Новая стратегия Ситибанка: чем меньше клиентов, тем лучше!

Пять мифов private banking: чем рискуют крупные капиталы?

Приходится признать, что многие представления о банкинге опираются скорее на мифы и стереотипы, чем на реальные факты. Какие же главные мифы private banking влияют на поведение клиентов?

Миф №1. Вклады защищают от инфляции

Как правило, главная цель для состоятельных клиентов — сохранение их капитала. Задачи заработать 30-50% годовых обычно не стоит: слишком высокой может оказаться плата за риск. Для таких консервативных клиентов самым распространенным способом сохранения крупного капитала являются банковские депозиты.

В то же время ставки по валютным депозитам в российских банках сегодня в основном находятся в пределах 1-2% — и это при размещении крупных сумм сроком от года, а по рублевым — колеблются в пределах 6–7%. Это лишь немного превышает официальный уровень инфляции.

В европейских банках доход по вкладам также редко превышает 1%, в то время как инфляция в еврозоне по итогам 2016 года достигла 1,2%. Если на счету немного средств, потери не кажутся драматичными. Но для владельцев крупных капиталов есть повод задуматься об эффективности финансового инструмента. Например, положив $50 млн на депозит в европейском банке под 1%, вкладчик потеряет из-за инфляции $100 000 за год.

Более сложные инструменты — акции, бонды, ОФЗ, ПИФы и фонды — эффективнее противостоят инфляции. Поэтому чем компетентнее инвестор, тем чаще он выбирает доверительное управление капиталом (asset management) и сложные финансовые инструменты вместо обычных депозитов.

Миф №2. Все вклады застрахованы

Российская система страхования вкладов покрывает более 90% депозитов в стране. Но, к сожалению, гарантии касаются лишь относительно небольших вкладов: АСВ возмещает депозиты только на сумму до 1,4 млн рублей.

В европейских банках порог возмещения составляет $100 000. Если на счету лежит $5 млн, в Европе страховка вернет 2% капитала, в России — 0,5%.

То есть для владельцев более или менее крупных состояний единственной гарантией сохранности средств остается репутация кредитной организации.

Миф №3. Банки хранят ваши тайны

С 2017 года страны ЕС начали работать в рамках системы обмена налоговыми данными и обязались предоставлять полную финансовую информацию о своих резидентах. «Банковская тайна мертва», — признавал, комментируя новации, еврокомиссар по налогообложению Альгирдас Шемета. Россия планирует присоединиться к системе обмена в 2018 году.

Владельцы крупных банковских счетов легко могут привлечь внимание представителей налоговых органов, сотрудников отделов продаж других банков, риелторов или продавцов предметов роскоши. Тем временем отечественные банки открыты не только для налоговиков, но и для судебных приставов. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» разрешает приставам снимать деньги с любых счетов в счет уплаты долговых обязательств — например, тех же налогов. Нередко клиенты банка узнают о наличии таких обязательств уже после списания средств.

Миф №4. Банки сами зарабатывают всю прибыль

Никто не печатает денег для своих клиентов — все зарабатывают их на рынке. Банки, как и управляющие активами, получают прибыль от вложений в различные проекты и ценные бумаги. Нередко кредитные организации сами выступают клиентами инвесткомпаний.

В большинстве крупных банков управляющие пользуются в основном более или менее стандартными инструментами. Даже для клиентов с крупным капиталом в ход идут уже упомянутые акции, бонды, облигации, фонды, ПИФы и ОФЗ. Более тонкие или новые продукты, такие как рыночно-нейтральные стратегии, особенно эффективные при управлении крупными капиталами, нередко проходят мимо внимания банков: при огромном потоке клиентов почти невозможно обеспечить углубленный анализ для каждого из них.

То есть любой банк является таким же игроком на финансовом рынке, как и инвестиционная компания, и успешность его работы зависит от правильности выбранных стратегий управления инвестициями и от профессионализма портфельных управляющих.

Миф №5. Private banking становится доступным

Крупные швейцарские банки начинают предлагать индивидуальный подход клиентам с инвестиционным капиталом как минимум от нескольких миллионов долларов. Обладателям меньших состояний, скорее всего, будет предложен стандартизированный пакет услуг private banking. К тому же, нельзя забывать, что российским крупным капиталам в Европе сейчас уделяется пристальное внимание, и желающий разместить существенную сумму должен аргументированно доказать легальность происхождения капитала.

В России «входной порог» для индивидуального подхода хоть и меньше, но ситуация похожа: многие банки предлагают private banking всем, кто имеет несколько миллионов рублей на счету. Но чаще всего в таких случаях речь идет об обслуживании «по улучшенной программе», так называемый premium banking — vip-отделения, персональный менеджер и льготные ставки по банковским продуктам. Кредитные организации дорабатывают свои базовые предложения под привычки состоятельной публики, но сами продукты, как правило, по сути остаются теми же. Это существенно упрощает клиентам жизнь, но имеет очень отдаленное отношение к тому уровню статуса и эксклюзивности, за которыми состоятельная публика обычно едет в Швейцарию.

Проверено Finparty: что ждет клиента в отделении Citigold

Чтобы познакомиться с премиальным обслуживанием Ситибанка, редакция устроила эксперимент. Я прошла такой же путь, какой проходит новый состоятельный клиент организации, — от открытия счета до составления инвестиционного портфеля. Рассказываю, что удалось узнать и понять.

