Сколько получали актеры в СССР: уровень гонораров

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Меню навигации

Пользовательские ссылки

Информация о пользователе

Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Антиляп » О доходах “культурной элиты” в СССР – статья Вадима Нестерова

О доходах “культурной элиты” в СССР – статья Вадима Нестерова

Сообщений 1 страница 5 из 5

Поделиться129-07-2010 21:28:12

  • Автор: Lodochnik2000
  • Читатель
  • Откуда: Москва
  • Зарегистрирован: 25-09-2009
  • Сообщений: 848
  • Уважение: +325
  • Позитив: +2243
  • Пол: Мужской
  • Возраст: 58 [1962-01-01]
  • Провел на форуме:
    1 месяц 19 дней
  • Последний визит:
    02-02-2020 02:05:07

(модераторам – не уверен, наверно хватило бы и ссылки, все-таки целиком копипастну)
http://www.gazeta.ru/culture/2010/07/29/a_3402656.shtml
Много денег в холодной стране
Культура по четвергам: утвердившийся за предпринимателем Артемом Тарасовым титул «первый легальный советский миллионер» стал хорошим поводом посчитать чужие деньги.

Совершенно случайно на этой неделе попался мне под руку журнал со статьей об известном некогда предпринимателе Артеме Тарасове, где его упорно именуют «первым легальным советским миллионером». Я почитал и подумал, что Советский Союз, похоже, уже окончательно становится легендарной страной – какой-то Атлантидой, о которой каждый рассказывает свои мифы. Одни говорят, что там секса не было, другие – что миллионеров. Я и подумал, почему бы на этой исключительно бедной на культурные новости неделе мне не заняться не самым приличным делом – посчитать чужие деньги?

Представления обывателя о советских богатеях вполне исчерпываются репликой Остапа Бендера: «Боже, боже, в какой холодной стране мы живем. У нас все скрыто, все в подполье. Советского миллионера не может найти даже Наркомфин с его сверхмощным налоговым аппаратом».

Меж тем миллионеры, в отличие от товарища Корейко вполне себе легальные, в Союзе, конечно же, были.

Причем были они во все периоды его сравнительно недолгой истории. И это, конечно, вовсе не высшая чиновничья номенклатура. О чем говорить, если после смерти Сталина на его сберегательной книжке обнаружили ни много ни мало 31 тысячу рублей? Это, конечно, не хрестоматийные «ношеные сапоги и потертая шинель», но для властелина трети мира сумма, конечно же, смехотворная. Особенно если вспомнить, что это были «сталинские», неденоминированные тысячи. Да и у Брежнева, по слухам, количество нолей в зарплате вовсе не зашкаливало – полторы тысячи рублей в месяц.

Но был в Союзе народ и побогаче вождей. Это ученые, особенно всякие физики-ядерщики, про доходы которых ходили легенды; успешные изобретатели: востребованный патент мог принести немыслимые по советским меркам деньги; именитые спортсмены:

Анатолий Карпов, к примеру, в одном из недавних интервью на вопрос «Можно сказать, что в советское время вы были легальным миллионером?» лаконично ответил: «Да».

Были в их числе, как это ни покажется странным, и предприниматели: люди вполне легально делали деньги на всем, от огурцов и грампластинок до золота. Если вы спросите, как такое возможно, я отвечу, что частнособственническая инициатива в Союзе, мягко говоря, вовсе не поощрялась, но и не была перекрыта полностью. Назову лишь одно магическое слово «артель» и только одну фамилию – Вадим Туманов – дальше ройте сами.

Но поскольку наша рубрика именуется «Культура по четвергам», то я в своем рассказе сосредоточусь на деятелях искусства, тем более что именно они составляли львиную долю легальных советских миллионеров.

Максиму «Любое государство лишь тогда чего-нибудь стоит, когда умеет прославлять себя на всех углах» советская власть поняла практически сразу. Уже в голодные 1920-е известных деятелей культуры вовсе не забывали – ситуация 1918 года с голодающим Блоком больше не повторялась. А после того как Сталин, с его неизбывным и пристальным вниманием к идеологии, укрепился во власти, была создана цельная система привилегий работникам культуры, которая, конечно же, менялась, но суть ее оставалась неизменной до конца советского периода нашей истории.

Принцип этого негласного договора можно коротко обозначить так: «Мы обеспечиваем вам очень приличную жизнь, но оставляем за собой право спрашивать, за что мы платим деньги».

Доходы работников искусства и впрямь разительно отличались от средних по стране. Давайте-ка пройдемся по всем сферам.

