКОС»?

В понедельник, 28 июля, стало известно, что требование бывших акционеров компании «ЮКОС» к России было частично удовлетворено третейским судом в Гааге: акционерам компании была присуждена компенсация в 50 миллиардов долларов и возмещение судебных издержек в 65 миллионов (вместо затребованных 114 миллиардов).

АиФ.ru объясняет, в чём суть нашумевшего дела компании «ЮКОС», крупнейшего иска за всю 60-летнюю историю существования Европейского суда по правам человека, а также в чём причины банкротства фирмы.

Как и когда появилась компания «ЮКОС»?

Компания «ЮКОС» была сформирована в 1993 году на базе государственных предприятий, от которых и произошло её название — «Юганскнефтегаз» и «КуйбышевОргСинтез». Основными совладельцами «ЮКОСа» стали Михаил Ходорковский и Платон Лебедев.

В 1995–1996 годах государство приватизировало «ЮКОС», после чего компания вышла на международный рынок.

В 2000 году «ЮКОС» сформировал международный независимый совет директоров, в который вошли представители мирового бизнес-сообщества. «ЮКОС» также разработал кодекс корпоративного управления, начал публиковать финансовую отчётность в соответствии с общепринятыми принципами бухгалтерского учёта (GAAP), проводить аудит силами внешней бухгалтерской фирмы и был открыт для финансового анализа. На тот момент «ЮКОС» стал крупнейшей нефтяной компанией в России.

Что произошло с «ЮКОСом» в 2003 году?

В 2003 году власти РФ обвинили руководство компании в экономических преступлениях. Претензии налоговых органов РФ были связаны со сделками по продаже нефти и нефтепродуктов между «ЮКОСом» и 21 организацией, зарегистрированной в регионах, предоставлявших в 2000 году налоговые льготы (Калмыкия, Мордовия, ЗАТО «Трёхгорный»).

В результате на компанию были наложены крупнейшие в российской истории штрафы и пени. Их общая сумма за 2000–2003 годы составила 582 млрд рублей, а с учётом претензий к дочерним обществам — 703 млрд рублей или почти 25 млрд долларов по тогдашнему курсу. По данным «ЮКОСа», налоговые претензии за 2004 год значительно превысили выручку компании. После этих событий акции «ЮКОСа» сильно упали в цене.

Также был осуждён ряд руководителей компании (в том числе Михаил Ходорковский, Платон Лебедев и Алексей Пичугин), в основном за мошенничество и уклонение от уплаты налогов.

Что случилось с «ЮКОСом» в результате претензий налоговых органов?

Арбитражные суды всех инстанций признали претензии налоговых органов правомерными, все активы и счета «ЮКОСа» и его дочерних компаний были заморожены. Средства разрешено было снимать лишь на уплату налогов и зарплаты сотрудникам, всё остальное уходило государству в счёт долгов.

Компания стала постепенно сокращать персонал, через некоторое время она прекратила экспорт нефти в связи с отсутствием средств на таможенные платежи. В результате «ЮКОС» начал разваливаться.

Как обанкротился «ЮКОС»?

14 декабря 2004 года «ЮКОС» подал иск о добровольном банкротстве в суд в Хьюстоне (США) с целью избежать расчленения компании. Решением от 16 декабря 2004 года этот суд запретил компаниям и банкам предпринимать какие-либо действия по отчуждению собственности «ЮКОСА».

Тем не менее 19 декабря 2004 года 76,79 % акций «Юганскнефтегаза» были проданы ФССП на аукционе за 9,3 млрд долларов. Победителем стала малоизвестная компания ООО «Байкалфинансгруп».

28 марта 2006 Арбитражным судом города Москвы было принято решение о начале процедуры банкротства компании и назначении в ней временного управляющего, которым стал Эдуард Ребгун.

По решению суда, 1 августа 2006 в «ЮКОСе» было введено конкурсное производство сроком на год. После завершения процедуры банкротства на основании решения арбитражного суда Москвы от 12 ноября в Единый государственный реестр юридических лиц 21 ноября 2007 года была внесена запись о ликвидации «ЮКОСА».

Почему «дело „ЮКОСа“» попало в Европейский суд по правам человека?

23 апреля 2004 года руководство компании «ЮКОС» подало жалобу против Российской Федерации в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), поскольку руководство компании «не верило в объективность и справедливость российского правительства и судебных органов».

29 января 2009 года суд принял дело к рассмотрению, признав часть из аргументов обоснованными. 20 сентября 2011 года ЕСПЧ частично признал действия российских налоговых органов в отношении нефтяной компании «ЮКОС» нарушением её права на защиту собственности.

Каким было решение суда по первому и второму «делу „ЮКОСа“»?

Согласно первому делу «ЮКОСа», суд в 2005 году признал основных совладельцев компании Михаила Ходорковского и Платона Лебедева виновными в мошенничестве, уклонении от налогов и других экономических преступлениях, и приговорил каждого из них к девяти годам колонии. Впоследствии Мосгорсуд сократил этот срок до восьми лет.

В ходе рассмотрения первого дела «ЮКОСа» Хамовнический суд также удовлетворил требование Федеральной налоговой службы о взыскании с экс-главы «ЮКОСа» в пользу государственного бюджета нанесённого им имущественного вреда в размере 17,4 млрд рублей, а также требование ИФНС № 5 уплатить подоходный налог в 52 млн рублей. Кроме того, на неуплаченную сумму налогов были начислены пени в размере 12 млн рублей.

Пока Ходорковский находился в колонии, он погасил в счёт долга перед бюджетом около 40 тыс. рублей. Оставшуюся сумму, согласно действующему законодательству, необходимо отдать, поскольку признанные судами долги не имеют срока давности.

