Почему женщин-водолазов не допускают к подводным работам: живая история

Водолаз рассказал о погружениях к подводной лодке «Курск» (27 фото)

12 августа 2000 года в Баренцевом море на глубине 108 метров в результате катастрофы затонула атомная подводная лодка «Курск». Весь экипаж, состоявший из 118 человек, погиб. Далее вас ждет рассказ российского водолаза Андрея Звягинцева, который был в числе тех, кто погружался к подлодке.


Водолаз Андрей Звягинцев был одним из участников операции по подъему тел затонувших подводников, начавшейся 25 октября 2000 года. И до сих пор не может ее забыть, даром что за четверть века в морской службе случалось всякое. В 2011, к примеру, была пассажирская «Булгария». Но «Курск» — отдельной графой. Как для всей страны.

В те августовские дни 17 лет назад Андрей с командой собирался на плановые учения. Срочный приказ отправиться в район Баренцева моря спутал все планы. Было понятно: ситуация серьезная. Но что настолько страшная, никто и представить не мог.

В операции по подъему тел подводников и секретных документов затонувшей подлодки участвовали 6 россиян и 6 водолазов из Норвегии: именно они сделали технологические вырезы в корпусе атомохода. А внутрь «Курска» уже пошли наши специалисты.

Водолазов-глубоководников иногда поэтично называют витязями глубины, даром что красоты в их работе, прямо скажем, мало. Однако Андрей — действительно витязь. И фраза из легкомысленной песенки о «военных, красивых, здоровенных» — тоже про него. Он настоящий русский мужик. И не только потому, что участвовал в операции по подъему тел затонувших подводников. Хотя поэтому — в первую очередь. Настоящий, потому что не хвалится своими заслугами.

В 2000 году он, 31-летний капитан второго ранга, уже имел множество наград. Но ни родители, ни жена Ирина никогда не знали точно, какую работу он выполняет в командировках. И могли только догадываться, как рисковал их любимый сын и муж.

С Андреем и Ириной мы встретились в военном санатории уже после завершения операции осенью 2000 года. И поняли, что настоящий офицер Звягинцев — еще и очень душевный человек.

— Когда по телевизору сказали, что в России нет сил и средств для спасения, нет водолазов-глубоководников, у меня и у всех моих подчиненных мичманов был шок, — вспоминал Андрей. — Такого мы о себе еще не слышали. Я командир спасательной группы, у нас их две в отряде! Никто не имеет меньше 2000 часов погружения. Высококлассные специалисты! Когда о трагедии сообщили СМИ, мы уже сидели в готовности: отряд ведь быстрого реагирования. Хотя средств, с которыми нужно спускаться, действительно нет.

Отбор был жесткий. Сначала назначили 12 человек, а пошли шесть. Из отряда остались: сам Звягинцев, Сергей Шмыгин, который всегда работал с ним в паре, и Дмитрий Семизаров. Еще трое — черноморец Юрий Гусев, Дмитрий Новиков с Балтийского флота и представитель 40-го НИИ Владимир Селютин.

— Работали так: двое наших, один англичанин. Норвежская контора набирает водолазов со всего мира. Помните, во время Второй мировой немецкие подлодки торпедировали «Эдинбург», на котором мы по ленд-лизу перевозили золото из Мурманска в Англию? Англичане потом организовали на место гибели экспедицию. Так вот, с нами работали четверо из тех, кто спускался на «Эдинбург». Нашим ребятам в основном по 28-30 лет, а у них самому молодому — 42. Критерий у водолазов один: здоровье. Снаряжение для спуска на глубину до 60 метров весит 90 килограмм. Так что хрупким здесь делать нечего.

Когда кто-то сказал, что российские специалисты уступают англичанам в профессионализме, наши поначалу оробели. Но, спустившись, сами поняли: профиль российских водолазов шире. Наш специалист делает очень много, их — только работает под водой и техники не касается.

— Словом, мы и тут оказались круче! Перед спуском отрабатывали аварийные ситуации. Например, на случай прекращения подачи воздуха в скафандр. Англичане не понимали: как может пропасть воздух? Капиталисты! В наш адрес они позволили единственное замечание: «Вы все делаете очень быстро!» Они-то в возрасте, английские пэры! Поначалу мы с ними объяснялись путем рисунков, жестов, на пальцах. А прощались друзьями.

Супруга Андрея Ирина ждала мужа дома. Пока не ушел в барокамеру, все время звонил с «Регалии». Потом сказал: «Смотрите телевизор». И она стала переживать еще больше. Все время перезванивалась с родителями. А там только старенькая бабушка Андрея одна всех успокаивала. И даже виду не подавала, что волнуется.

— Когда передали, что спуски закончились, я так обрадовалась, что даже закричала, — смахивает слезу Ирина.

— Отец сильно волновался, — рассказывал Андрей. — Я уже потом узнал. Он чуть ли не каждый день ходил в церковь, свечи ставил. Когда после операции я первый раз позвонил, он взял трубку, и было слышно, как мама плачет. Отец признался тогда: «Ты извини, просто все накопилось».

— А мне на работу однажды позвонил Боря из отряда, — продолжала Ирина. — Он не спускался, оставался на корабле. Помню, сказал: «Андрей передает привет, у него все хорошо». А у меня такой ком в горле — слова вымолвить не могу. Чувствую, если начну говорить, просто заплачу и все. Он понял, начал утешать: «Вы не волнуйтесь!» Андрей перед отъездом тоже успокаивал: «Не переживай, в лодку не полезу». Я: «Не лезь, все рано застрянешь, ты слишком большой!» Хотя знала, что полезет. И самый первый. А я как представлю себе эти шланги. Застрянут. Запутаются.

— Дилетант! За первым спуском следили все! Если б мы тогда замандражировали, больше уже не спустились бы. Трудность в том, что к нам подходила куча шлангов: водообгрев, подача воздуха, телекамера, связь. Скрученная связка неопасна, но возле водолаза кабели расходятся в разные стороны и представляют собой большое количество петель. Поэтому мы закутывали друг друга так, чтобы ни на один гвоздь не напороться, ни за что не зацепиться.