Писатели, которых, как известно, других нет. Издаться было непросто, да, зато победившие в конкурентной борьбе за право видеть фамилию на обложке получали неплохой приз. Даже за публикацию в журналах платили неплохие деньги: за авторский лист опубликованного произведения (порядка 25 страниц на машинке) центральные журналы отстегивали (причем независимо от членства в Союзе писателей) порядка 250 рублей (при средней зарплате в 150). Что же говорить о книгах, где гонорар за авторский лист прозы при минимальном тираже был 300 рублей, а с учётом потиражных мог быть 600 рублей и больше?

А теперь судите сами.

Самые высокооплачиваемые из пролетариев, шахтеры, тогда получали, ну, пусть 450 руб. Получается, с гонорара за одну изданную книгу ее автор мог жить с шахтерской зарплатой от полутора до трех лет. Согласитесь, времени достаточно, чтобы написать следующую. Плюс переиздания. За каждое следующее платили, правда, все меньше и меньше, но тоже солидно. Да и это умудрялись обходить: чуть подшаманил текст, получил надпись «исправленное и дополненное», а с каждой новой редакции счет начинался заново. И не надо фыркать: люди есть люди, и материальный фактор для них не последний. К примеру, пристальное внимание многих хороших авторов к детской литературе не в последнюю очередь объяснялось и тем обстоятельством, что детская литература при прочих равных выходила большими, нежели «взрослая», тиражами.

К примеру, в «Детгизе» минимальный тираж был 100 000 экземпляров, т. е. «с колес» платили тройные потиражные.

Кстати, хорошую детскую литературу охотно переводили за рубежом, а «перевестись» тогда было голубой мечтой любого писателя, не только детского: за это шли пусть не доллары, но инвалютные рубли. Как вспоминал бывший работник ВААП Александр Ольшанский, гонорар Эдуарда Успенского, к примеру, за 15 последних советских лет исчислялся сотнями тысяч инвалютных рублей.

Да, чуть не забыл сказать очень важную вещь:

хотя все социалистические «творцы» оплачивались весьма прилично, доходность в разных профессиях весьма сильно разнилась.

Возьмем, к примеру, кино. Как это ни покажется странным, самыми зажиточными были вовсе не режиссеры и не актерские звезды. Да, им платили прилично – актер, в зависимости от ставки, получал до половины зарплаты служащего за съемочный день (высшая ставка была 61 рубль за день). Но их доходы были единовременными: получил – и до свидания! Совершенно в другой ситуации были, к примеру, сценаристы.

Вот как описывает их положение известный советский сценарист Владимир Кунин: «Даже зубры советской романистики люто завидуют киносценаристам. Причина зависти четко поддавалась вскрытию при помощи всего двух самых примитивных арифметических действий – сложения и вычитания. За семьдесят пять страниц сценария для полнометражного фильма киностудии платили от шести до восьми тысяч рублей. В зависимости от имени и заслуг сценариста. Когда же фильм выходил на экран, то сценаристу еще доплачивали и «потиражные» – примерно полтораста процентов от договорной суммы. А это еще минимум девять тысяч. А то и больше. Итого за один сценарий – пятнадцать!

При стоимости «Запорожца» в три с половиной тысячи рублей этот гребаный сценарист за одну свою тощенькую рукопись мог купить сразу четыре «Запорожца» или два с половиной «Жигуленка»!»

Ему вторит и Андрон Кончаловский: «Сценаристы получали потиражные, то, что на Западе называют «роялти». При больших тиражах это были хорошие деньги: сценаристы были богаче режиссеров». Вовсе не случайно даже именитые режиссеры не брезговали сочинением сценариев – тот же Кончаловский, Данелия, Тарковский и многие другие. С Тарковским вообще занятно: достаточно вспомнить практически забытую историю о том, как в очередную паузу в борьбе за «Сталкер» Аркадий Стругацкий и Андрей Тарковский, устав от простоя и безденежья, ввязались в добытую Тарковским халтуру – написали сценарий полнометражного криминального боевика «Берегись, Змей!» для киностудии «Узбекфильм». Фильм даже был снят Захидом Сабитовым в 1979 году, и Тарковский значится в титрах, вот только видели это совместное произведение двух культовых авторов считанные единицы.

Режиссеры, естественно, были очень недовольны, и надо сказать, вполне справедливо: в конце концов их авторский вклад в фильм был как минимум не меньшим.

Но тут уж, как говорится, «так сложилось исторически»: общие принципы системы формировались во времена, когда кино только-только разворачивалось. Режиссеров тогда держали за что-то вроде фотографов и даже в мыслях не сравнивали с почтенными и древними творческими профессиями писателей и композиторов (которые в кино тоже получали потиражные, и за один фильм выходило порядка 5 тысяч рублей). Хоть как-то исправить этот анахронизм попытались уже только во времена «застоя», когда Григорию Чухраю позволили создать Экспериментальную творческую киностудию. Где, по задумке, за создание коммерчески успешных лент режиссеры должны были получать совершенно другие деньги: авторам фильмов в порядке эксперимента позволили получать дивиденды от проката.