Почему пересматривают «дело „ЮКОСа“»?

В декабре 2013 года Верховный суд РФ начал слушания по первому и второму «делу „ЮКОСа“» в связи с неучтёнными нововведениями в российском законодательстве о более мягком отношении к нарушившим закон в сфере предпринимательства.

18 июля суд единогласно решил удовлетворить иск Group Menatep Limited и постановил, что Россия нарушила Энергетическую хартию и экспроприировала активы «ЮКОСа». При этом суд согласился, что «ЮКОС» пытался уклониться от полной выплаты налогов через структуры в Мордовии.

Согласно решению суда, Россия может выплатить компенсацию до 15 января 2015 года, после чего начнут начисляться проценты. Решение суда может быть обжаловано в суде Нидерландов.

Они уничтожили ЮКОС

Спустя 5 лет после начала экспроприации нефтяной компании Виктор Геращенко назвал имена тех, кто несет за это персональную ответственность

  • Пять лет назад началось «дело ЮКОСа» — в июне 2003-го арестовали сотрудника службы безопасности компании Алексея Пичугина, вскоре взяли Платона Лебедева. С Михаилом Ходорковским тянули почти до конца года, были уверены, что он «все.

    Пять лет назад началось «дело ЮКОСа» — в июне 2003-го арестовали сотрудника службы безопасности компании Алексея Пичугина, вскоре взяли Платона Лебедева. С Михаилом Ходорковским тянули почти до конца года, были уверены, что он «все поймет», уедет из страны, и тогда НК «ЮКОС» можно будет «перераспределить» без шума. Но Ходорковский не уехал, и процедура банкротства компании, больше похожая на спецоперацию, обернулась грандиозным скандалом, который не утихает до сих пор. Зато наше государство от продажи активов НК получило более 30 млрд долларов. Неплохо. Эти активы перевесили даже слово президента Путина: мол, в наши планы не входит ликвидация компании «ЮКОС». Однако ж ликвидировали.

    В какие миллиарды обошелся ущерб, нанесенный «делом ЮКОСа» репутации российской власти, российскому бизнесу, экономике страны в целом, — никто и не считал. Хотя рано или поздно считать придется.

    На вопросы «Новой газеты» отвечает последний председатель совета директоров НК «ЮКОС» Виктор Геращенко. Виктор Владимирович сразу предупредил: «О ЮКОСе буду говорить долго».

    — Когда мне поступило предложение избираться в совет директоров, уже было известно о серьезных налоговых претензиях к компании, а самого Михаила Борисовича захватили в Новосибирске (что выглядело, кстати, весьма комедийно и глупо, будто в Москве его нельзя было задержать). Естественно, меня смущал вопрос: а что с этими налоговыми претензиями и стоит ли в совет директоров соваться? Я понимал, что от менеджмента компании, который с одобрения акционеров вел со мной переговоры, я прямого ответа не получу. Поэтому посоветовался с двумя людьми, которые занимали ответственные посты в Минфине: это Владимир Пансков и Владимир Петров. У обоих серьезный послужной список. Пансков в разное время работал в бюджетном управлении, потом министром финансов. А Петров был первым замом министра финансов и знал все о бюджетах. Я с ними советовался по отдельности: вот есть такое предложение — идти или нет? И они мне, не сговариваясь, сказали: иди, а все эти налоговые претензии — выдумки Шаталова, видимо, по поручению властей. (Шаталов был тогда заместителем министра финансов и отвечал за налоги). Еще они сказали, что ЮКОС — далеко не единственная компания, которая нашла «дырки» в законодательстве, дающие право использовать внутренние офшорные зоны: Мордовия, Калмыкия и т.д. Мол, практически весь крупный нефтяной бизнес этим занимается.

    Читайте также:  Высокооплачиваемая работа для мужчин в России: список популярных профессий

    В результате я согласился с предложением менеджмента ЮКОСа. К тому времени я сильно заскучал в Госдуме, будучи депутатом от фракции «Родина». Парламент уже тогда (хотя у «Единой России» еще не было никакого конституционного большинства) был похож на лагерь строгого режима: шаг влево, шаг вправо… Мне даже депутаты-единороссы жаловались, что дышать невозможно. А тут — новое дело, крупнейшая нефтяная компания, добывшая в 2003 году 80 млн тонн нефти. Да и деньги неплохие у члена совета директоров — 100 тысяч долларов в год…

    Короче, я дал согласие и 24 июня 2004 года после собрания акционеров был избран председателем совета. А через пару дней к нам в офис на Дубининской пришли судебные приставы с требованием уплатить 3,4 млрд долларов налоговых недоимок за 2000 год. Начальник юридического управления компании Дмитрий Гололобов, человек, много знающий (даже, видимо, — очень много, почему и сделал в конце года ноги в Лондон, когда его замучили вызовами в Генпрокуратуру), сказал приставам: у ЮКОСа есть котируемые на бирже акции «Сибнефти» на 4 млрд долларов, купленные еще до попытки объединения двух компаний, их можно взять для погашения. Вместе с приставами была дама из налогового министерства, которая тут же куда-то позвонила, после чего сказала, что решение вопроса откладывается до завтра. Через день они вернулись и объявили, что акции «Сибнефти» брать не будут. Почему — не объяснили, а на счета ЮКОСа наложили арест.