У иностранцев была задача вскрыть атомоход «Курск». С телами подводников работали только россияне.

— Спасибо Петербургской военно-медицинской академии, кафедре физиологии подводного плавания. Нас возили в морг, показывали человеческие тела во всех состояниях. Мы привыкли. А вообще. Бояться надо живых. Ира правильно говорит: мы все болеем фанатизмом. Для нас чем ситуация сложнее, тем интереснее. Это в хорошем смысле слова наркомания. Если так можно сказать.

Живых быть не может

Помню, тогда всех волновал вопрос: почему прекратили поиски в девятом отсеке атомохода. Андрей объяснил: был пожар, все завалило. Еще при первом погружении брали концентрацию воздуха и поняли: живых быть не может. СОР превышало все допустимые нормы. Однако несколько подводников успели надеть спецкостюмы.

— В этом пусть разбирается комиссия, там много непонятного. Некоторые спрашивают: почему водолазы не читали записки? Но это же нонсенс! Мы все собирали и поднимали наверх.

Гордость российского флота, атомный крейсер «Курск» безжизненно покоился на глубине 108 метров. Тем, кто связал жизнь с морем, видеть это было невыносимо. И забыть невозможно. Боль осталась в сердце навсегда.

Внутри все было перевернуто, на стенах от воды — черные разводы. Только когда водолазы обнаружили тело капитана Колесникова, его записку и вещи других моряков, картина трагедии стала более или менее понятной.

Летом 2001 года капитан 2 ранга Звягинцев снова руководил группой водолазов: теперь предстояло осуществить подготовку и поднять атомоход «Курск». У Андрея максимальное количество погружений. Больше 870 часов он провел под водой на глубине 112 метров. Думал ли там о семье?

— Честно — нет. В камере у меня всегда была с собой фотография. А на глубине подобные мысли могли привести если не к трагедии, то к неадекватной ситуации.

В 2002 году Андрею Звягинцеву было присвоено звание Героя России. Спустя два года он стал капитаном 1 ранга. Сегодня Андрей Николаевич — начальник 40 НИИ аварийно-спасательного дела, водолазных и глубоководных работ Минобороны, депутат муниципального образования город Петергоф.

Под водой дышится легко

Автор/авторы:

Интервью с водолазом о не женской профессии

23.07.2018, /=РО=/ «Подводные люди» — так называли первых водолазов, которые сотни лет назад ныряли за жемчугом», — рассказывает мой собеседник Владимир ГРИЦЫХИН, человек, который 55 лет из своих 70 посвятил водолазному делу, восемь раз тонул, поднимал со дна затонувшие корабли и древние артефакты и уверен, что всех его впечатлений с лихвой хватило бы на несколько жизней.

После профессионального праздника, который водолазы ежегодно отмечают 5 мая, корреспондент /=РО=/ встретилась с ним и узнала, кого не берут в водолазы, должен ли «подводный человек» быть романтиком, почему с большой глубины, куда можно спуститься за две минуты, подниматься приходится дольше часа и может ли стать водолазом человек, который не умеет плавать.

День водолаза отмечается 5 мая (по старому стилю — 23 апреля), потому что именно в этот день в 1882 году по указу императора Александра III в Кронштадте была основана первая в мире водолазная школа, в которой готовили водолазов для военно-морского флота. Этот праздник водолазы любят и отмечают: ветераны водолазного дела собираются за одним столом, на котором, помимо всего прочего, всегда есть морепродукты.

55 лет в мире безмолвия

Владимиру Грицыхину через месяц исполнится 71 год. Но это не мешает ему и сегодня погружаться под воду и выполнять водолазные работы. В это трудно поверить, но его водолазный стаж — 55 лет. «Когда люди узнают это, предлагают зафиксировать рекорд в Книге Гиннесса. Если посчитать часы, которые я провёл под водой, я уже несколько раз заработал пенсию», — улыбается он. Во время нашей беседы Владимир Александрович часто шутит. То про медузу Марусю, то про бычка Васю, которые под водой не отвлекают его от работы. Чувство юмора, признаётся он, присуще всем водолазам:

— Без него в нашей работе никак, потому что иногда приходится погружаться в холодную воду, под лёд, в шторм. У нас даже есть такая присказка: «Даже в хмурую погоду водолазы лезут в воду».

Всё своё детство Владимир Грицыхин провёл на море, в Крыму, хотя с аквалангом впервые погрузился в Дон. Когда был маленьким, из книжек и журналов вырезал картинки с водолазами, по много раз пересматривал фильмы Жака-Ива Кусто.

— Свой первый акваланг я купил, когда был школьником, в 14 лет. Долго собирал на него деньги — он стоил тогда аж 132 рубля (для сравнения скажем, что велосипед в то время стоил примерно 25 рублей. — Прим. /=РО=/.). Поехали с братом в низовья Дона, я нырнул, помню — почувствовал, как легко дышится под водой. В 1963 году начал заниматься подводным спортом в школе ДОСААФ, а в 66-м сам напросился на водолазную службу, — вспоминает он.

До того, как Владимир Александрович попал в знаменитую на весь Советский Союз школу водолазов в Севастополе, у него уже было более 400 часов под водой.

Профессия водолаза всегда была овеяна романтикой. По словам Владимира Грицыхина, именно из-за неё (но иногда — просто из-за желания заработать) приходят в эту профессию: молодёжь мечтает находить затонувшие корабли и клады, исследовать подводный мир.

— Романтика есть в любой работе, — уверен он. — Тут всё зависит от человека. Если он романтик, то даже в ассенизаторской работе сможет найти свою прелесть. А наша работа — это не только романтика. Это ежедневный труд в особых условиях. Конечно, с годами чувство страха перед погружением становится меньше. Мы никогда не входим в воду, как в чуждую нам среду, — только как в свою, привыкаем к опасности, и это хорошо. Если под водой что-то пойдёт не так, будет больше шансов выжить.

Иногда под водой происходят несчастные случаи. Жизнь водолаза зависит от многих факторов: запаса воздуха, которого может не хватить просто потому, что ты где-то задержался, сильного течения, собственных или чужих ошибок, плохой видимости и т. д. Хотя нашим, речным водолазам, в отличие от морских, постоянно приходится работать при плохой или нулевой видимости и делать всё наощупь.