Правда, итоги получились как минимум спорными.

Вот как отзывался об этой инициативе Владимир Мотыль, снявший у Чухрая «Белое солнце пустыни»: «Я оправдал надежды тех, кто задумал этот киноэксперимент, а вот они мои – нет. Поскольку режиссеры у Чухрая, по положению эксперимента, зарабатывали гораздо больше, чем на других советских студиях, то появилось указание ЦК КПСС, по которому расчет запретили. И мне заплатили пятую часть того, что я по договору заработал. По некоторым подсчетам, я должен был получить 80 тысяч, а получил 16». А Владимир Меньшов, снявший «Москва слезам не верит», напротив, остался доволен: «Как раз перед тем, как наша картина вышла, в действие вступило новое правило, поощряющее зрительский успех, и, если фильм перекрывал норму, за это стали выплачивать премию — до 150 процентов постановочного вознаграждения. Поскольку я еще и соавтор сценария, в совокупности вышло 40 тысяч рублей чистыми. Это были хорошие деньги. »

В музыке, кстати, была примерно та же ситуация: самые большие деньги шли вовсе не тем, кто блистал на сцене. Певцы официально получали до 50 рублей за концерт, что, конечно, по сравнению с коллегами было курам на смех. Конечно, в ход шли «левые» концерты, но за них тогда сажали, и увлекаться этим делом было чревато. Сравните с доходами поэтов или композиторов, которым «капало» за каждое исполнение песни.

Суперзвезды уровня Юрия Антонова или Раймонда Паулса только на авторских отчислениях, по их собственному признанию, получали в месяц порядка 12–15 тысяч рублей. Тысяч. Рублей.

Но это, конечно, суперзвезды. Не столь раскрученные композиторы имели поменьше: Жан Татлян, к примеру, в своем интервью называл сумму в 7,5 тысяч рублей в месяц.

Занятно, что полноводная финансовая река эта собиралась из ручейков, текущих из самых неожиданных мест. Авторское право в Советском Союзе соблюдалась безукоризненно, поэтому львиная доля этих денег шла даже не от пластинок, выходивших невиданными сегодня тиражами, а из банальных ресторанов. Репертуар там литовался, и за каждое «Гляжусь в тебя, как в зе-е-еркало», провытое кабацкими лабухами нетрезвым клиентам в промежутке от Калининграда до Петропавловска-Камчатского, Юрию Антонову капала копеечка.

Читайте также:  Какие коммунальные услуги могут отключить за долги

Но самыми зажиточными в Союзе считались драматурги, сиречь сочинители пьес. Дело в том, что только они обладали невиданной более нигде привилегией: они получали живые деньги, свой процент, от каждого сыгранного спектакля.

Как это так получилось, концов уже не найти.

Одни говорят, что свой процент они выбили еще до революции, а покуситься позже никто не решился. Другие рассказывают, что еще на заре советской власти большевики рассудили о «главнейшем из искусств» совершенно иначе: кино оставалось забавой для крупных городов, цирки тоже работали в основном по столицам, а вот свои театры, пусть любительские, были в каждом, даже самом провинциальном и маленьком, городе. Вот новая власть и решила «порадеть» сочинителям революционных пьес.

Так или иначе, но получали драматурги очень много: их процентные отчисления от валового сбора шли по количеству актов в пьесе, по 1,5% за акт, и пятиактная, к примеру, пьеса давала 7,5% от сбора. Это очень много. В знаменитом докладе сусловской комиссии Сталину цифры приводились впечатляющие: «Так, драматург Барянов за публичное исполнение написанной им пьесы «На той стороне» получил только в 1949 году около миллиона (920,7 тыс.) рублей процентных отчислений. Драматург Софронов в том же году получил 642,5 тыс. рублей, братья Тур — 759 тыс. рублей.

Писатель Симонов получил процентных отчислений за четыре последних года около 2500 тыс. рублей».

Авторы пьес стали притчей во языцех. Даже Михаил Шолохов, только на зарубежных переводах получивший не один легальный миллион, отправляя как-то в «Правду» телеграмму с просьбой оплатить заказанную газетой статью, написал: «Гонорар не получен. Скромно напоминаю, что я не драматург. Привет. Шолохов». Дело доходило до курьезов. Однажды в Белоруссии руководитель детского кукольного театра при клубе одного из минских заводов написал для своего театра пьеску. Творение неожиданно получилось удачным, пьеска стала популярной и впоследствии была поставлена в 104(!) профессиональных кукольных театрах СССР.