    И тогда я позвонил в приемную Путина. «Мне бы записаться на прием к Владимиру Владимировичу», — говорю. Они в ответ: это через Медведева, он глава администрации президента. Звоню в приемную Медведева: так, мол, и так, хочу с помощью Дмитрия Анатольевича встретиться с Владимиром Владимировичем. Мне говорят: знаете, у него сейчас совещание, позвоните позже. Звоню позже — уехал в Новоогарево. Звоню опять: он занят. Этот мой перезвон длился примерно месяц и закончился, по существу, ничем.

    К тому времени от Ходорковского из СИЗО поступило предложение передать принадлежащие ему и другим владельцам группы МЕНАТЕП 60 процентов акций ЮКОСа в управление менеджмента компании с тем, чтобы они были использованы для погашения налоговых недоимок. Это предложение тут же раскритиковали официальные СМИ. А буквально через несколько дней мы получили очередной иск — на этот раз о недоплате налогов за 2001 год на сумму в 4,3 млрд долларов, если мне не изменяет память. И следом вдруг в прессе появляется информация, что на продажу выставляется «Юганскнефтегаз» с запасами нефти на 30 млрд долларов. Это было совершенно неправомерно до реализации акций «Сибнефти» и потому, что «Юганск» — производственный актив третьей очереди. К тому времени цены на нефть стали расти, и мы рассчитывали на серьезную выручку от ЮГН (он добывал 60 млн тонн сырья в год), а его — на продажу! Почему? Но нам дали понять: можете возражать, можете жаловаться, но таково решение.

    Чье? Вы не интересовались?

    — А кто скажет? Ну вот, значит, в таких условиях мы пишем в июле 2004 года письмо Путину: сумма недоимок большая, мы сразу не можем ее погасить, дайте срок — расплатимся. После этого в 20-х числах июля мне звонят из администрации В.В.П.: с вами хочет встретиться помощник президента Игорь Иванович Шувалов. Встречаемся в здании администрации. Сначала разговор обо всем и ни о чем. А потом Шувалов вдруг говорит: Виктор Владимирович, избрали вас председателем совета директоров ЮКОСа, вот и работайте, зачем дергаться? А Ходорковскому мы не верим. Я ему в ответ: что значит, верите — не верите? Он хочет передать свои акции в управление компании. Потом они могут быть выставлены на аукцион, а выручка от них может использоваться для погашения налоговых требований. Более того, через аукцион контрольный пакет ЮКОСа мог бы перейти государству — той же «Роснефти», если угодно. Короче, проблема решается цивилизованно, по закону. Шувалов опять: мы Ходорковскому не верим, он предлагает свои акции, чтобы уйти от суда или меньший срок получить, но он же потом начнет говорить, что с ним поступили несправедливо, его заставили и т.д. Я попытался его убедить, что подобные договоренности оформляются юридически. Потом еще сказал, что объявленная продажа «Юганскнефтегаза» незаконна. Все мимо. На том и расстались.

    Вскоре после этого в Москву приезжает господин Кретьен — бывший премьер-министр Канады. Приезжает по своим делам — к тому времени он работал в юридической компании «Трюдо и партнеры». Через некоторое время президент ЮКОСа Стивен Тиди сообщает мне, что у Кретьена состоялся интересный разговор с президентом России. Если верить Тиди, а у меня нет оснований ему не верить, Путин попросил посодействовать принятию России в «Большую восьмерку» в качестве полноценного члена. С канцлером Шредером он, Путин, уже переговорил, Шредер — за, а Кретьен мог бы переговорить с его преемником на посту премьер-министра Канады Полом Мартином, премьер-министром Великобритании Тони Блэром, а также с президентом США Бушем. Кретьен с просьбой Владимира Владимировича согласился и тут же обратился к нему со своей, а именно: позволить компании ЮКОС в течение двух лет расплатиться по налоговым недоимкам, а для этого, если необходимо, выставить на продажу акции, принадлежащие Ходорковскому со товарищи. И Путин ответил: а пусть они, руководство ЮКОСа, напишут письмо Фрадкову, копия — Кудрину. Мы это очередное письмо быстренько настрочили: дайте два года, и компания расплатится за счет роста цен на нефть, за счет продажи непрофильных активов и т.д. Месяц прошел — ни ответа, ни привета.

    Кретьен между тем уехал в Алма-Ату на какой-то экономический форум, вернулся в Москву и через Стивена Тиди предложил мне встретиться в гостинице «Метрополь». Кретьен поинтересовался: как у нас дела? Я говорю: все очень сложно, менеджмент компании замучили вызовами в прокуратуру. Кретьен говорит: вы, наверное, знаете, что я встречался с президентом России, он обратился ко мне с просьбой, которую я выполнил, — переговорил с Бушем, Блэром, Мартином… Реакция положительная. Чего, видимо, не скажешь о реакции на ваше и мое письмо Фрадкову с Кудриным. Кстати, Кретьен потом очень резко высказался об инвестиционном климате в России, о том, что иностранным инвесторам в отношениях с российской властью надо быть весьма осторожными, потому что ее поведение часто бывает неадекватным. Обиделся, наверное, что его просьбу Путину оставили без внимания.

    Ответ из правительства на наше письмо мы все-таки получили — 30 августа. Нас ставили в известность, что при наличии судом одобренных претензий по неуплате налогов какие-либо отсрочки по существующему законодательству исключены. К этому времени ЮКОСу выкатили налоговые претензии и за 2002-й и 2003-й годы. Я тогда предложил подать в суд на налоговую инспекцию, взять ее в соответчики. Они-то куда глядели, когда подписывались под нашими налоговыми декларациями? Значит, они тоже интерпретировали законодательство о внутренних офшорных зонах?