Читайте также:  Льготы пенсионерам в 2020 году в Ростовской области – перечень и порядок оформления

— На миру, говорят, и смерть красна, а водолазы погибают в одиночестве, — говорит Владимир Александрович.

Он является представителем Конфедерации подводной деятельности России в Южном федеральном округе и проводит расследования несчастных случаев с водолазами, поднимает погибших из воды.

Не женская профессия на дне

Работа водолаза считается настолько опасной и вредной, что эти специалисты выходят на пенсию на 10 лет раньше представителей многих других профессий — в 50 лет. А женщинам вообще запрещено быть водолазами.

— Такая работа сильно сказывается на здоровье и может причинить вред не только женщине, но и её будущему ребёнку, — объясняет Владимир Грицыхин. — Но когда появился дайвинг (водолазы и дайверы — это не одно и то же. Водолаз — профессия, эти специалисты выполняют работы под водой, а дайверы — любители, они погружаются с познавательной целью, для развлечения или в поисках острых ощущений. — Прим. /=РО=/.), женщины стали работать инструкторами, водить подводные экскурсии по пять раз в день. Мы, с одной стороны, законодательно предохранили их от беды, но, с другой, наказали. Они так же, как и мы, зарабатывают профессиональные болезни, но не пользуются водолазными льготами: мы раньше уходим на пенсию, они — нет, нам раз в год положено санаторно-курортное лечение, им — нет, у нас бесплатное питание при погружениях, а у них — нет.

Несмотря на то, что такая работа наносит большой вред здоровью (баротравмы, кессонная болезнь, кислородное голодание, азотный наркоз — вот лишь несколько профессиональных заболеваний водолазов), тот, кто собирается стать «ихтиандром», должен обладать крепким здоровьем.

— Требования к будущим водолазам предъявляются серьёзные. Здоровье у них должно быть такое же, как у космонавтов, — говорит Владимир Александрович.

Вы удивитесь, но среди водолазов встречаются люди, которые не умеют плавать. Снаряжение позволяет им иметь любую плавучесть. А есть даже специальные буксировщики, которые возят их под водой.

— Но мы в учебном центре учим плавать. Бывают ситуации, когда это умение может спасти жизнь. Сам я, хотя плаваю с самого раннего детства, восемь раз тонул. Меня вытаскивали из воды без сознания и каждый раз мне везло остаться живым, — рассказывает Владимир Грицыхин.

Самое частое заболевание водолазов, работающих в реках, — баротравмы, а тех, кто погружается в море, — декомпрессионная болезнь. Для предотвращения декомпрессионного эффекта, применяются специальные таблицы, в которых прописан постепенный подъём с глубины, с остановками безопасности. Если погрузиться под воду водолаз может за несколько минут, то подниматься порой приходится больше часа.

— Сам я ни разу не допустил декомпрессионной болезни. Но слишком долго работал под водой, и эта нагрузка на организм даёт о себе знать: азот потихонечку начал съедать суставы, появился артрит, — говорит водолаз.

«Ихтиандры» песчаных карьеров

Несколько лет назад Владимир Грицыхин создал в Ростове школу водолазов. «Жалко уходить из жизни со всем этим богатством, поэтому я и решил делиться с людьми своими знаниями», — говорит он. Сегодня она единственная в нашем регионе. Здесь готовят водолазов для всей России. Это и профессионалы, которые проводят подводно-технические работы, и спасатели, и представители силовых ведомств, и дайверы. В учебном центре есть барокамера — единственная дежурная в Ростовской области для подготовки водолазов к подводным перегрузкам.

— Ребят, которые приходят в наш учебный центр, мы погружаем в барокамере на глубину 60 метров. Если выдержали баротест, они проходят специальную водолазную медкомиссию в больнице водников. Только те, кто годен, могут приступить к обучению, — рассказывает Владимир Александрович.

По его словам, здоровье и физическая подготовка у современной молодёжи хромают. Да вдобавок многие молодые люди курят. А у водолазов это не приветствуется — у них должны быть здоровые лёгкие.

Обучение состоит из теоретической, практической частей и спецдисциплин. Практику ростовские водолазы проходят сначала в специальном тренировочном бассейне, а потом — на открытой воде. Спасателей обучают такелажному делу, поиску и подъёму инертных тел, то есть утопленников. Для этого в реке затапливается манекен, который ученики ищут при нулевой видимости. Профессиональным водолазам нужно знать ещё и гидротехнические сооружения, и устройство кораблей, осваивать сварку, резку, бетонные работы и др. Сегодня, как говорит водолаз, в Ростове переизбыток этих специалистов.

Снаряжение, которое используют современные водолазы, сравнительно лёгкое и удобное (старинное весило около 100 кг).

— Вес снаряжения зависит от времени года, предстоящих задач, глубин и т. д. В зависимости от этого мы используем баллоны разных объёмов. Есть дыхательный аппарат «Последний вдох», который весит около одного килограмма (предназначен для дыхания в аварийных ситуациях, он как «запасной парашют» для водолаза, объём потребляемого воздуха, а значит и время работы, зависит от особенностей пловца. — Прим. /=РО=/.), — говорит Владимир Грицыхин.

Монахи, мортиры и Мчишта

У него тысяча и одна история об интересных погружениях: он вспоминает, как по заданию академии наук Грузинской ССР участвовал в поисках утопленного в Чёрном море судна, на котором находились 150 монахов из Новоафонского монастыря, и штурме крупнейшего из известных в Абхазии подземного источника Мчишта, как перед Новым годом поднимал технику с затонувшего на набережной Ростова ресторана «Посейдон», как не мог найти выход с затонувшего судна, как находил под водой древнегреческие амфоры, судовые колокола, которые пробыли под водой около ста лет, старинные якоря, пушки и мортиры, бронзовые фонари и столовое серебро. Владимир Грицыхин — единственный в Ростовской области инструктор по подводной археологии.