А нищий «кружковод» с заплатой в 80 рублей в одночасье стал одним из богатейших людей республики.

Конечно, потратить такие деньги было просто невозможно. И здесь я хотел бы отметить одну очень важную вещь. В СССР сложилась уникальная ситуация: была группа людей, чьи доходы многократно превышали не расходы даже, а возможность этих расходов. Слово Андрону Кончаловскому: «Мы были элита. Больше нас, артистов, писателей, зарабатывали только атомные физики. Только у них был так называемый открытый счет. Зарплату им не платили. Можно брать денег, сколько нужно. Ну а сколько было нужно? Купил дачу, купил «Волгу», а что дальше?».

А действительно, что дальше?

После успеха «Белых рос» сценарист Алексей Онуфриевич Дударев, заработав на фильме 5 тысяч рублей и еще 20 тысяч «потиражных», хотел поехать в Болгарию, но поездку банально и равнодушно «зарубили». Что оставалось? Правильно. Михаил Боярский однажды в телеэфире признался, что даже не помнит, сколько получал во время съемок «Д’Артаньяна и трех мушкетеров»: большую часть гонорара он все равно пропивал, прямо на съемках и сразу после них. И действительно, о загулах, которые случались в ресторанах «Дома кино», писательских домах творчества и т. п., ходили легенды. Владимир Меньшов в том же интервью, разоткровенничавшись, сообщил, что из 40 тысяч, полученных за «Москва слезам не верит», «ну пятнадцать точно было пропито: какие-то банкеты, друзья, посиделки…».

Еще одна важная вещь, которую я хотел бы отметить: не стоит все вышесказанное понимать так, что, мол, Советы купили всю интеллигенцию, отстегивали ей от щедрот, сколько хотели. Сейчас часто представляют, что в СССР все делалось по указке партии: что хочу, то и ворочу, все, мол, делалось волей левой пятки вождя.

Была система, работавшая по своим законам, в том числе и экономическим. Да, другим, нежели сейчас, но законам. Возьмем ту же музыку. Деньги там часто зарабатывались не по благословению системы, а вопреки ей. Юрий Антонов как-то сказал: «Я же ведь не был членом Союза композиторов, а по советским нормам это значило, что ты никто, не композитор. А песни пела вся страна. Но, к счастью, была фирма «Мелодия», хоть единственная и государственная, но ей надо было «делать план», и этот план она делала не на песнях «советских композиторов», а на мне, на Пугачевой, на западных лицензиях… Из-за этого, скрипя зубами, с моим «миллионерством» приходилось мириться. Вот такие были времена…».

И он прав: в СССР был рынок. Кривой, страшноватый, но был. Ведь как работала та же фирма «Мелодия»? Один из ее бывших работников как-то объяснил механизм: «Сначала выпускался сигнальный тираж, объем которого определяла специальная тиражная комиссия. Затем, по результатам анализа спроса и заказов на эту пластинку, который проводился в основном через сеть фирменных магазинов «Мелодии», формировался дополнительный тираж пластинки, который мог превышать сигнальный в несколько десятков, а то и сотен раз, как, например, было с выпуском первых гигантов А. Пугачевой. Причем дополнительные выпуски, при наличии спроса, могли проводиться неоднократно».

Примерно то же самое было и в издательствах.

А как вы думаете, почему художник-иллюстратор Леонид Владимирский, сделав свои знаменитые рисунки к «Волшебнику Изумрудного города», после этого практически не иллюстрировал книги? Потому что мог себе позволить жить с роялти: «Волшебника» издавали незнамо сколько раз и немыслимыми тиражами. А как иначе? «Отбивать» валявшийся по книжным бездарный, но идеологически верный шлак на чем-то же надо было. Что уж говорить про кино: несусветные заработки киношников не шли ни в какое сравнение с теми деньгами, что их фильмы приносили.

Кино было настолько востребовано, что «отбивался» практически любой фильм, самый занудный, а в целом кино в то время приносило от восьмисот до тысячи двухсот процентов прибыли от затраченных на него средств.

Поэтому я бы не стал клеймить советских «миллионеров» как банду купленной на корню творческой обслуги режима. Да, бездарных упырей-интриганов, все достоинства которых исчерпывались их «правоверностью», среди них хватало. Но многие свои деньги заработали честно. Вот только большой радости им это в итоге не принесло: наступили новые времена, и у большинства все накопления сгорели во время реформ. Надо было все начинать сначала, а контраст между старыми и новыми временами был слишком уж разительным.