    И вот что странно, я бы даже сказал — некрасиво — во всей этой истории: если основная претензия к компании — это налоги, то почему процедуру банкротства в 2006-м году начало не Министерство по налогам и сборам, а, по сути, «Роснефть», прикупившая в декабре 2004 года акции «Юганскнефтегаза» по заниженной цене через подставную фирму «БайкалФинансГрупп», а затем перекупившая втихую и со скидкой у синдиката западных банков задолженность ЮКОСа в 473 млн долларов?

    Кстати, оценку юкосовских активов, в том числе ЮГН, делал «Дрезднербанк-Кляйнворт». В это время его возглавлял немец*, с которым Путин жил в одном доме, когда работал в Дрездене, и, говорят, у них были дружеские отношения. Почему бы и нет? Коллеги ведь могут дружить? После объединения Германии этот самый немец добровольно признался германским спецслужбам, что работал на Штази. Его тем не менее оставили в Дрезднербанке, а после 2000 года он возглавил филиал этого банка в России. Немцы оценили активы ЮКОСа миллиардов на пять меньше, чем нанятый нами для оценки американский банк «ДжиПи Морган». В общем «Роснефть» купила «Юганск» задешево. По существу, это экспроприация.

    Скажите, кто, по вашему мнению, персонально несет ответственность за разгром ЮКОСа?

    — Персональную ответственность, я считаю, несет Сечин. Почему? Ну, во-первых, он председатель совета директоров «Роснефти». Во-вторых, он, совмещая этот пост с должностью заместителя главы администрации Путина, вовсю использовал этот ресурс. Известно, что «за зубцами» были не то что разные подходы к расчленению ЮКОСа, а было скорее столкновение аппетитов: «Газпром» ведь тоже хотел купить «кусочек» компании, владеющей лицензиями и на разработку газовых месторождений. А совет директоров «Газпрома» тогда возглавлял известный сегодня стране и миру человек — Дмитрий Медведев. Так вот, между его командой и командой Сечина шла нешуточная борьба за активы ЮКОСа. И Сечин победил. Потому что именно он, как мне кажется, руководил всем процессом и докладывал о «проделанной работе» Путину.

    А Путиным, я считаю, руководили две вещи. Поясню. Одним из лиц, стоящих за кремлевским проектом по созданию партии «Родина», был Юрий Владимирович Скоков. Мужик очень неглупый. В ельцинские времена, в начале 90-х, был секретарем Совета безопасности, одним из кандидатов на пост премьер-министра. Из большой политики ушел после расстрела Белого дома, я думаю — по принципиальным соображениям. При создании же блока «Родина» он был не последним человеком.

    Скоков, Рогозин, Глазьев часто собирались вместе. И вот однажды Юрий Владимирович показал мне записку страниц на десять, которую они направили Путину где-то в начале 2003 года. В записке речь шла о том, что с учетом географического положения России, ее природных ресурсов, состояния российской экономики государство должно обязательно держать руку на пульсе и иметь возможность разными способами регулировать развитие энергетического сектора. Например, через создание большой государственной нефтедобывающей структуры. Говорилось в записке и о том, что и в газовой отрасли не должны работать исключительно частные компании. В принципе на нынешнем этапе нашего развития вполне разумные, на мой взгляд, предложения. Потому что нефть и газ при нашем климате, наших пространствах — основа хозяйственной и социальной жизни страны, основа себестоимости продукции. Записку положили Путину на стол, и он ее себе оставил, не отправил в архив. Так вот, я думаю, частично идея превращения «Роснефти» в такую компанию, каковой она является сегодня, была почерпнута президентом из записки «родинцев». Это первый мотив, которым, как я полагаю, руководствовался Путин в «деле ЮКОСа».

    Был и второй. Хочу сразу оговориться: мне об этой истории рассказывали несколько человек — т.е. информацию я получил из нескольких, не зависимых друг от друга источников.

    В феврале 2003 года — как всегда, в одном из кремлевских залов — состоялась очередная встреча Российского союза промышленников и предпринимателей с президентом страны. Среди прочих выступил и Ходорковский, который сказал, что компанию «Северная нефть» (на нее претендовал и ЮКОС. — В. Я.) продавали не совсем справедливо, не все были допущены к конкурсу. На критику Ходорковского Путин ответил в том смысле, что у ЮКОСа тоже не все прозрачно, мол, есть проблемы с налогами. (Кстати, этот эпизод даже по ТВ показывали). Но это было только начало. Ходорковский вновь взял слово и обратился к Путину с просьбой дать добро на прокладку нефтепровода в западные районы Китая. Цена вопроса — 3 млрд долларов с финансированием за счет ЮКОСа и китайской компании. Необходимо согласие высшего российского руководства. Надо заметить, что по трубе доставка нефти в Китай обходилась бы ЮКОСу, который, кстати, исполнял российско-китайское межправительственное соглашение, в два раза дешевле, чем по железной дороге.

    Путин ответил «нет» и сказал, что есть проект строительства трубопровода на Восток, в район Находки, ценой в 10 млрд долларов, вот его и надо реализовывать. Ходорковский возразил: этот проект связан с деньгами государства, тогда как ЮКОС намерен вкладывать частные капиталы, не обременяя казну; компании необходимо лишь высочайшее одобрение. Путин опять — «нет». И тут бы Михаилу Борисовичу промолчать, но он возьми да и скажи (воспроизвожу со слов тех, кто это слышал собственными ушами): «Владимир Владимирович, вы не понимаете важности выстраивания отношений с Китаем…». И сел…

    Ходорковскому после этой встречи открытым текстом говорили: уезжай из России. Он – ни в какую: а что я не так сказал?