— Я договорился с Конфедерацией подводной деятельности России о создании при нашей школе водолазов музея артефактов, найденных под водой, — рассказывает Владимир Александрович, показывая ценные экспонаты. — Каждый из них имеет свою интересную историю, и все они найдут достойное место в будущем музее. Многие водолазы даже не понимают, какие уникальные вещи находят под водой. Кстати, там они сохраняются лучше, чем в земле. Ведь под водой нет перепадов температур, и ил защищает их.

Вспомнив песню, в которой поётся, что «водолазы ищут клады», интересуюсь у Владимира Грицыхина: так ищут или нет?

— Клады есть, и мы знаем — где. Не только в море, но и в Дону. Но вам не скажу, а то разболтаете. Да и что такое клад? Иногда какая-то железяка оказывается ценнее целого ящика золота, — отвечает он с улыбкой.

Подводная одиссея Владимира Грицыхина

Самые распространённые работы, которые приходится выполнять ростовским водолазам, — подводная сварка и резка, строительство и ремонт причалов, укладка трубопроводов, прокладка дюкеров, судоподъёмные работы, обследование и очистка дна и др. Но есть и уникальные. Команду Владимира Грицыхина часто приглашают на работы, с которыми не могут справиться другие.

— Несколько лет назад зимой в Геленджике у причала затонуло судно. Многие водолазные организации пробовали его поднять, но не смогли. Тогда позвали нас. Я приехал со своими учениками, и через 10 дней мы его подняли. Только представьте, как они были горды! Но хитрость, которую мы применили, оставили в тайне от наших коллег, — рассказывает он.

Таких «хитростей» у Владимира Александровича много. Он даже создал конструкторское бюро в своей организации. На его счету — 17 патентов и разные престижные награды, к примеру, с международных выставок инновационных работ в Брюсселе, Париже и Марокко.

Даже когда Владимир Грицыхин не на работе, он всё равно погружается под воду. Своей «пенсионной игрушкой» он называет дайвинг. Красное море, по его словам, — «аквариум». Баренцево — строгая красота. А самое ужасное море — Белое. Насколько красиво вокруг, настолько под водой мрачно и тяжело.

Ростовские водолазы не только поднимают со дна затонувшие корабли, ремонтируют суда на плаву, строят причалы, очищают водоёмы, работают на нефтепромысле во Вьетнаме, но и снимаются в кино. В прошлом году они были задействованы в водолазных съёмках в старинном тяжёлом снаряжении, которое весит больше 100 кг, в телевизионном сериале «Смотритель маяка». А в ближайшее время будут сниматься в Крыму в картине «Бриг «Меркурий». Это история о корабле, который в 1829 году, во время Русско-турецкой войны, одержал победу в неравном бою с двумя турецкими кораблями, за что был награждён кормовым Георгиевским флагом.

Водолазы только называются так, но лазать им приходится не только в воде, но и в агрессивных средах: нефтепродуктах, спиртосодержащих жидкостях, глиняных растворах и т. д.

Почему женщин-водолазов не допускают к подводным работам: живая история

В качестве вступления текст из книжки детства. Золотовский Константин Дмитриевич “Подводные мастера”:

“Что делает водолаз? Вы думаете, с осьминогами сражается, добывает жемчуг и кораллы в океане, вылавливает погибших капитанов с ядром, привязанным к ноге? Про таких водолазов я и сам читал, когда мне было лет десять-одиннадцать. До сих пор помню картинку: каюта затонувшего корабля, посредине каюты стол, за столом скелеты в морской офицерской форме, у одного даже трубка в зубах. Над столом рыбки гуляют, а в дверях живой водолаз стоит, за медную голову руками держится, оттого, наверно, что сроду не видал, как мертвецы курят. А теперь я водолазное дело знаю не по рассказам. Я сам был водолазом глубоководником.”

Давно уже хотел сделать своего водолаза, до этого делал совсем маленьких-по 5см высотой для композиций с подводной лодкой.

А сейчас решил сделать солидного, с хорошей деталировкой и высотой см 25 примерно.

взял велосипедные трубки и часть рамы и сварил из них тело.На ноги пошла велосипедная вилка.

Придал слегка дутую форму водолазной рубахе, низ ног сузил, под башмаки.

Сделал шлем из пустотелого шара 50мм купленного в строймаге, части крацовки на болгарку 75мм и вставки в раму под подшипник передней вилки от советского велосипеда.

Манишку сделал просто из листвого металла, загнутого о трубу.

Далее от какой то автомобильной резьбовой втулки отрезал кольцо с фаской, для лицевого иллюминатора и два поменьше из трубы на боковые, приварил.

Сделал решетки из тонких проволочек, что бы вид был более старинный.

Добавил по контуру манишки окантовку из мягкой проволоки.

На шлем приварил часть, за которую цепляют шлем .

Когда зачищал втулку велосипедную от нагара хром слез, а омеднение осталось-очень в тему.

Ну и специально снял видео, с пояснением, из чего сделан шлем.

Не трехболтовка конечно, но в целом вид есть.

Позже дошло, что для трехболтовки поменьше можно взять пару держателей транзистора типа КТ805,с тремя отверстиями, ловите идею!

Сделал рукавицы на руках.

взял закругления от ручки старого ведра и вварил в руки, большой палец сделал из прутка.

Галоши сделал из двух роликов от конического подшипника, плоского металла на подошвы и части пальца от трапеции москвич-отличные полукруглые носы вышли.Добавил еще окантовку из проволоки.

Далее в ход пошли хомуты от катушки ЭЛТ телевизора, и шайба, держащая кинескоп на корпусе.

один хомут латунный пошел на пояс, другой на ремень, который пропущен между ног.

Ремень закрепил кусочками прутка на сварку.

Добавил на ноги подобие прорезиненных усилителей на водолазной рубахе.Так я и не разобрался, по идее они должны быть на коленях, но на некоторых фото явно идут от колена и ниже.

Сделал водолазный нож из столового ножа завода “Труд” г. Вача.

Обрезал, оставил часть рисунка на рукоятке, приварил на пояс.

Из металлического крючка сделал якорь, покрыл его точками сварки, что бы был вид обросшего ракушками и ржавчиной.