Отделение «Арбат» на Новинском бульваре найти не так просто. «С улицы» не попадешь — никаких кричащих вывесок или вычурных конструкций у входа. Скромный указатель и тот находится внутри торгового центра «Лотте Плаза», в стороне от магазинов.

В премиальные отделения (которые в самом банке предпочитают называть wealth management хабами) чаще всего люди приходят по совету друзей или знакомых, от которых и узнают маршрут. Да и менеджерам точно известно, кого и когда ожидать, — о встречах они обычно договариваются заранее. Потому клиент может быть спокоен: ему забронируют парковку и в назначенное время встретят на входе.

Поднявшись на нужный этаж, я останавливаюсь буквально на развилке — какой без нее путь к финансовому благополучию? На большой стене под мрамор золотыми буквами написано: «Умные — налево, красивые — направо». Шучу. На самом деле там находятся указатели к зонам офиса. Одна предназначена для клиентов категории Citigold, другая — Citigold Private Client.

В первом случае порог входа составляет 6 млн рублей, во втором — 60 млн. Но для общения с сотрудниками банка клиенты в любом случае чаще выбирают зону Citigold — считают ее уютней. Здесь теплые цвета и свет, стеллажи из темного дерева до потолка и библиотека. В зоне Citigold Private Client визуально холоднее, но и моднее — все серое и светлое, ничего лишнего. А еще там переговорная с классным видом на Москву.

Пока менеджер проверяет, готово ли все необходимое для нашей встречи, я тоже выбираю для ожидания зону Citigold. Успеваю выпить кофе, полистать фотоальбом и даже посмотреть на центр города в бинокль.

Мы договариваемся, что в рамках эксперимента со мной работают как с клиентом, который готов разместить в банке от 6 млн рублей. Но поскольку переговорная в зоне Citigold Private Client мне нравится больше, для меня делают исключение, встречу мы проводим именно там.

«У меня есть деньги. Хочу их сохранить, — признаюсь персональному менеджеру Инне Акопян, как только мы садимся за стол. — И приумножить!» Инна улыбается, сообщает, что сперва надо стать клиентом банка, и протягивает форму для открытия счета.

В большинстве случаев у меня не получается корректно заполнить документы с первого раза (в моем персональном аду надо будет это делать с утра до вечера, причем в таблицах Excel). Но здесь все проходит идеально, потому что Инна помогает и подсказывает. Отдельное внимание мы уделяем подписи — она должна быть образцовой, так как будет храниться в электронной версии в системах Citi. В банке просто не смогут принять любой последующий документ, если мой автограф на нем будет отличаться.

После того как все подписано, происходит проверка данных с помощью внутренней системы Citi для верификации потенциального клиента. Если у вас надежная компания-работодатель и подтвержденные источники дохода, сложностей не возникнет и счет будет открыт буквально в течение пары часов (максимум на это может уйти один день). Клиент получит дебетовую карту премиального уровня, а вместе с ней и пакет услуг. Среди прочего в него входят разные лайфстайл-сервисы — от трансферов в аэропорт на автомобилях премиум-класса и бесплатного Wi-Fi по всему миру до консьерж-сопровождения и приглашений на мероприятия с участием международных экспертов в области инвестиций.

Далее мы постепенно переходим к теме управления капиталом. На самом деле инвестиции — это основная цель клиентов, которые приходят в премиальные отделения банка, а не пакет дополнительных услуг с упомянутыми выше «плюшками».

Прежде чем обсуждать мои инвестиции предметно, мне предлагают пройти специальный опрос — на языке профессионалов это называется риск-профилированием. Благодаря ему финансовые консультанты будут понимать, как новый клиент относится к деньгам.

Вопросы сформулированы так, чтобы узнать ваши цели и горизонт инвестирования. Также оцениваются уровень знаний о финансовых рынках и аппетит к риску: какую часть вложенной суммы вы готовы вложить в консервативные инструменты, а какую — в менее защищенные, но потенциально более доходные. Всего задается около десяти вопросов. Выдумывать ничего не приходится — анкета построена в виде теста, то есть из предложенных ответов надо выбирать самый вам близкий. Пройти тестирование можно и на планшете, что удобно, по крайней мере для меня.

По результатам тестирования клиенту присваивается риск-профиль с определенным номером. Скажем, уровень P-2 считается консервативным — человек готов вкладывать средства с минимальной вероятностью потерь. А инвесторы с профилем Р-6 могут использовать наиболее агрессивные стратегии, поскольку согласны рисковать.

Моему профилю соответствует номер P-3. Это значит, что Гордон Гекко из меня неважный — сильно рисковать деньгами я не готова и больше доверяю надежным инструментам. Практика показывает, что по итогам риск-профилирования большинству клиентов рекомендуется придерживаться именно консервативной стратегии инвестирования. Мне объясняют, что она как нельзя лучше соответствует базовой цели любого владельца капитала — сохранению накопленных средств.

Затем меня просят выбрать тип взаимоотношений с банком из двух вариантов: advisory и non-advisory. Настраиваюсь на первый — это когда финансовые консультанты рассказывают про различные инструменты, а клиент делает выбор. Объясняют специалисты настолько доходчиво и понятно, что под конец кажется, будто ты уже сам готов давать рекомендации насчет вложений. Словом, вариант как раз для таких новичков в инвестициях, как я. Вторая модель работы больше подходит тем, кто уже имеет богатый опыт в инвестировании, не нуждается в чужих советах и управляет вложениями полностью самостоятельно.