    Ликвидацией ЮКОСа нефтяные войны в России закончились или они все-таки продолжаются? О чем в связи с этим свидетельствует, на ваш взгляд, скандал вокруг ТНК-ВР?

    — Я всех деталей не знаю, к тому же я не нефтяник. Могу сказать лишь, что ВР, придя в Россию, зачастую выстраивала бизнес по «лекалам» российских компаний — т.е. менеджмент совместно с российскими советниками считал возможным действовать рискованно, а может быть, и неправомерно. На что, похоже, и напоролся.

    Но им ведь долгое время позволяли действовать неправомерно. Почему именно сейчас обнаружился «рояль в кустах»?

    — Не знаю, может быть, кому-то захотелось поиграть на «рояле».

    Приоритетным направлением работы правительства Путин называет борьбу с инфляцией. Есть ли у кабинета механизмы борьбы с ростом цен?

    — Механизмов, по сути, два: сокращение неоправданных бюджетных расходов и денежно-кредитная политика ЦБ, когда он дает банкам при нехватке у них ликвидности излишние дополнительные средства для кредитования различных проектов. Но Банк России в этом смысле ничего не делает, он только занимается операциями на валютном рынке, обеспечивая плавное движение курса рубля к доллару.

    Вот сейчас часто говорят о «голландской болезни» в России. Это когда в страну поступает много нефтедолларов. Но почему-то никто не говорит о том, что Голландия, при ее-то размерах, занимает четвертое место в мире по объемам инвестиций за рубежом. Голландская экономика развивается адекватно: в свое хозяйство инвестировать уже нет необходимости — инвестируют в чужое. И мы с валютными поступлениями из-за границы делаем то же самое: покупаем казначейские обязательства США. Создали Стабилизационный фонд, потом переименовали его в Фонд будущих поколений. Тогда какого хрена вы не ремонтируете дороги? Куда вы смотрите? Будущее поколений — это развитая инфраструктура. Для начала надо строить дороги, без них рынок невозможен.

    В 90-е вы трижды возглавляли Центробанк…

    — Четырежды. После августовского путча меня уволили, через неделю вернули.

    …В «нулевые» были депутатом Госдумы, председателем совета директоров крупнейшей нефтяной компании. Можете сравнить два эти периода в жизни страны, в вашей жизни?

    — Девяностые были непредсказуемыми, но очень интересными. Было ощущение перспективы, страна эволюционировала, хотя с определенными скачками и зигзагами. Если говорить о двухтысячных, то я ничуть не жалею о трех годах работы в ЮКОСе. Они были для меня весьма полезными, но, к сожалению, и весьма огорчительными. Я столкнулся с судебным, правовым беспределом, с чрезмерным усилением… как бы это сказать — властной направляющей. Если кто-то ошибается (я имею в виду, скажем, «дело ЮКОСа»), то его можно поправить, но сделать это цивилизованно. А у нас над «ошибками» работает некто в галифе, сапогах и фуражке, даже если на нем всего этого нет.

    Думаю, виной всему — какая-то кадровая деградация, кадровая провинциальность. И вся надежда сегодня на то, что все-таки в бизнесе вырастает очень много способных ребят, которые быстро учатся. У этих людей в возрасте тридцати-сорока лет нет шапкозакидательских настроений. У них вполне разумный подход не только к проблемам бизнеса, но и к жизни общества. Вот это радует и в какой-то степени обнадеживает.

    * Матиас Варниг возглавлял в 2004 г. российское отделение Dresdner Kleinwort Wasserstein.

    Что готовил для России Ходорковский? Часть 2

    Итак, о том, что и как Ходорковский смог реализовать в пределах своей бизнес-империи применительно к одному конкретному городу России – Нефтюганску – мы поговорили в первой части:

    Читайте также:  Как рассчитать налог на имущество физических лиц за 2020 год

    https://cont.ws/@prikhojanka/7. Что готовил для России Ходорковский? Часть 1.

    Спроецировать эти «достижения» на масштаб России не представляет особой сложности.

    Тем не менее, простой проекции здесь недостаточно. Попробуем повнимательнее посмотреть на то, чем МБХ собирался заняться в 2003 году. Напомню: в декабре 2003 года были выборы в Государственную Думу, а в марте 2004 года – президентские выборы. И планов у г-на Ходорковского было громадьё.

    Здесь интересно вспомнить интервью экс-председателя наблюдательного совета компании ОАО «НК “ЮКОС”» Виктора Геращенко, (на минуточку, бывшего председателя Центробанка России), в котором он заявил, что Ходорковский неоднократно озвучивал намерение сместить законное военно-политическое руководство страны и, в частности, привести представителей крупного бизнеса к власти.

    В своем интервью Геращенко вспоминает, что в феврале 2003 года после встречи с президентом РФ Владимиром Путиным и представителями бизнеса Михаил Ходорковский, обращаясь к Владимиру Потанину при свидетелях, заявил следующее: «Володя, ну его на фиг. Давай, ты будешь президентом, а я премьером». Ходорковский ведь тогда при всех заявил Путину, что тот не разбирается ни в экономике, ни во внешней политике.

    Далее Геращенко утверждает, что подобного рода высказывания Ходорковский делал в зарубежных поездках, в присутствии неустановленного круга лиц, заявляя при этом, что «люди, находящиеся у власти, некомпетентны, и пора их менять».

    И слова эти были произнесены отнюдь не на пустом месте.

    Надо сказать, что ещё в 90-е годы Ходорковский приложил немало усилий для создания себе имиджа политического деятеля.