Лучше всего его почувствовали те, кто, успев краешком зацепить советское время, в основном вынужден был творчески реализовываться уже при новых порядках. Вот как вспоминает об этом фантаст Сергей Щеглов: «При наличии знакомств с лицами, принимающими соответствующие решения, это была очень выгодная для автора модель. Я как раз вчера вспоминал, что за первую свою публикацию (повесть «Игра без шансов на победу», 1988 год, кажется) получил гонорар в размере 4000 тогдашних рублей. На нынешние деньги это минимум 400 тысяч – больше, чем я заработал на всех своих следующих книгах, вместе взятых.

Вы спросите: так что же, основное отличие в том, что тогдашняя власть деятелей культуры любила, холила и ставила под ружье, а нынче кошка бросила котят – пусть живут как хотят?

И да и нет. Законы-то по большому счету остались теми же: авторское право никто не отменил, и миллионеров, в том числе и вполне долларовых, среди нынешних властителей дум хватает. Просто изменилась система, а вследствие этих изменений перестроилась и «табель о рангах». Но это уже совсем другой разговор.

Отредактировано lodochnik2000 (29-07-2010 21:28:57)

“Все равны”: сколько зарабатывали советские артисты

Сегодня быть артистом в России — выгодно и престижно. Самые высокооплачиваемые актеры России получают от $1 млн до $3 млн в год, гонорары музыкантов также исчисляются шестизначными цифрами. Но так было далеко не всегда.

Зарплата в советское время регламентировалась государством. Представители творческих профессий — не исключение. Сколько зарабатывали артисты в СССР — в материале 24СМИ.

Средняя зарплата в СССР

Зарплата в СССР зависела от занимаемой должности, круга обязанностей и степени опасности профессии. В среднем граждане СССР в 1975–1985 годах получали до 200 руб. в месяц. Советских зарплат вполне хватало на скромную жизнь, ведь цены на товары первой необходимости варьировались от 1 до 99 коп.

К примеру, хлеб можно было купить за 9 коп., пакет молока — за 16 коп., сигареты стоили 70 коп., а проезд на автобусе — 4 коп.

Сколько получали актеры в СССР

Если верить книге “Кинопроизводство: Систематизированный сборник нормативных актов и ведомственных указаний”, опубликованной в Москве в 1973 году, актеры кино получали гонорар от 1000 до 2000 руб. Размер зарплаты актеров варьировался в зависимости от длины киноленты и степени профессионализма актера, заслуг и званий.

Кроме того, у многих артистов, работающих на ту или иную киностудию, были оклады — от 80 до 450 руб. в зависимости от категории актера. Некоторые актеры подрабатывали в театре, где тоже были установлены ежемесячные ставки и единоразовые вознаграждения. Тем не менее, точно определить доход того или иного актера очень сложно. Этот показатель зависит от востребованности артиста, его ролей, качества и частоты игры.

Сколько получали музыканты в СССР

Доход музыкантов также менялся в зависимости от квалификации и популярности. Вокально-инструментальные ансамбли сомнительной востребованности получали примерно 7-11 руб. за один концерт, если верить воспоминаниям шоумена Андрея Билля. Вознаграждение для популярных артистов было в разы солиднее.

Алла Пугачева, к примеру, или Валерий Леонтьев получали “чистыми” около 110 руб. за одно выступление. У каждого из них, разумеется, были и неофициальные источники заработка с гонорарами, размеры которых сегодня трудно установить. Размер вознаграждения для артистов устанавливал Москонцерт, но некоторые музыканты выступали от филармонии. Официальный оклад таковых достигал 100-120 руб. в месяц.

Ольга Зарубина

Как рассказывала в интервью певица Ольга Зарубина, получать большие деньги исполнители стали только после 1987 года, с созданием кооперативов и молодежных организаций. Представители этих самых организаций устраивали зрелищные мероприятия на стадионах с несчетным количеством зрителей. У музыкантов появились ресурсы для дополнительного заработка: от 1000 до 10 000 руб. за концерт. На тот момент это были “бешеные” деньги.

Сколько получали режиссеры в СССР

Режиссер — самый состоятельный член съемочного коллектива. За постановку одной киноленты режиссеры зарабатывали 500-8000 руб., в зависимости от длины и типа фильма, а также профессионального уровня постановщика. Эта сумма увеличивалась, если у фильма было больше одной серии.

К примеру, постановочные Станислава Ростоцкого за двухсерийную киноленту “А зори здесь тихие” составили 15 000 руб., так как режиссер — обладатель звания “Народный артист СССР”. Сергей Бондарчук, обладатель звезды Героя соцтруда, снял четырехсерийный фильм “Война и мир”, получив за него 30 000 руб., пишет газета “Конкурент”.