Читайте также:  Мобильный банк Сбербанка: инструкция и возможности управления средствами с телефона

После мы подписываем еще несколько договоров: на депозитарное обслуживание, на инвестиционное консультирование и брокерский. В банке активируют мой профиль в системе.

Наконец приходит время перейти непосредственно к инвестированию. Мне кажется, это самое интересное. Мы встречаемся с финансовым консультантом Игорем Каграманяном, который с учетом моего риск-профиля поможет сформировать самый лучший в мире инвестпортфель (ну, я так думаю).

Консультант объясняет, что помимо двух традиционных классов активов, акций и облигаций существуют альтернативные варианты вложений — инструменты товарных рынков, недвижимость, коллекционные предметы. Но главное, на что должен делать акцент умеренно консервативный инвестор, — это долговые ценные бумаги. Акциям Игорь также рекомендует уделить внимание, так как их задача — увеличить общую доходность портфеля. В моем случае предлагается вкладывать в компании из развитых стран: США, Канады, Европы. Развивающиеся рынки больше подвержены волатильности, что создаст для инвестиций дополнительные риски. А этого я не хочу.

Во время общения мы находим баланс, при котором мои ожидания будут соответствовать возможностям рынка. Сначала я настроилась на доходность портфеля не меньше 10%. Игорь корректно объяснил, что риск-профиль говорит о моей неготовности брать на себя риски, позволяющие рассчитывать на такой результат. Мне приходится адаптировать свои желания к имеющимся обстоятельствам. Ну и ладно.

После подробного обсуждения моих целей (а это стратегия рантье с горизонтом инвестирования в пять лет) мы приходим к следующим ориентирам: общая доходность должна составлять 4—5% годовых при уровне допустимого риска в 2—3%. Портфель получается таким: 70% вложено в консервативные активы (облигации отдельных эмитентов, а также фонды активного и пассивного инвестирования), 30% — в акции и другие рисковые инструменты. Облигационная часть должна приносить в среднем 3% годовых, а инвестиции в валютные активы — около 5—6%. На этом пока все.

Следующие встречи с консультантом обычно происходят спустя изрядное количество времени, например раз в полгода. Но по запросу клиента могут проводиться и чаще. Их цель — мониторинг и корректировка составленного портфеля. Я говорила, что самое интересное — это инвестирование? Оказывается нет, еще любопытнее знакомство с отчетом, с которым консультант приходит на встречу.

Мне показали примеры таких документов. На листах A4 — множество подробных графиков, таблиц и боксов с информацией. Они наглядно показывают инвестиции клиента в разные классы активов. Рядом напечатан риск-профиль, напоминающий, на основании чего предлагаются те или иные решения. На соседней странице — «модельный» портфель, то есть идеальное распределение вложений для данного инвестора.

В реальных условиях клиентам удобнее отслеживать свои вложения не на бумаге, а в цифровом виде. Все изменения в портфеле отражаются в режиме реального времени.

Сравнивая цифры и инфографику, можно понять, какие желательны дальнейшие инвестиционные решения. Отражена в отчете и информация о том, насколько хорошо удается придерживаться образцового портфеля. Указывается прирост вложений за год, за весь период инвестирования, приводится история транзакций и много других полезных сведений. Все это дает возможность объективно оценить достигнутые результаты и внести в портфель коррективы, если они необходимы.

На рынке считают это подготовкой к уходу из РФ

Новая стратегия Ситибанка, дочерней структуры американской Citigroup, привела к оттоку розничных клиентов. За два года их число сократилось на 40%, а подразделений — вдвое. В Ситибанке объясняют это переходом в цифровые каналы и расчисткой портфеля от пассивных клиентов. Эксперты же сходятся во мнении, что сокращение бизнеса направлено на то, чтобы в случае санкций или иных внешних причин быстро и безболезненно свернуть бизнес в России.

Как рассказали “Ъ” несколько источников на банковском рынке, Ситибанк постепенно отходит от обслуживания в рознице среднего класса, поскольку решил сконцентрироваться на сегментах mass affluent (выше среднего) и премиальном, часто выезжающих за границу. «Ситибанк буквально создает условия для того, чтобы клиентам среднего класса стало некомфортно в нем обслуживаться,— говорит один из собеседников “Ъ”.— Банк за два года закрыл половину офисов (теперь их 24.— “Ъ” ), заметно сократил выпуск кредитных карт для массового сегмента».

Действительно, согласно годовым отчетам Ситибанка, с 2014 года число его частных клиентов сократилось на 40%, до 600 тыс. человек. По словам главы дирекции по работе с частными клиентами банка Михаила Бернера, это произошло из-за расчистки портфеля от неактивных счетов, которая началась в 2014 году и проводится впервые с момента запуска розничного бизнеса Ситибанка в России, то есть с 2002 года. При этом банк держит твердый курс на диджитализацию, заверил менеджер, подавляющее большинство клиентов пользуются услугами банка только через удаленные каналы и уже давно не посещают офисы. По прогнозам Ситибанка, количество пользователей удаленных каналов обслуживания к 2018 году достигнет 75% от активной клиентской базы. Однако один из клиентов жалуется, что Ситибанк начал активно переводить всех в онлайн, даже не внедрив сервис перевода с карты на карту и ограничив время работы колл-центра.