    В 1992 году Ходорковский стал председателем Инвестиционного фонда содействия топливно-энергетической промышленности с правами заместителя министра топлива и энергетики России, в марте 1993 года — заместителем министра топлива и энергетики России. В 1993 году был советником премьер-министра РФ Виктора Черномырдина.

    Являлся членом Совета по промышленной политике при Правительстве РФ, с 1994 года — заместителем координатора Совета по промышленной политике и предпринимательству при правительстве России.

    Член Совета представителей уполномоченных банков при мэре Москвы с 1994, член консультативного Совета по банковской деятельности при правительстве России с 1996. В 1994—1995 входил в состав рабочей группы Оперативной комиссии правительства России по улучшению платёжной дисциплины, с 1996 — в состав Комиссии по проведению инвестиционных конкурсов министерства экономики России. В ноябре 1998 — октябре 1999 входил в состав Коллегии министерства топлива и энергетики России. В феврале 2001 стал членом Совета по предпринимательству при правительстве России.

    Начиная с 1999 года Ходорковский и его «команда» активно используют часть своих капиталов для лоббирования интересов компании, нефтяной отрасли и крупного российского бизнеса в органах власти (Государственная дума, Совет Федерации, правительство) и улучшения имиджа компании в российском обществе.

    В ходе выборов в Госдуму в 1999 году группой Ходорковского оказывается финансовая поддержка партиям «Яблоко» и КПРФ; а также «независимым» депутатам: депутатом становится, в частности, один из совладельцев ЮКОСа — Владимир Дубов. Высокопоставленный сотрудник «Менатепа» и ЮКОСа Борис Золотарёв в 2001—2006 годах возглавлял Эвенкийский автономный округ, где освоение нефтяных месторождений вела дочерняя компания ЮКОСа — «Восточно-Сибирская нефтяная компания».

    Он учредил по образцу фонда “Открытое общество” американского миллиардера Джорджа Сороса свой фонд, назвав его “Открытая Россия”. Он пригласил в совет этого фонда двух влиятельных западных представителей: Генри Киссинджера и лорда Джейкоба Ротшильда.

    И затем принялся развивать отношения с некоторыми из самых могущественных кругов в Вашингтоне. Он был назначен в Консультативный совет закрытой частной акционерной компании “Карлайл Груп” (Carlyle Group) и посещал заседания совета директоров наряду с другими консультантами, такими как Джордж Буш-старший и Джеймс Бейкер-третий III.

    Для реализации своих устремлений Ходорковский проделал немало:

    1. СОЗДАЛ «БИЗНЕС-ИМПЕРИЮ».

    3 октября 2003 г. основные акционеры ОАО “Сибнефть” и НК “ЮКОС” завершили объявленную ранее сделку по объединению двух компаний, результатом которой стало появление крупнейшей в России частной нефтегазовой компании “ЮКОССибнефть”.

    “ЮКОС” – крупнейшая в России и четвертая по величине в мире нефтяная компания. Она добывала 17% нефти в России. После слияния с “Сибнефтью” к концу 2003 г. ее запасы составили 19,4 млрд. баррелей нефтяного эквивалента, а добыча должна была превысить 100 млн т нефти в год.

    Это треть нефтяной отрасли России. Это активы, которые обеспечивали порядка 10- 15% бюджета России.

    “ЮКОС” выкупил 92% акций “Сибнефти” у структур, близких к губернатору Чукотки Роману Абрамовичу, и его партнеров. В обмен структуры Абрамовича получили $3 млрд и 26,01% акций “ЮКОСа”. Еще 52% акций “ЮКОСа” контролировала гибралтарская Group Menatep.

    (В феврале 2004 г., после ареста Ходорковского, сделка была отыграна назад: главные акционеры “ЮКОСа” и “Сибнефти” подписали протокол о совершении обратной сделки по разделению компаний. )

    2. ПОДГОТОВИЛ РОССИЙСКУЮ НЕФТЯНКУ ДЛЯ ПРОДАЖИ ЗАПАДУ.

    3 октября 2003 г. на встрече с премьер-министром Михаилом Касьяновым председатель совета директоров ExxonMobil Ли Рой Реймонд проинформировал главу правительства “о ведущихся переговорах и о приобретении крупного пакета акций” ЮКОСа. Exxon Mobil, предположительно, получит 40-процентный пакет акций ЮКОССибнефти, оцениваемый в 25 млрд. долл.

    Эта продажа также готовилась заблаговременно.

    В 2002 году группа “Менатеп” осуществила размещение 1% акций нефтяной компании в виде американских депозитарных расписок первого уровня. Выручка от реализации ADR составила $147 млн. Незадолго до выхода на международный рынок “ЮКОС” опубликовал бухгалтерский баланс за три квартала прошлого года, выполненный в соответствии со стандартом GAAP.

    Показатели работы компании, отраженные в балансе, оценены инвесторами как положительные, вследствие чего спрос на бумаги “ЮКОСа” вдвое превысил предложение.

    В мае 2002 года “ЮКОС” провёл пробную поставку российской нефти на американский рынок. Одновременно Ходорковский занимался активным продвижением себя, любимого, столь вожделенному им Западу.

    Ходорковский вёл переговоры со своим другом по “Карлайл Груп” Джорджем Бушем-старшим, отцом тогдашнего президента Джорджа Буша, о продаже 40% “ЮКОСа” либо бывшей компании Конди Райс “Шеврон”, либо “Эксон Мобил”.

    К этому следует добавить, что ещё в 1997 году банк МЕНАТЕП взял кредит у West Merchant Bank и Standard Bank of South Africa в размере 236 миллионов долларов США под залог порядка 30% акций ЮКОСа. При реализации этого залога доля упала до 15% посредством “размывания”.