За якорем приварил пучок растений, сделанный из расплющенной на железной дороге вязальной проволоки, у нее интересный вид, так специально не сделаешь.доработал еще ее сваркой.

Читайте также:  Какие документы нужны для оценки квартиры для ипотеки

Из железки сделал подобие камня на морском дне, с которого сходит водолаз.

Все это прикрепил к листу металла, сваркой навел линий имитирующих неровности дна.

Одна сторона листа отрезана газовым резаком, у нее шикарный волнистый край.

Добавил воздушный шланг за спиной водолаза.

сигнальный конец решил не делать.

Шланг сделан из пружинной оболочки от тросика стиральной машины, внутрь вставлена сварочная проволока и все юто зажато в кусочки тормозной трубки-что бы легче было приварить, тк пружина легко сгорает.

Покрасил шлем медной краской, манишку тоже, а середину оставил без покраски-там виден слой омеднения .

Так-же покрасил носки башмаков.

Рубаху пыльнул слегка медной краской другого оттенка.

Сверху прозрачный лак.

Вот такой вышел красавец.

Ну и как всегда, видеообзор :

Спасибо за внимание!

Водолазные работы. Паника под водой

Всем привет. Уже почти два года я работаю водолазом и сегодня хочу рассказать вам историю как у меня случилась паника под водой и я чуть не умер(Паника под водой равна смерти). Было это около года назад. Работал я в одном порту и задача нашей компании состояла в том чтобы обеспечить необходимую глубину. Сделать это было необходимо чтобы заходящие корабли не зацепили дно. Вот так я выглядел в полном комплекте снаряжения. Обратите внимание на маску. На уровне рта имеются провода. Это важно для будущего повествования

Уже под завершение работ нужно было совершить проверку глубин и забрать инструменты(болторез). И вот залез я в воду,начинаю спуск по спусковому концу(веревка соединяющая сушу и место работы). Видимость под водой 30 см, но да ладно мы и в полной темноте работали. Достигаю дна и начинаю работу. А проверять глубину нужно вот на таких чудных габионах. Только на 10 метрах глубины.

Ползаю я по этим габионам, измеряю. Как вдруг неожиданно цепляюсь за что-то. И все, мою голову что-то обездвижило. Попробуйте представить что я ощутил в тот момент. Вы находитесь на глубине равной 10 метров и не можете пошевелить головой. Придя немного в себя начинаю ощупывать чем же я зацепился. Оказывается одна из ячеек габиона была разрезана и по сути своей образовала карабин в который я зацепился проводкой около лица. Паника нарастает. Что же делать? Точно! У меня же есть болторез в руках,можно просто перекусить эту проволоку! Так, а вдруг я перережу шланг подачи воздуха? Я же не вижу что буду перекусывать. А в перчатках 9мм неопрена очень трудно ощутить разницу между проволокой и шлангом тем более они вблизи моего лица. Ладно, хреновая идея. Дышим . Думаем. Может снять маску и начать аварийное всплытие? Тогда при всплытии на задержке дыхания может произойти баротравма лёгких (взрыв легкого, и нужно будет проходить лечение в барокамере если не умрешь по дороге в больницу). Да и вообще маска намертво прикручена к системе подачи воздуха и в случае сильного зацепа я просто не сдвинусь с места только лишив себя воздуха. Тоже хреновая идея. Паника нарастает. Я не знаю как поступить. Так,у меня на берегу есть ребята у которых можно спросить по связи что делать?
Я-Раз-раз,проверка связи.
Берег -слышим тебя хорошо
Я-ребят я маской зацепился, не могу пошевелить головой. Что делать?
Берег- снимай маску и всплывай *смех
Я-Спасибо вы очень помогли
Понятно. Ребята не помогут. Они считают что ситуация фигня. Ладно будем пробовать принимать хоть какие-то действия. Снова накатывает приступ паники. Отгоняем его от себя. Только трезвый ум. Это единственное что поможет выбраться. Чаще дышим. Может попробовать просунуть пальцы в эту ячейку и разорвать её? Пальцы пролезли. Пробуем. Ячейка не поддается. Ладно,попробуем сделать все в обратном порядке. Я приполз вон оттуда. Разворачиваем тушку. Начинаем как рак пятиться назад. И вот она радость. Я могу повернуть голову! Паника спадает. Доделываем работу а после придя домой хорошенько выпиваем.

Спасибо что дочитали. Надеюсь эта история станет для вас маленьким предостережением о том что с водой штуки плохи.

Любители истории

Популярные публикации

Последние комментарии

Водолаз рассказал о погружениях к подводной лодке «Курск»

12 августа 2000 года в Баренцевом море на глубине 108 метров в результате катастрофы затонула атомная подводная лодка «Курск». Весь экипаж, состоявший из 118 человек, погиб. Далее вас ждет рассказ российского водолаза Андрея Звягинцева, который был в числе тех, кто погружался к подлодке.

12 августа 2000 года в Баренцевом море погиб атомный подводный ракетный крейсер (АПРК) К-141 “Курск” — одна из самых современных на тот момент субмарин ВМФ России.

14 августа, понедельник, 11-часовой эфир программы «Вести», срочная информация: «ЧП на атомной российской субмарине в Баренцевом море. Подводная лодка Курск легла на дно (по причине неназванных неполадок). По данным пресс-службы ВМФ ядерного оружия на борту подлодки нет, радиационная обстановка в норме». На самом деле атомный подводный ракетоносный крейсер К-141 «Курск» потерпел крушение двумя днями ранее — 12 августа, во время учений в Баренцевом море. Последняя запись в бортовом журнале была в 11 часов 15 минут. В 11:28 гидроакустик на крейсере «Петр Великий» зафиксировал некий хлопок. Позже «Курск» не вышел на связь в установленное время (в 17:30). Считается, что о крушении военное руководство узнало вечером 12 августа (в 23:00 командир подлодки повторно не вышел на связь). На поиски «Курска» отправилась группа кораблей во главе с командующим Северным флотом Вячеславом Поповым. Ранним утром 13 августа «Курск» был обнаружен гидроакустической аппаратурой крейсера «Петр Великий» — подлодка легла на грунт на глубине 108 метров.