24 отделения

осталось у Ситибанка в России в результате сокращения сети

Ситибанк на 100% принадлежит американской Citigroup — одной из крупнейших финансовых структур в мире. Основные направления его деятельности — кредитование юридических и физических лиц, операции на валютном рынке и рынке ценных бумаг. Основными источниками пассивов банка являются средства юридических лиц и остатки на счетах граждан. По итогам второго квартала 2017 года российский Ситибанк занимал 19-е место по активам в рэнкинге «Интерфакс». По оценкам аналитика Fitch Сергея Попова, примерно половина розничного портфеля Ситибанка приходится на кредитные карты (около 300 тыс. штук).

Господин Бернер заверил, что банк работает над развитием удаленных каналов и, в частности, ищет решение организовать и систему перевода с карты на карту. «Мы смотрим, как можно обеспечить соответствие этого сервиса законодательству о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Мы должны досконально идентифицировать, откуда поступают деньги и куда они идут, как только мы с этим разберемся, карточные переводы появятся»,— уточнил он. Для тех, кому нужны наличные, банк предоставил возможность их снимать без комиссии в банкоматах любых банков.

Также банк переоформил несколько офисов в высокотехнологичные, в которых каждый может на практике изучить, как работать с мобильным и интернет-банками. «Клиенты к нам приходят либо через интернет-каналы, либо через прямые продажи,— заявил Михаил Бернер.— Мы открываем стойку в аэропорту Домодедово, есть стойки в ряде торговых центров (например, “Авиапарк” и “Гагаринский”)».

Что в 2014 году говорил глава российского Ситибанка о том, как работается «дочкам» иностранных банков в России

Хотя кредитный портфель физических лиц с начала 2016 года действительно вырос на 8%, до 50,3 млрд руб., по словам источников, близких к банку, это произошло за счет увеличения лимитов существующим клиентам. Новых выдач крайне мало, а сокращение бизнеса — сознательная политика Ситибанка, уверяет собеседник “Ъ”.

По оценке партнера консалтинговой компании Bain and Company Егора Григоренко, если новых выдач не будет, в течение полутора лет весь кредитный портфель банка «сдуется» примерно на треть. Цель такой стратегии — снижение операционных издержек на фоне остающихся высокими розничных рисков, уверены эксперты. Также такой подход, полагает господин Григоренко, в случае усиления политической напряженности, новых санкций или других проблем, например, у крупных корпоративных клиентов поможет банку оперативно свернуть бизнес в России.

Premium banking: что клиентам важнее всего

Frank RG составил рейтинг клиентских предпочтений на основе анкетирования 4015 премиальных клиентов банков. Полная версия исследования «Premium banking в России 2019» с именами лучших банков на рынке услуг для состоятельных клиентов будет представлена на ежегодной премии Frank RG 27 июня.

Чего хотят клиенты. Методология Frank RG относит к премиальным клиентам людей, которые держат в банке суммы от 2 до 60 млн рублей. В рамках исследования были опрошены клиенты банков, получающих премиальное обслуживание. Им был задан вопрос: «Что вам важно при выборе пакета премиального банковского обслуживания?». Ответить можно было по пятибалльной шкале, где 5 — это очень важно, 1- совсем не важно.

Самую высокую оценку — 4,3 балла — клиенты поставили мобильному приложению и интернет-банку. Им важны функционал и простота в использовании. На втором месте с рейтингом 4,1 балла оказались такие параметры, как показатели банка и его надежность (динамика активов, капитал банка и его рейтинг). Тройку замыкает бренд банка — 3,9 балла: клиенты оценивают время работы организации на рынке и смотрят на отзывы клиентов.

Примечательно, что нефинансовые сервисы оказались на последнем месте с оценкой всего 0,7 балла. Чуть больше — 1,1 балла — набрали условия по кредитам.

Динамика. По сравнению с 2018 годом увеличилась значимость качества дистанционных сервисов, в прошлом году диджитал-каналы и персональное обслуживание были на одном уровне по важности, показывают данные Frank RG.

«Движение в сторону диджитал идет поступательно, в прошлом году мы увидели, как категории дистанционных сервисов и обслуживания менеджерами сравнялись, в этом году направление диджитал вышло вперед, обогнав даже такой параметр, как надежность банка», — говорит проектный директор Frank RG Любовь Прокопова.

Премиальный сегмент в России сильно размыт, в него попадают разнопрофильные клиенты: как владельцы капиталов, которые обращаются в банк с целью их сохранить, так и клиенты с высоким уровнем доходов, которые больше тратят, чем сберегают.

Клиентам с остатками более 4 млн рублей условия размещения средств важнее, чем клиентам с капиталом менее 4 млн рублей. Надежность банка для них остается на первом месте, дистанционные сервисы не смогли обогнать этот параметр по важности.

«Клиенты с остатками до 4 млн рублей, как правило, активно совершают различные транзакции, чтобы поддерживать привычный образ жизни, поэтому им очень важны возможности дистанционного банкинга», — отмечает Прокопова.

Тем не менее даже клиенты с большим капиталом, которые более консервативны, готовы все больше уходить в диджитал, добавляет она.

Что говорят банки. Опрошенные Frank Media банки подтверждают тренд по диджитализации обслуживания премиум-сегмента и рост спроса на онлайн-услуги, отмечая, что и традиционные сервисы для этой категории клиентов остаются востребованными.