    Передача акций нефтяного сектора западным компаниям – это шаг, который бы нанёс серьезный удар по важному активу, который Россия и Путин собирались использовать для восстановления разрушенной российской экономики: нефть и экспорт за доллары через государственные трубопроводы на Запад.

    В ходе последовавшего расследования дела ЮКОСа выяснилось также, что Ходорковский тайно заключил контракт с лордом Ротшильдом из Лондона не только для поддержки русской культуры через фонд «Открытая Россия». В случае возможного ареста (Ходорковский явно знал, что он играл с огнём, пытаясь совершить переворот против Путина) 40%-я доля его акций ЮКОСа должна была перейти в руки лорда Ротшильда.

    Иными словами, пресловутые 25 миллиардов долларов, за которые Ходорковский хотел продать треть российской нефтянки на Запад – это не цена “ЮКОСа” – это посреднические деньги за приобретение власти над Россией третьей силой.

    И эта третья сила, контролируя 10% бюджетных поступлений России, могла бы диктовать свои условия российской власти и народу России.

    3. ПОДГОТОВИЛ ПЕРЕХВАТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ В РОССИИ.

    Еще в 1999 году году Ходорковский начал строительство сетевой структуры, скупая все, что плохо лежит на политической сцене. Именно для этого была организована скупка депутатов всех существующих в России партий, составлен пресловутый «Список Ходорковского».

    Для этого был заказан, разработан и оплачен не то что проект конституционной реформы, но и конкретный, по месяцам, график захвата власти.

    Политическая структура НК «ЮКОС»- «Открытая Россия», политическое крыло ЮКОСа, заказало своей же дочерней организации — «Фонду развития парламентаризма» — научную работу на тему «Исследование конституционно-правовых проблем государственного строительства». Апрель 2003-го. Акт сдачи. Счет-фактура. Какие же проблемы мы исследуем с научной целью?

    В этом документе было прописано формирование списков кандидатов с запасом больше 226 человек, которые составят большинство в Государственной думе РФ. Это большинство должно будет строиться на основе коалиции купленных партий, а политические договоры с руководством партии важно подкрепить персональными контрактами непосредственно со всеми кандидатами, которые после выборов войдут в состав необходимого большинства, чтобы депутатам выгодно было бы сохранять лояльность коалиции и его лидеру, даже вопреки позиции руководителя собственной фракции.

    Это были не просто планы. Это была серьезная работа, которая уже давала свои результаты. Депутатские мандаты в 1999 году получили один из крупнейших акционеров “ЮКОСа” миллиардер Владимир Дубов (он шел по партийному списку “Отечество – Вся Россия”) и многие другие.

    По данным президента Фонда эффективной политики Глеба Павловского, “Яблоко” было “сплошь юкосовским”, а с СПС – “очень близкие отношения”. Были ангажированы и так называемые независимые депутаты. Всего же “под ружьем” у “ЮКОСа” находилось, по сведениям думских лоббистов, порядка сотни депутатов, причем, многие из них занимали руководящие посты.

    В апреле 2003 года, в преддверии декабрьских 2003 года выборов, Ходорковский заявил о намерении финансировать из личных средств СПС и «Яблоко», которые готовились к участию в выборах в Государственную думу в декабре 2003 года.

    О том, как Ходорковский буквально с руки кормил коммунистов, его идейный соратник Михаил Касьянов несколько лет назад поведал Financial Times. Акционер ЮКОСа Сергей Муравленко в 2003 году был избран в Госдуму по спискам КПРФ. Да и бывший советник правления «ЮКОС – Москва» Алексей Кондауров тоже прошёл в депутаты по спискам компартии.

    После ареста Ходорковского ни СПС, ни «Яблоко» не смогли пройти в Госдуму четвертого созыва, а КПРФ утратила лидирующие позиции по числу депутатов (24,29% на выборах 1999 года и лишь 12,61% в декабре 2003 года.

    Таким образом, схематично, план Ходорковского был таков:

    1. Ходорковский финансирует все политические силы и получает после выборов контроль над Госдумой.

    2. После получения контроля над Госдумой он продает своей пакет ЮКОСа одному из контролируемых американцами нефтяных гигантов (называлась цифра в 25 млрд долларов, деньги разумеется, остаются в западных, контролируемых США банках), сам становится премьер-министром и объявляет импичмент Путину.

    3. Далее Ходорковский снижает налоги, акцизы и пошлины на нефть, тем самым рассчитавшись со своей американской крышей. Далее, он меняет Конституцию – главным лицом в стране становится премьер-министр.

    Здесь следует остановиться подробнее. У любого сырья есть себестоимость добычи и стоимость на мировом рынке. У нефти сейчас стоимость на мировом рынке – это примерно 60 долларов за баррель, а себестоимость добычи сильно различается – самая дешевая у компании Арамко в Саудовской Аравии – это 2,5 долларов за баррель, чуть дороже в Кувейте, еще дороже в Ираке – из-за расходов на безопасность. Очень дорога нефть с буровых платформ в Северном море – порядка 60 долларов за баррель, еще дороже нефть из сланцевых песков. Для России средняя себестоимость примерно 15 долларов за баррель.

    Разница между ценой на мировом рынке – 60 долларами и себестоимостью добычи – в российском случае это 15 долларов – итого 45 долларов в случае России – В ЛЮБОЙ СТРАНЕ ДЕЛИТСЯ НА ДВЕ ЧАСТИ:

    1) АКЦИЗЫ, ПОШЛИНЫ И НАЛОГИ ГОСУДАРСТВУ

    2) ПРИБЫЛЬ СОБСТВЕННИКОВ ДОБЫВАЮЩЕЙ КОМПАНИИ.