Звезда героя на кителе командира спецотряда водолазов капитана 1-го ранга Андрея Звягинцева – единственная награда, которая одновременно повод и для гордости, и для скорби. Ничто в этом мире не сможет заставить его забыть август 2000 года. В 2000 году он, 31-летний капитан второго ранга, уже имел множество наград. Но ни родители, ни жена Ирина никогда не знали точно, какую работу он выполняет в командировках. И могли только догадываться, как рисковал их любимый сын и муж.

В те августовские дни 17 лет назад Андрей с командой собирался на плановые учения. Срочный приказ отправиться в район Баренцева моря спутал все планы.
– Сразу стало понятно, что дело серьезное, – вспоминает Андрей. – Однако мы даже близко не понимали, насколько все страшно. Никакой паники не было. Собрались, поехали. По пути разговоры были только о работе. Водолазы узнали о трагедии одними из первых. И неспроста. На учениях они как раз планировали отрабатывать подобный сценарий. Вот только на то, что с ним придется столкнуться в жизни и так скоро, они не рассчитывали.

Отбор был жесткий. Сначала назначили 12 человек, а пошли шесть. Из отряда остались: сам Звягинцев, Сергей Шмыгин, который всегда работал с ним в паре, и Дмитрий Семизаров. Еще трое — черноморец Юрий Гусев, Дмитрий Новиков с Балтийского флота и представитель 40-го НИИ Владимир Селютин.
Командир честно признается: спасатели были не готовы. Не духовно или профессионально, а технически.
– У нас не было той технической мощи, которая имелась в Советском Союзе, – грустно объясняет водолаз. – Были подготовленные люди, это да. Но этого не хватило.

Спасатели долго готовились к погружению. Однако время поджимало. А тут еще и погода, словно намерилась помешать вытащить подводников из стального гроба. Было тяжко осознавать, что они не в силах помочь морякам. Все это давило на психику.
– Первая мысль была о том, что гибнут моряки российского флота. Наши коллеги. Наши братья. Наши друзья, – вспоминает Андрей. К счастью, спасателям было не до новостей и они не слышали критику в свой адрес, которая звучала со страниц газет и телеканалов. А вот прибывшие на помощь иностранные коллеги оценили их действия как профессиональные и правильные. Правда, легче от этого не стало.

В операции по подъему тел подводников и секретных документов затонувшей подлодки участвовали 6 россиян и 6 водолазов из Норвегии: именно они сделали технологические вырезы в корпусе атомохода. А внутрь «Курска» уже пошли наши специалисты.
— Работали так: двое наших, один англичанин. Норвежская контора набирает водолазов со всего мира. Помните, во время Второй мировой немецкие подлодки торпедировали «Эдинбург», на котором мы по ленд-лизу перевозили золото из Мурманска в Англию? Англичане потом организовали на место гибели экспедицию. Так вот, с нами работали четверо из тех, кто спускался на «Эдинбург». Нашим ребятам в основном по 28-30 лет, а у них самому молодому — 42. Критерий у водолазов один: здоровье.

Снаряжение для спуска на глубину до 60 метров весит 90 килограмм. Так что хрупким здесь делать нечего. Когда кто-то сказал, что российские специалисты уступают англичанам в профессионализме, наши поначалу оробели. Но, спустившись, сами поняли: профиль российских водолазов шире. Наш специалист делает очень много, их — только работает под водой и техники не касается.

– Знаете, даже сейчас мне больно вспоминать, каким я увидел «Курск» в тот раз, – Звягинцев делает паузу, пытаясь подобрать слова. – Представляете, атомный крейсер, гордость российского флота. И вот он безжизненный там, во тьме воды. Видеть мертвую лодку на глубине и в таком состоянии – это больно.

Андрей совершил больше погружений к «Курску», чем кто-либо другой. Более 870 часов, проведенных под водой на глубине ста метров. Но именно тот первый раз стал для него моментом, который он будет помнить всю жизнь, который будет ему сниться. Водолаз не любит рассказывать, что он первым вошел в искореженную подлодку. Хотя тогда с этой работой не смогли справиться даже иностранные профессионалы. А вот его отряд смог. Возможно, помогло напутствие родственников экипажа.
– Мы как раз решали, насколько опасно было бы попытаться проникнуть на борт, когда к нам пришли родные ребят с «Курска», – делится Звягинцев. – Они тогда уже знали, что мы хотим сделать, и попросили наше руководство не разрешать нам эту операцию, если риск слишком большой. Сказали: «Если море уже забрало наших ребят, то пусть хоть остальных не тронет». Но мы все равно решились.

Супруга Андрея Ирина ждала мужа дома. Пока не ушел в барокамеру, все время звонил с «Регалии». Потом сказал: «Смотрите телевизор». И она стала переживать еще больше. Все время перезванивалась с родителями. А там только старенькая бабушка Андрея одна всех успокаивала. И даже виду не подавала, что волнуется. — Отец сильно волновался, — рассказывает Андрей. — Я уже потом узнал. Он чуть ли не каждый день ходил в церковь, свечи ставил. Когда после операции я первый раз позвонил, он взял трубку, и было слышно, как мама плачет. Отец признался тогда: «Ты извини, просто все накопилось».

Мало кто знает подробности первого посещения лодки. В то время спасателям было не до журналистов. Они отчитывались только перед своим начальством и прокуратурой. Так что кошмар затонувшей субмарины не стал достоянием общественности.

– Внутри все было перевернуто. На местах остались только закрепленные приборы. Везде на стенах черные разводы. Видно было, что вода несколько раз то заполняла отсеки, то наоборот спадала, – рассказывает спасатель. – Безжизненный корпус, а не боевое судно.

– Нам необходимо было оценить состояние субмарины, что могло в ней произойти. Но в отличие от многих, кого там не было, мы не делали никаких предположений о том, почему произошла авария, – предрекая мой будущий вопрос, уточняет Андрей. – Мы – трансляторы. Увидели что-то, поднялись на поверхность и рассказали. Времени строить теории у нас не было.