Читайте также:  Как получить деньги с Кипра в Крыму ?

Алерты по изменению ставок по вкладам и кредитам

Оперативные сообщения на e-mail об изменении банками ставок по кредитам и депозитам.

› «Продвинутые банки идут за своими клиентами в digital, и эта тенденция сохранится — банки продолжат разрабатывать цифровые решения, чтобы помогать клиентам распоряжаться их финансами», — комментирует начальник управления продаж и обслуживания премиальных клиентов Росбанка Марк Вайдьянатхан.

Директор по сегментам и некредитным продуктам Альфа-Банка Алексей Ермаков отмечает, что премиальные клиенты — занятые люди, они ценят свое время, поэтому большинство из них пользуются дистанционными каналами обслуживания.

«Клиенты премиального сектора часто упоминают о том, что хотели бы обслуживаться в удаленном формате, при этом взаимодействие с персональным менеджером и личный контакт остаются критически важными для многих состоятельных клиентов», — отметили в пресс-службе Сбербанка.

В Тинькофф Банке более категоричны. «Выживут только те, кто может предоставить клиентам качественное удаленное обслуживание. Клиенты хотят получать все услуги онлайн, в пару кликов на своем смартфоне. При этом не только финансовые, но и лайфстайл-услуги», — сказано в комментарии Тинькофф.

В Райффайзенбанке считают, что основой премиального банковского обслуживания все же остается выстроенная с помощью персонального менеджера индивидуальная финансовая стратегия.

«Премиальные клиенты, как правило, имеют сбережения на «сложные времена» и заблаговременно инвестируют средства в различные активы, чтобы иметь дополнительный источник дохода», — поясняет руководитель отдела по работе с премиальными клиентами Райффайзенбанка Кирилл Матвеев.

В пресс-службе Сбербанка сказали, что при наличии у клиента статуса индивидуального предпринимателя часто возникает запрос на обслуживание в качестве физического лица и юридического лица в «одном окне».

Тинькофф отмечает, что премиальных клиентов привлекают также выгодные тарифы: возможность снимать наличные в банкоматах без комиссий, пополнять счет и переводить денежные средства разными удобными способами и без комиссий, заработать на кэшбэке и получить процент на остаток.

Альфа-Банк указывает на еще один тренд — премиальные клиенты хотят максимум привилегий на бесплатной основе.

Низкую оценку важности консьерж-сервиса Росбанк объясняет тем, что он недооценен. «У клиентов нет понимания всех возможностей этого сервиса, многие даже не подозревают, что консьержу можно доверить практически любой нефинансовый запрос», — поясняет Вайдьянатхан из Росбанка.

Что делают банки. В премиальном сервисе постоянно происходят обновления, отметили банки. Вот некоторые из них:

  • В апреле Райффайзенбанк внедрил возможность для премиальных клиентов подписать документы онлайн и отправить своему персональному менеджеру.
  • Премиальным клиентам Альфа-Банка-пользователям мобильного приложения стала доступна функция заказа трансфера в аэропорт, а также возможность компенсировать любые поездки в такси. Кроме того, они могут размещать через приложение средства в инвестиционные инструменты.
  • Тинькофф открыл клиентам доступ к участию в IPO компаний, запустил маржинальную торговлю и создал собственный веб-терминал.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рейтинг Ситибанка – динамика изменения активов, вкладов и кредитов

Активы

Ситибанк занимает 18 место по размеру активов среди банков России. Показать весь рейтинг банков по размеру активов.

В ноябре 2019 Ситибанк располагался на 21 месте, таким образом, за месяц произошел рост на 3 позиции в рейтинге.

Активы банка — это принадлежащие банку объекты собственности, имеющие денежную оценку. Например, активами являются наличные средства, инвестиции, ссуды, ценные бумаги, недвижимость и другие. Банк либо покупает активы (за свой счет или средства вкладчиков), либо берет их в кредит, либо выпускает собственные облигации. Динамика активов зависит от успешности инвестиционной и кредитно-денежной деятельности банка. Важно, чтобы актив увеличивал прибыль (доходность) финансовой организации.

Динамика активов – один из основных показателей эффективности банка, по которому, в том числе, можно оценить его кредитоспособность, стабильность и надежность.

Вклады

По объему вкладов Ситибанк находится на 23 месте. Показать весь рейтинг банков по объему вкладов.

В ноябре 2019 Ситибанк располагался на 23 месте, таким образом, за месяц позиция в рейтинге не изменилась.

Вклад (депозит) — это денежная сумма, которую банк принимает от клиента на фиксированный срок или бессрочно (до востребования). Согласно Гражданскому кодексу РФ, банк Ситибанк обязан не только вернуть все средства вклада, но и выплатить проценты. Размер, условия и порядок выплат определяется договором.

Кредиты

По сумме выданных кредитов Ситибанк занимает 20 место. Показать весь рейтинг банков по сумме выданных кредитов.

В ноябре 2019 Ситибанк располагался на 21 месте, таким образом, за месяц произошел рост на 1 позицию в рейтинге.

Кредитом называется сумма средств, которую кредитор (в данном случае банк) предоставляет заемщику на фиксированный срок, под определенные проценты за пользование деньгами. Кредитные средства выдаются как юридическим, так и физическим лицам.