    И в одних странах, типа Норвегии – львиная часть в виде налогов уходит государству, а в других, вроде захваченного американцами Ирака, львиная доля уходит собственникам компаний (а компании эти американские и их собственники – элита США. Вот зачем американцы полезли в Ирак).

    Для России же ситуация выглядит так: или налоги составляют 15% от разницы между себестоимостью на мировом рынке и основные собственники российских недр – контролируемые американцами BP, Shell, Exxon-Mobil ,Shevron (а именно через этот вариант Ходорковский собирался захватить власть в России, продав одной из этих компаний свой пакет акций ЮКОС), или же налоги составляют 85 %, а львиная часть собственников – это контролируемые государством Роснефть, Газпромнефть и Татнефть, а также лояльные государству Лукойл и Башнефть (этот вариант реализован Путиным сейчас).

    В случае реализации «плана Ходорковского» наполняемость бюджета за счет продажи нефти снизилась бы с 40% до 10%. Как это отразилось бы на жизни пенсионеров и бюджетников, я думаю, каждый в состоянии представить самостоятельно.

    Поэтому реализация «плана Ходорковского означала резкое обнищание основной массы населения России и резкое обогащение кучки олигархов, ориентированных на своих западных хозяев.

    Но «план Ходорковского» включал в себя не только (а, может быть, и не столько) экономический, но и военный аспект.

    Согласно докладу Станислава Белковского, Михаил Ходорковский и акционеры компании ЮКОС, придя к формальной политической власти, должны были получить финансирование из США в размере около 160 млрд долларов на «полное ядерное разоружение России», поскольку «доктрина ядерного сдерживания себя исчерпала» и хранение ядерного оружия утеряло смысл в современных условиях.

    С. Белковский писал: «В начале 2003 года олигархи послали внятный сигнал: они намерены изменить государственное устройство России и лично взять власть, избавившись от ненужного посредника в лице всенародно избираемого президента страны. Предполагаемый круг участников проекта создания нового государства на территории сегодняшней России не слишком широк: Роман Абрамович, Олег Дерипаска, Михаил Фридман, Михаил Ходорковский. Эти люди ныне контролируют около 40 процентов российской экономики».

    Взяв власть, олигархи собирались решить три главные задачи. Белковский сформулировал их так:

    «1. Обеспечить финальную монополизацию экономики, в результате которой под контролем четырёх физических лиц окажется уже не 40, а 65-70 процентов индустриального потенциала страны;

    2. Полностью легализовать собственность и капиталы, в том числе вывезенные за пределы России;

    3 Ликвидировать единственный политический институт, который в состоянии поставить под вопрос безраздельное олигархическое влияние; этот институт — президентская власть».

    Но как в таком случае обеспечить мирный характер «олигархической революции»: ведь такая, с позволения сказать, идеология новой власти может вызвать широкий общественный протест.

    А если Кремль найдёт в себе силы сопротивляться? Кто, грубо говоря, станет «крышевать» заговорщиков, страхуя их от возможного противодействия со стороны Путина? Кто обеспечит благоприятный отклик «мирового общественного мнения» в случае применения новой властью жёстких мер для подавления уличных протестов, как это было после «чёрного октября» 1993-го года?

    «Гарантом операции может быть только единственная сверхдержава современного мира — США. Дивиденды Америки вполне очевидны. Во-первых, переворот гарантирует полное превращение России в сателлита Вашингтона. Во-вторых, уже в ближайшие годы крупнейшие сырьевые, а затем и инфраструктурные компании России станут собственностью корпораций англосаксонского мира».

    Вот оно! Ключевое слово сказано! «Собственностью англо-саксонского мира», и ничьей более, должны были стать при посредничестве Ходорковского все «бесхозные», после развала СССР, богатства «демократической России».

    В 2003 году, когда пошли первые аресты в ЮКОСе, Ходорковский обиженно заявил на весь мир, что “идет атака на еврейский капитал”. Я тогда недоуменно воскликнула: “С каких это пор российская нефть стала еврейским капиталом?”

    «Сделка ТНК с British Petroleum была первой – предупреждает Белковский, – за ней последует, очевидно, операция по продаже “ЮКОСа”. Причем известен уже и потенциальный покупатель — Halliburton, родная компания вице-президента США Ричарда Чейни, корпоративное воплощение шкурных интересов американской верхушки. Далее — уже и энергетика, и телекоммуникации, и, вероятно, ВПК».

    При этом особую весомость планам Ходорковского придавала его тесная личная дружба с тогдашним вице-президентом США Ричардом Чейни, представлявшим интересы американского нефтяного гиганта Halliburton, с которым ЮКОС намеревался слиться в единую сверхнациональную суперкорпорацию.

    Именно на свои тесные связи с истеблишментом США делал свою главную ставку Ходорковский, полагая, что Путин побоится ссориться с американской «крышей».

    Чьи интересы стал бы отстаивать человек, чье состояние лежит в американских банках, вопрос риторический. Скорее всего, Ходорковский ликвидировал бы российское ядерное оружие и сдал бы Россию англосаксам.

    Мы бы стали вторым сортом в собственной стране, и пятым сортом (после прибалтов и грузин) в Западной системе. Лучшими активами и реальной властью в России обладала бы элита англосаксов. А Xодорковский бы стал на Западе фигурой типа Горби.

    Но – не срослось. Такой шикарный план рухнул в одночасье – 25 октября 2003 года Ходорковский был арестован.

    О том, как «брали» Ходорковского, есть смысл поговорить отдельно.

    Ссылка на основную публикацию