Сергей Бондарчук (старший), “Одноклассники”

Но и таких денег режиссерам было мало. Постановщики часто сами выступали в роли кинооператоров (как Юрий Ильенко, например), сценаристов, исполнителей главных или второстепенных ролей в фильмах, а иногда даже писали для них музыку. Это увеличивало вознаграждение еще на 1500-2500 руб.

Читайте также:  Лучший сыр «Российский»: исследование Роскачества

Сколько получали актеры в СССР: уровень гонораров

Гонорар за постановку советского кинофильма для его режиссера зависел от многих факторов – от трех групп идейно-художественного уровня (8, 6 и 2,5 тысяч рублей соответственно), серийности картины и других аспектов.

Прокатная успешность киноработы в данном случае финансовой роли не играла – гонорар выплачивался после одобрения фильма Госкино СССР.

Тарифная сетка

В начале 1960-х годов действовал приказ №131 Минкульта СССР от 3.04.1961 г., касающийся «размеров постановочного вознаграждения за осуществление постановки художественных кинофильмов, фильмов-спектаклей и телефильмов». Труд режиссеров-постановщиков, поделенных на три категории по «идейной художественности» их работ, в любом случае ценился выше вклада остальных участников кинокоманды, включая актеров.

В финансовом плане вне зависимости от группы, к которой был отнесен фильм, «рулили» именно главные режиссеры вкупе с кинооператорами – они неизменно зарабатывали больше других. Режиссер фильмов первой категории получал за постановку 8 тысяч рублей (в 1960-е годы самый крутой советский автомобиль «Волга» стоил 6,5 тысяч рублей), кинооператор зарабатывал от 3 до 1,5 тысяч (диапазон от 1-й до 3-й группы). Максимум для актера в денежном выражении составлял 2 тысячи рублей. Впоследствии размеры этих тарифов соответствующими приказами Минкульта СССР неоднократно менялись, но всегда в пользу режиссеров.

Кто из кинематографистов шиковал

По тогдашним советским расценкам полнометражный фильм (90–100 минут) главному режиссеру в среднем приносил 4–6,5 тысяч рублей. Если двухсерийный, то сумма, соответственно, удваивалась.

Считается, что самым богатым «олигархом» советского кинематографа был Леонид Гайдай, чьи комедии покорили миллионы советских зрителей и любимы нами до сих пор. В действительности это не так, хотя кассовые сборы картин Гайдая для советского времени были ошеломительными. За «Кавказскую пленницу» Леонид Иович получил чуть более 6 тысяч рублей. По советским меркам – много, но явно несопоставимо с доходами Сергея Бондарчука, автора фундаментальной отечественной киноэпопеи «Война и мир».

По расценкам Минкульта СССР, если кинорежиссеры имели звание народного артиста (оно было у Евгения Матвеева, Владимира Басова, Станислава Ростоцкого, Юрия Озерова и многих других культовых советских кинорежиссеров), «полнометраж» для них стоил 7,5 тысяч рублей. Двухсерийные «А зори здесь тихие» оплатили режиссеру Ростоцкому в двойном размере. Бондарчуку за четырехсерийную «Войну и мир» полагалось не менее 30 тысяч рублей. Контрразведчик Игорь Атаманенко, собиравший материал для своей книги о съемках этого поистине грандиознейшего фильма советского кинематографа, в одном из интервью говорил, что кинолента обошлась советскому госбюджету в 60 миллионов рублей (100 миллионов долларов по курсу 1967 г.). Немыслимые по тем временам деньги («Жигули» тогда стоили 5,6 тысяч рублей).

Атаманенко называл Сергея Бондарчука первым легальным советским миллионером, только суммы его официальных премий (без гонораров) за картины «Война и мир», «Судьба человека» и «Тарас Шевченко» составляли порядка 250 тысяч рублей. Можно упомянуть также о московской квартире, дачах в Подмосковье и Крыму, о «Мерседесе»…

Что получали наши «оскароносцы»

В 1969 году фильм самого высокооплачиваемого режиссера отечественного кинематографа С. Бондарчука был удостоен в Лос-Анджелесе «Оскара». Спустя 12 лет аналогичную награду заслужила работа Владимира Меньшова «Москва слезам не верит» – душевная многосерийная мелодрама о жизни трех лимитчиц в Москве, которая до сих пор трогает сердца миллионов зрителей. За «Москву…» Меньшов в 1981 году получил Госпремию СССР (5 тысяч рублей). До «оскаровского» же признания этот культовый фильм советская кинокритика в основном гнобила. Для сравнения: Сергей Бондарчук за свою кинематографическую карьеру получил в Союзе пять премий – Сталинскую (1952 г.), Ленинскую (1960 г.) и три Госпремии – СССР, РСФСР и УССР (в 1984, 1977 и 1982 годах, все в денежном выражении).