На данной странице представлены показатели Ситибанка в режиме онлайн, которые взяты по официальным данным ЦБ РФ, актуальным на текущий момент.

На графиках отражена динамика изменения активов, вкладов и кредитов. Цель этих показателей помочь потребителю объективно оценить деятельность и ресурсы того или иного финансового учреждения.

Отметим, что рейтинг стоит учитывать как одну из характеристик банка. Также при выборе финансового учреждения обратите внимание на историю организации и отзывы, состав собственников, руководство, условия обслуживания и другие параметры, дающие объективную оценку.

Новости банка Ситибанк

Общие сведения о Ситибанке

АО Коммерческий банк «Ситибанк» ведет свою работу в России с 1992 года и сегодня является международным банком, которые в числе первых вышли на российский рынок. Это один из банков страны, крупнейших по уровню капитала и размеру активов.

«Ситибанк» считается частью корпорации «Citi» и предоставляет населению, компаниям и госучреждениям полный спектр финансовых услуг и продуктов мирового класса, а кроме того, инновационные банковские технологии.

В подразделения банка (более 50 отделений и 550 банкоматов), расположенных в 12 российских городах, работают более 3500 сотрудников, которые обслуживают более миллиона клиентов.

Среди них – свыше 3 тысяч крупных российских и международных компаний. Многих из своих клиентов банк консультирует по вопросам международной финансовой деятельности, предлагая при этом оптимальные решения, реализация которых позволяет увеличивать прибыль.

В число корпоративных клиентов банка входят российские промышленные гиганты и новые компании, крупные финансовые структуры, а также многие известные международные компании. Всем им «Ситибанк» предоставляет полный ассортимент банковских услуг и помогает найти эффективные решения финансовых задач и проблем.

Также банк представлен в Украине и Казахстане.

«Мы все еще неплохо зарабатываем»

Доля иностранного участия в капитале российских банков неуклонно снижается, крупные международные игроки продолжают покидать рынок, портфельные инвесторы в последнее время чаще теряют вложения из-за отзыва лицензий. Им стало гораздо сложнее зарабатывать прибыль – фондовый, долговой рынок и рынок M&A практически свернулись, а с крупными клиентами невозможно работать из-за санкций. Как в этих условиях живется Ситибанку, рассказал его предправления Марк Луэ.

– Долгосрочный «бычий» период на развивающихся рынках и в экономиках закончился, похоже, начался долгосрочный «медвежий». Каковы перспективы бизнеса в таких условиях – потребительского, корпоративного, инвестбанковского?

– Если говорить глобально, то более половины своих доходов Citi получает за пределами США. Мы работаем в 100 странах, и значительная их часть – развивающиеся. Наши клиенты считают развивающиеся рынки частью своей стратегии. В России наш бизнес хорошо диверсифицирован, прибылен и перспективы все еще хорошие. Рентабельность активов порядка – 2,5%, это выше, чем у группы в целом (у Citigroup – 1%).

Марк Луэ

– Действительно, банк в хорошей финансовой форме. Однако возможности заработать для вас заметно сократились.

– Но мы по-прежнему кредитуем, предоставляем расчетно-кассовое обслуживание, проводим сделки M&A, различные денежные операции, занимаемся рынками долгового и акционерного капитала. Конечно, теперь рынок M&A не такой большой, как раньше, хотя у нас солидный объем сделок в работе, а вот сделок на рынке капитала у нас действительно ровно вдвое меньше, чем в 2013 г. Однако взамен мы предлагаем клиентам услуги по управлению обязательствами, например по обратному выкупу облигаций с рынка. Многие российские компании видят в этом хорошие возможности – у них достаточно ликвидности, а цены сейчас подходящие для выкупа. Также мы в тройке ведущих игроков на рынке по торговле государственными облигациями России (по данным Московской биржи за сентябрь, Ситибанк – на третьем месте (31,2 млрд руб.), после «Банк Кредит Свисс (Москва)» (41,6 млрд руб.) и ИК «Велес капитал» (35,7 млрд руб.). – «Ведомости»), а также один из ведущих банков на рынке валютообменных операций, и мы продолжаем зарабатывать на кредитовании даже в нынешних условиях. Наш розничный банк остается прибыльным, несмотря на ухудшение конъюнктуры. Да, структура прибыли изменилась, но мы все еще неплохо зарабатываем.

– Каковы ваши прогнозы относительно будущего розничного бизнеса в России?

– Если считать в местной валюте, то мы один из немногих банков, который все еще наращивает активы в карточном бизнесе и запускает новые продукты. Когда рынок розничного кредитования рос на 40% в год, мы прибавляли 15–20%, поскольку у нас был другой подход к рискам. Сейчас самая большая угроза розничному бизнесу – это проблемные долги. Многие наши конкуренты изрядно от этого страдают. Нам в этом смысле легче, поскольку мы росли медленнее и уровень проблем в нашем портфеле гораздо ниже (по данным РСБУ на 1 сентября 2015 г., из 48 млрд руб. кредитного портфеля просрочены лишь 427 млн руб., при этом резервы на потери по розничным кредитам – более 2 млрд руб. – «Ведомости»). Игроки, которые были сфокусированы только на розничном бизнесе, сейчас драматическими темпами его сокращают из-за роста проблемных долгов. В структуре прибыли доля розницы будет расти. Сейчас она составляет порядка 35% в долларовом выражении, поскольку рост корпоративного бизнеса замедлился по очевидным причинам. Розница может вырасти на 8–10%.