Читайте также:  Эксперт отвечает, почему для оформления микрозайма не требуют полный пакет документов

У иностранцев была задача вскрыть атомоход «Курск». С телами подводников работали только россияне.
— Спасибо Петербургской военно-медицинской академии, кафедре физиологии подводного плавания. Нас возили в морг, показывали человеческие тела во всех состояниях. Мы привыкли. А вообще. Бояться надо живых.
Живых быть не может.
Помню, тогда всех волновал вопрос: почему прекратили поиски в девятом отсеке атомохода. Андрей объяснил: был пожар, все завалило. Еще при первом погружении брали концентрацию воздуха и поняли: живых быть не может. СОР превышало все допустимые нормы. Однако несколько подводников успели надеть спецкостюмы.

Звягинцев вспоминает, что никакие личные вещи в тот момент ему на глаза не попадались. Да и не время было их искать. Уже потом, когда нашли тело капитана Колесникова и записку при нем, а также другие личные вещи моряков, удалось составить картину трагедии.
Некоторые спрашили: почему водолазы не читали записки? Но это же нонсенс! Мы все собирали и поднимали наверх.

Водолаз Андрей Звягинцев был одним из участников операции по подъему тел затонувших подводников, начавшейся 25 октября 2000 года. И до сих пор не может ее забыть, даром что за четверть века в морской службе случалось всякое. В 2011, к примеру, была пассажирская «Булгария». Но «Курск» — отдельной графой. Как для всей страны.

Гордость российского флота, атомный крейсер «Курск» безжизненно покоился на глубине 108 метров. Тем, кто связал жизнь с морем, видеть это было невыносимо. И забыть невозможно. Боль осталась в сердце навсегда.

Летом 2001 года капитан 2 ранга Звягинцев снова руководил группой водолазов: теперь предстояло осуществить подготовку и поднять атомоход «Курск». У Андрея максимальное количество погружений. Больше 870 часов он провел под водой на глубине 112 метров. Думал ли там о семье?
— Честно — нет. В камере у меня всегда была с собой фотография. А на глубине подобные мысли могли привести если не к трагедии, то к неадекватной ситуации.

В 2002 году Андрею Звягинцеву было присвоено звание Героя России. Но почетная награда для него менее ценна, чем благодарности родных экипажа. Со многими из них он общается до сих пор. И временами не может понять, чем он заслужил их внимание, ведь ребят они спасти все же не смогли. И тогда хочется снять с кителя высокую награду. Спустя два года он стал капитаном 1 ранга. Сегодня Андрей Николаевич — начальник 40 НИИ аварийно-спасательного дела, водолазных и глубоководных работ Минобороны, депутат муниципального образования город Петергоф.

P.S. Согласно официальной версии, причиной крушения подлодки «Курск» стал взрыв торпеды («Кит») в торпедном аппарате, что вызвало детонацию других торпед. Михаил Моцак (начальника штаба Северного флота вице-адмирала)и Вячеслав Попов ( командующий Северным флотом (с 1999-го по 2001 год)) выдвигали другую версию — о том, что «Курск» мог столкнуться с неким подводным объектом (иностранной субмариной). Вячеслав Попов, сам подводник, настаивал, что у него есть косвенные данные, подтверждающие именно эту версию. В интервью Аркадию Мамонтову (документальный фильм «Август») Попов говорил: «Почему на пороге нашего дома постоянно кто-то топчется? Что они здесь делают? Нас там у них нет. Мы можем туда пойти».
Позже российский адмирал в различных интервью давал понять, что знает правду о гибели подлодки, но еще не время ее озвучивать — это все еще остается за кадром.
Основные памятные мероприятия, посвященные гибели экипажа атомного подводного ракетного крейсера “Курск”, ежегодно проходят в городе Мурманске у Мемориального комплекса морякам-подводникам, погибшим в мирное время, в поселке Видяево у Мемориала подводникам, погибшим в океане, и гарнизонах базирования подводных лодок Северного флота Видяево, Гаджиево, Заозерске и Северодвинске.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Кабель жизни, или Подвиг, который совершили женщины-водолазы во время блокады Ленинграда

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Советской Союз не был раем на земле, однако и воплощением ада точно не являлся. Про «феминизм» в СССР слышали едва ли, а вот женщина в нем уже со времен Революции была другом, товарищем и человеком. Сегодняшние борцы за «все лучшее в мире» редко вспоминают о таких мелочах, что именно в СССР была первая женщина-министр и первая женщина-дипломат (Александра Коллонтай) без всяких там неадекватных навязываний в духе «в вашем совете директоров должно быть не менее 50% женщин». Немало славных деяний женщины совершили на трудовых и военных фронтах, в том числе в годы Второй мировой войны. Сегодня уже редко вспоминают о том, что аналогии с «Дорогой жизни» в блокадный Ленинград тянули еще и «Кабель жизни». И появление последнего во многом заслуга советских женщин-водолазов, которые трудились в ледяной воде Ладоги.

Ленинград и его жители нацистам были не нужны. Все, что их интересовало – это местный порт и возможность высвободить войска для дальнейшего наступления. Сам город должен был быть разрушен, а его жители уничтожены. Сразу после окружения Ленинграда вермахт приложил не мало усилий для того, чтобы оставить город без связи с внешним миром и коммуникаций, в том требовалось оставить его без электроэнергии, что и было сделано.

Интересный факт : знаменитый план нацистов «Ост» никогда не был сформулирован до конца. По сути, это всегда был набор документов и предложений, которые постоянно менялись и совершенствовались. Тем не менее, в рамках плана «Ост» предусматривалась деурбанизация и деиндустриализация СССР. Конкретных предписаний по городам в нем не было, за исключением Москвы и Ленинграда. Эти города должны были быть разрушены.

Электричество в Ленинград нужно было возвращать также, как и доставлять еду. К сентябрю 1942 года была в срочном порядке восстановлена Волховской ГЭС. От нее до Ладоги возвели воздушную ЛЭП с напряжением 60 кВ, которая переходила в подводный кабель. Его следовало протянуть в город по дну Шлиссельбургской бухты (на самом деле это было несколько кабелей с напряжением 10 кВ). За эту операцию взялись бойцы Ладожской военной флотилии, а также гражданские специалисты и добровольцы.