Сравниваем гонорары наших музыкантов в советские времена и сейчас

Например, в перестройку Макаревич был рад «Москвичу», а сейчас ездит на авто за 5 миллионов.

Мы сравнили доходы звезд. Фото: Инстаграм

Российские артисты любят жаловаться, что работают как лошади, недосыпают, а получают в сотни раз меньше зарубежных коллег (о заработках наших и иностранных знаменитостей мы писали в прошлом номере, см. на teleprogramma.pro). Видимо, они забыли по-настоящему сложные времена на отечественной эстраде. Журнал «Телепрограмма» вспоминает, сколько популярные музыканты получали в годы перестройки (1985 — 1991) и сравнивает эти суммы с их нынешними доходами.

Эстрадники-одиночки

ТОГДА

Алла Пугачева Фото: КП/Гусева Евгения

До перестройки артистов в СССР оценивали по трем категориям. Певцы низшей категории зарабатывали за концерт 3 руб., второй категории — 5 руб., высшей — от 13 до 19 руб. Народным артистам за концерт выплачивали сразу несколько ставок.

У исполнителей народных песен ставки были еще больше — к примеру, Людмила Зыкина в начале 1980-х получала 303 руб. за концерт — при средней зарплате в стране 174 руб. У Эдиты Пьехи ставка была всего 19 рублей, но она могла за месяц дать около 30 концертов.

В перестройку ставки отменили, гонорары стали договорными. Эдита Пьеха в конце 1980-х получала за концерт 100 руб., а с начала 1990-х — по 2 — 3 тысячи за концерт (средняя зарплата в стране — 303 руб.).

Мегапопулярная Алла Пугачева начиная с 1991 года могла зарабатывать за концерт в одном городе 15 тыс. руб. (при средней зарплате в стране 1195 руб.). Распределяли доходы по такой схеме: 1 рубль с проданного места — налог, 1 рубль — организаторам и 1 рубль — артисту. То есть, если продавали стадион на 15 тысяч мест, то доход артиста составлял 15 тыс. руб. В каждом городе наиболее востребованные артисты могли давать по паре концертов.

СЕЙЧАС

Алла Пугачева и теперь зарабатывает больше всех. Гонорар Примадонны выше, чем у нынешней суперзвезды Светланы Лободы. Фото: КП/Гусева Евгения

Сейчас артисты зарабатывают самые большие деньги на корпоративах, а гонорары за концерты в залах ниже в 2 — 3 раза. Алла Пугачева споет на заказнике за 15 — 20 млн руб., Филипп Киркоров — за 5 — 7 млн руб. Самая модная теперь певица Светлана Лобода может за один заказник заработать 10 млн. руб. А вот новоиспеченная певица Оля Бузова продемонстрирует свой талант всего за 1 млн руб.

Рок-музыканты

ТОГДА

Доход АндреяМакаревича за 30 лет вырос в тысячу раз. Фото: КП/Веленгурин Владимир

Концерты рок-музыкантов запрещали, поэтому они собирались на квартирниках — нелегальных тусовках в обычных квартирах. Организаторы продавали билеты на «Аквариум», «Зоопарк», «Кино» и отдельно собирали деньги на выпивку. Алкоголь играл важнейшую роль: в случае облавы собравшиеся в голос говорили, что собрались отпраздновать, например, день рождения. За «нетрудовые доходы» в те времена можно было и в тюрьму сесть.

Билет стоил пятерку, гонорар артиста составлял от 30 до 50 руб. Много это или мало? Достаточно вспомнить, что среднемесячная зарплата в СССР в 1986 году составляла 206 рублей. В 1986-м Борис Гребенщиков часто мотался из Ленинграда в Москву на квартирники. Концерт в феврале, например, собрал около 60 человек — представьте их в обычной квартире и вы поймете, что это был небывалый успех.

К началу 90-х в стране повеяло свободой, рок-музыканты стали давать концерты на больших площадках, поэтому и зарабатывать они начинают до нескольких тысяч за концерт. Андрей Макаревич в 1989 году пересел с «Москвича-2141» на подержанную праворульную Honda, легко заплатив за нее около 70 тыс. руб. («Волга» тогда стоила 15 — 20 тыс.)

СЕЙЧАС

Заказной концерт Бориса Гребенщикова и группы «Аквариум» стоит от 1 до 1,5 млн руб. А «Машина времени» Андрея Макаревича приедет на ваше мероприятие за 2,5 млн руб. Кстати, теперь Макаревич ездит на кроссовере BMWX5 — стоит такая машина от 5 млн руб.