– Примечательно, что в карточном бизнесе вы единственный банк, кто до сих пор не перевел карточные операции в НСПК – Национальную систему платежных карт.

– Это не совсем так. По договоренности с Центробанком переход на процессинг в НСПК должен быть завершен в IV квартале, но значительная часть этого пути уже пройдена. Это исключительно технический вопрос, мы движемся по намеченному плану.

– Чей процессинг дороже для вас?

– Я не знаю. Не думаю, что у НСПК и Visa c MasterCard большая разница в тарифах. Затраты скорее сопряжены с новой технологией, поскольку мы переходим на другую процессинговую платформу.

Читайте также:  Чем занимается Министерство финансов, история создания

– Вы раньше работали в Visa, как вы оцениваете влияние нового закона на рыночные доли платежных систем в России?

– Честно говоря, не знаю, как вам ответить, потому что на такие вещи влияют не законы, а глобальные коммерческие сделки и соглашения между платежными системами и банками. Мы недавно анонсировали глобальную сделку с MasterCard, но, например, в Азии у нас раньше было соглашение с Visa. Я думаю, это сильнее влияет на рыночную долю даже в России, чем НСПК сама по себе.

Агитация не в пользу китайцев

Многие российские компании уверяют, что ведут переговоры с азиатскими инвесторами о выходе на китайский долговой рынок. Луэ говорит, что не знает, для каких компаний это возможно: «Разворот в сторону Азии – это интересно с точки зрения диверсификации. Однако если китайские инвестиции придут в Россию, то придут на определенных условиях с китайской стороны. На условиях в первую очередь отдачи от этих вложений. Так что не думаю, что это легкий процесс. Мнение относительно того, что китайские деньги могут быть решением в данной ситуации, т. е. смогут заменить тот объем капитала, который шел в Россию с Запада, не кажется состоятельным. Может, через 20–30 лет, но не в ближайшем будущем».

– Вы были ключевым консультантом «Роснефти», сохраняете ли вы отношения с компанией? Вы говорите, что Ситибанк работает в основном с крупнейшими российскими компаниями, однако многие из них находятся под санкциями. Какая часть бизнеса оказалась вам недоступна по этой причине?

– Мы не можем иметь дело с финансированием сроком более 30 дней, равно как и доступа к долговым рынкам капитала мы предоставлять не можем. То же самое, если мы говорим о сделках слияния и поглощения: ты можешь обсуждать с компанией сделку, но, как только речь идет о том, как она будет финансироваться, ты должен выйти из комнаты. Однако компании с пониманием относятся к тому, что мы можем делать, а что нет. Мы по-прежнему один из ключевых банков, который финансово связывает их со всем миром. Но что запрещено, то запрещено.

– Все же что составляет основу вашей прибыли?

– Большая часть наших услуг не подпадает под санкции, например расчетно-кассовое, депозитарное обслуживание, операции на валютном рынке и рынке ценных бумаг и т. п. За ограничения мы не выходим, наша политика – соблюдать правила. Кроме того, не забывайте, что самым большим сегментом клиентов в корпоративном сегменте для нас исторически являются международные компании – их дочерние компании в России. Мы основной банк для компаний из списка Fortune 500 в России, а они для нас основной источник дохода. Но самое мощное влияние на бизнес оказали не санкции, не несколько компаний, которые мы внезапно не смогли кредитовать, а ухудшение макроэкономических условий, падение цен на нефть и девальвация рубля.

– Каковы ваши прогнозы по поводу санкций в отношении России, как долго они могут продлиться?

– Базовый прогноз на 2016 г. – санкции все еще будут длиться. Но прогнозировать такие вещи очень сложно, поскольку они зависят от различных геополитических соглашений, таких как минское, между Россией, Европой и США. Мы готовимся работать следующий год в условиях санкций.

– Множество уважаемых банковских домов сократили операции в России либо покинули ее. Что заставляет вас думать иначе? Ведь вы стали зарабатывать вдвое меньше.

– Россия по-прежнему является большим и важным бизнесом для Citi. В России до сих пор достаточно возможностей, этот рынок дает превосходную отдачу от инвестиции и операционную эффективность. Этот рынок по-прежнему среди наиболее прибыльных для наших клиентов. Те 700–800 транснациональных компаний, с которыми мы работаем, остаются здесь. И с этой точки зрения у нас нет причин не быть здесь. Многие из этих компаний – импортеры, многие работают в потребительском секторе, и им приходится работать в условиях инфляции и обесценивания рубля, а также корректировки цен и снижения спроса, но при этом мало кто заявляет о планах по сокращению бизнеса.

У рынка есть потенциал роста в будущем. Это не первый кризис для страны. Мы здесь работаем 24 года, и многие люди из нашей команды уже ветераны трех кризисов, так вот мы верим в то, что российский рынок ждет отскок вверх. Все это не оставляет сомнений, почему мы должны считать иначе.