Специальный подводный кабель для амбициозной операции произвели в самом Ленинграде на на заводе «Севкабель». К началу августа 1942 года в городе выпущено около 100 км оного за маркой СКС сечением 3х120 мм.

Интересный факт : для производства кабеля требовалась бумага, которой на тот момент в Ленинграде почти не было. Тогда руководство нашло нестандартное решение. Для производства кабеля использовали бумагу с водяными знаками, которая предназначалась для производства денег на монетном дворе.

Вес полного метра кабеля составлял 16 мм. На одном барабане фиксировалось 500 метров коммуникации. Для соединения фрагментов использовались специальные герметичные муфты, каждая из которых весила 187 кг. В августе 1942 года к бухте Морье было перевезено 40 барабанов.

Прокладка началась 1 сентября 1942 года и продолжалась по 31 декабря. Работы выполнял 27-ой отряд подводно-технических работ АСС КБФ. На реализацию проекта ушло 80 часов (без учета подготовительных работы). Всего под водой было проложено 102.5 км кабеля. Работать приходилось исключительно ночью из-за угрозы немецкой авиации. Для того, чтобы ускорить работы, инженеры придумали сначала монтировать кабель на баржах, а уже потом «готовым» опускать его под воду. Каждый день работали по 12 часов.

Самое удивительное в том, что ныряли в большинстве своем женщины. Все потому, что как и в случае с промышленным производством, большинство представителей сильной половины человечества было призвано на фронт. Работали женщины сменами по 6-10 часов в очень холодной воде. Уже после войны в честь этих храбрых водолазов в СССР было воздвигнуто несколько памятников.

Прокладка электрического кабеля под водой сделала его недоступным для налетов нацистской авиации и артобстрелов. С его помощью удалось не только снабдить электрическом заводы города, но также вернуть в дома свет и даже восстановить во время блокады трамвайное транспортное сообщение.

Хочется узнать еще больше всего интересного? Тогда читай о том, почему среди известных стрелков Второй мировой войны нет японцев и действительно ли это так.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Почему женщин-водолазов не допускают к подводным работам: живая история

Нина Соколова стала первой в истории женщиной водолазом, однако, это ее не единственная заслуга. Именно эта девушка предложила руководству осажденного немцами Ленинграда проложить по дну Ладожского озера трубопровод, через который на протяжении всей блокады город будет получать бесценное топливо.

Первая женщина-водолаз

После школы Нина Соколова поступила в Ленинградский институт водного транспорта. Получив диплом, девушка попала в бригаду особого назначения, занимающуюся подводными работами, и которая в это время строила порт города Сочи. Девушка проявила себя как смелый ответственный работник и была направлена в Ленинград на курсы повышения квалификации, где и познакомилась с водолазным делом.

Экзаменационная комиссия была удивлена глубокими познаниями девушки, и контр-адмирал Крылов подписал на имя Соколовой документ, разрешающее спуски под воду на десятиметровую глубину. На выдачу свидетельства потребовалось личная санкция председателя Верховного совета Калинина.

Воинский путь

Во время Зимней войны 1939 года Нина Васильевна привлекалась на строительство десантных платформ в сложных условиях Баренцева моря. В одну из смен она чуть не утонула, провалившись в тяжелом снаряжении под лед. После нападения Гитлера на СССР Соколову назначили инженером особого отряда, занимающегося восстановлением подводных коммуникаций Ладожского озера, разрушенных немецкой авиацией.

В начале осени 1941 года в ходе успешного десанта, советские войска заняли на противоположном берегу Невы клочок земли шириной 2 километра, который на всю глубину простреливался нацистскими пулеметами. Группа обеспечения Соколовой занималась прокладкой по дну реки прохода для буксирования под водой танков, артиллерийских снарядов и снаряжения.

Водолазы Нины Васильевны проводили аварийно-спасательные работы в Балтийском море. Часто приходилось действовать под огнем противника, работа усложнялась осенними балтийскими штормами. Водолазы ежедневно опускались на дно при суточной норме хлеба в 300 грамм, многие из них оказались контужены прямо в воде от близких разрывов немецких бомб. За всю войну группа Соколовой подняла со дна 4 тысячи мешков с зерном, которые направлялись в голодающий город.

Топливо через дно озера

Осенью 1941 года водолазы начали прокладку по дну Ладожского озера телефонных кабелей, обеспечивающей связь с «большой землей». После нескольких неудачных попыток 30 октября задача была выполнена. Во время работы Соколовой пришла в голову мысль, что таким же способом можно проложить по дну и бензопровод. До этого топливо поступало в Ленинград баржами, и главной проблемой была малая пропускная способность.

Свою идею Нина Ивановна предложила начальнику военно-восстановительных работ Ивану Зубкову, а тот направил запрос на разрешение в комитет обороны. Весной 1942 года группа водолазов и спецработников провели разведку на дне Ладожского озера. Строительство началось у Осиновецкого маяка, где на берегу рос большой лесной массив, в котором прятались сотни строителей, транспорт, оборудование и трубы.

Ценой невероятных усилий секретный трубопровод с наносными станциями и топливными резервуарами протянули всего за полтора месяца. Местами трубы прокладывались на глубине 35 метров, а благодаря продуманной маскировке немцы так и не узнали о существовании трубопровода.

Смелый замысел Нины Соколовой позволил обеспечить город топливом, которое помогло отстоять Ленинград и спасти тысячи жизней горожан. За время войны через трубопровод прогнали более 45 тысяч тонн горючего.

Одновременно с установкой труб Нина Соколова участвовала в прокладке электричества по дну к Волховской ГЭС. Во время этих работ девушка была серьезно ранена. Залечив раны, она участвовала в разминировании подводных мин и расчистки завалов. После снятия блокады Ленинграда Нина Васильевна получила звание полковника-инженера, а за свою службу она провела под водой почти 650 часов. После войны Соколова занималась преподаванием и передачей своего опыта работы водолазом.

Ссылка на основную публикацию