Например, автомобильный рынок. Все говорят, что он упал на 50%. Он был рынком номер один в Европе, а сейчас стал всего лишь номером два. Так почему компании не должны присутствовать на втором по величине рынке? Я не знаю, почему наши конкуренты решают иначе. Возьмите Barclays или HSBC – они сократили здесь бизнес не из-за странового риска, а скорее из-за того, что стратегически переосмыслили, что они хотят делать и какие рынки приоритетны для их стратегий. Наша стратегия отличается, мы работаем с корпоративными клиентами в более чем 100 странах и видим в глобальных возможностях свое главное преимущество. Однако в рознице мы сконцентрированы только на 24 рынках, которые определили с помощью клиентов. На этих рынках нас интересуют примерно 100 крупнейших мегаполисов. Россия – часть этой стратегии.

Citigroup Inc.

Международная финансовая группа
Акционеры (данные Bloomberg): 96,12% акций в свободном обращении, крупнейшие инвесторы – Blackrock (8,08%), Vanguard Group (5,31%), State Street (4,18%). Капитализация – $153,98 млрд. Финансовые показатели (2014 г.): активы – $1,8 трлн, капитал – $210,5 млрд, чистая прибыль – $7,3 млрд. В 2014 г. выручка группы от основного банковского и инвестиционного бизнеса составила $37,8 млрд и $33,3 млрд соответственно. В региональном разрезе 45% выручки приходится на Северную Америку, 21% – на Азию, 19% – на Латинскую Америку и 15% – на страны Европы, Ближнего Востока и Африки.

– Российские власти пытаются проводить политику импортозамещения в разных секторах. Не боитесь, что и иностранные банки вытеснят?

– Я не припомню ни одного случая дискриминации нас как института в этой стране, ни одного намека. Я не помню ни одного комментария со стороны властей, регулятора, крупных финансовых институтов относительно того, что Ситибанк не сможет здесь работать. Мы работаем в полном соответствии с российским законодательством. У нас прекрасные рабочие отношения с регулирующими органами. Я лично встречался с Эльвирой Набиуллиной и ее заместителями и неоднократно слышал, что к нам и той роли, которую мы играем в отрасли и в экономике в целом, относятся с пониманием и уважением. Международные банки, такие как Citi, финансово связывают Россию и мир и способствуют международной торговле, поэтому для них всегда есть работа в России.

– То есть не боитесь?

– Ну, я не знаю, может быть, я должен быть менее самоуверенным. Все, что я хочу сказать, что в России довольно доброжелательны к нам. Рынок имеет четкие правила, и мы можем по ним работать. Пока не боюсь, потому что я не видел ничего тревожного. Это все, что я могу сказать. Вы можете сказать, что я слишком оптимистичен. Но я просто даю вам факты.

– Какую часть прибыли вы недополучили из-за девальвации?

– В масштабах всего банка не очень большую, потому что значительная часть заработка – долларовая и приходится на корпоративный банк, а вот в розничном бизнесе, где доходы только в рублях, наши доходы, перечисленные в долларах, сократились, при том что в рублевом выражении даже немного выросли.

– Ранее глобальный Citi объявлял, что будет сокращать риски на Россию. Правильно ли я понимаю, что в связи с быстрой девальвацией сокращение не понадобится?

АО «КБ «Ситибанк»

Коммерческий банк
Акционеры (данные банка на 1 июля 2015 г.): Citigroup Netherlands B.V. (100%, принадлежит Citigroup Inc.). Финансовые показатели (на 1 июля 2015 г., данные «Интерфакс-ЦЭА»): активы – 382,45 млрд руб. (21-е место в рэнкинге российских банков), собственный капитал –50,96 млрд руб., нераспределенная прибыль – 6,78 млрд руб.

– По сравнению с 2013 г. наша позиция и наши расходы в долларах уменьшены, девальвация сыграла свою роль. Так что вы правы – мы не предпринимаем активных действий, чтобы сокращать позиции сейчас.

– Вы были бессменным консультантом сделок по приватизации государственных компаний. Каковы ваши ожидания – правительство продолжит идти намеченным ходом и удастся ли вам на этом заработать?

– Думаю ли я, что большей части экономики следует приходиться на частный сектор? Отвечу – да. И теоретически это означает, что приватизация должна продолжаться, потому что это позитивно для экономики. Верно и то, что у нас есть репутация, экспертиза и навыки, полученные в ходе подобных сделок по всему миру, которые могут быть востребованы в России.

– Сможете ли вы иметь дело с компаниями из санкционного списка?

– Где санкции допускают работу с такими компаниями, мы это рассмотрим, если же нет – даже рассматривать не будем. Все очень просто.

– Данные о клиентах должны находиться в России с сентября 2015 г. согласно закону о персональных данных. Есть ли у вас уже собственный дата-центр?

– Мы много обсуждали этот вопрос с Центробанком и Роскомнадзором и нашли техническое решение и теперь работаем над его реализацией согласно плану, утвержденному регуляторами.

– Как только Бюро по финансовой защите потребителей США (CFPB) обязало материнский Citibank выплатить потребителям $700 млн за незаконные практики с кредитными картами, члены Общероссийского народного фронта сразу попросили Центробанк проверить вас в России – не делаете ли вы здесь то же самое? Там, насколько было известно, 7 млн счетов имели дополнительные продукты, что значительно утяжеляло для клиентов их обслуживание. Проверял ли вас ЦБ и чем закончилась эта проверка?

– Я думаю, что мы ответили на все вопросы регулятора. Проблема, о которой вы говорите, сугубо локальная, американская. В России мы более продвинутые по части клиентского сервиса, чем того требует регулятор.

Ссылка на основную публикацию