Группы

ТОГДА

Андрей Разин (справа) и Юрий Шатунов напели на целое состояние. Фото: Persona Stars

Продюсер самой популярной тогда группы «Ласковый май» Андрей Разин заработал с 1987 по 1991-й 32 млн. рублей. В конце 1980-х годов гонорар за концерт группы составлял около 3 тыс. руб. Учитывая, что по стране колесили несколько составов группы, зарабатывал Андрей быстро и умело.

СЕЙЧАС

Солист «Ленинграда» Сергей Шнуров зарабатывает не только на концертах, но и на ТВ. Фото: Садовникова Анна

Самая популярная нынче группа «Ленинград» зарабатывает от 7 млн руб. за выступление. Из «старичков» крайне востребован коллектив «Руки Вверх!» (3 — 5 млн руб.).

19 самых офигительных гонораров в истории кино

Главная цель голливудской машинки по производству фильмов — зарабатывать деньги. Если при этом получается что-то хорошее, доброе, гениальное — ура, если нет — достаточно и просто хорошего проката. В этой гонке участвуют и наши любимые актеры. Нет, конечно, они хотят сыграть гениальное, чтобы им улыбнулась Вечность. Но хорошие гонорары тоже любят.

И вот 19 актеров, которые были довольны тем, как их ценят зрители, продюсеры и прочие голливудские боссы:

19. Джим Керри « Всегда говори „ДА“ » — $ 35 млн Warner Bros. Pictures Co. К моменту съемок этого фильма Джим Керри был уже суперизвестным комиком с двадцатимиллионными гонорарами. Но на этот раз вместо аленького цветочка, актер потребовал проценты от продаж — 36,2%. В результате очень даже выиграл. 18. Роберт Дауни мл. « Мстители: Эра Альтрона » — $ 40 млн Marvel Когда Роберт Дауни мл. впервые пришел в Marvel играть Тони Старка в фильме «Железный человек» 2008 года, ему заплатили всего-то $ 500 тыс. К 2015 году Роберт в образе железного человека оценивается в $ 40 млн. Скарлетт, например, получает в два раза меньше и при этом у нее второй по объему гонорар в фильме. В новой серии «Первый мститель» расклад примерно такой же. 17. Том Хэнкс « Спасти рядового Райана » — $ 40 млн Paramount Pictures К 1998 году Стивен Спилберг был уже опытным и очень успешным режиссером, он понимал, что эту военную историю вытащить без любимца американской публики Тома Хэнкса будет тяжеловато. На гонорар актеру ушло больше половины бюджета фильма, но риск оправдался с лихвой — фильм заработал в 12 раз больше. 16. Роберт Дауни мл. « Мстители » — $ 50 млн Marvel Кстати, был момент, когда Роберт Дауни мл. получал за Тони Старка по $ 50 млн. Если учесть, что все фильмы с участием железного человека автоматически становятся лидерами проката, то это вполне справедливая цена. Мало того, актер умудрялся защищать перед боссами Marvel гонорары и других актеров. А это уже полная милота. 15. Джонни Депп « Алиса в стране чудес » — $ 50 млн Walt Disney Pictures Несмотря на то, что в этом фильме у Джонни была роль второстепенная, получил он за нее гораздо больше Миа Васиковски — исполнительницы роли Алисы. Он же был в центре рекламной кампании. Так что впору называть фильм «Безумный шляпник». 14. Роберт Дауни-младший « Железный человек 3 » — $ 50 млн Marvel По сути, играть железного человека — все равно что получить лицензию на печать денег. На сегодняшний день третий «Железный человек» считается самым успешным фильмом Marvel. Ну, а Роберт вывозит деньги со студии грузовиками. 13. Джонни Депп « Пираты Карибского моря: На странных берегах » — $ 55 млн Walt Disney Pictures В последний раз за роль Джека Воробья — болтливого и хитроумного пирата Джонни Депп получил ни много, ни мало $ 55 млн. Все козыри для такого красивого гонорара были у актера на руках — Джек Воробей оказался локомотивом всей саги и предметом обожания публики. Понятно, что без него кассы просто не будет. 12. Леонардо ДиКаприо « Начало » — $ 59 млн Warner Bros. Pictures Как и Том Хэнкс, Леонардо ДиКаприо практически гарантирует успех любому фильму, в котором он согласится участвовать. Даже если это не супергеройская франшиза. Поэтому Кристофер Нолан не поскупился и отсыпал долларов от души. 11. Джек Николсон « Бэтмен » — $ 60 млн Warner Bros. Pictures Актер сыграл Джокера в 1989 году и получил за это всего $ 6 млн, но благодаря сделке на участие в прибыли, он выиграл гораздо больше. За прошедшие с тех пор годы его выручка за фильм выросла до $ 60 млн. 10. Харрисон Форд « Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа » — $ 65 млн Paramount Pictures Харрисон Форд — это стабильно прибыльный актер. Даже в 73 года он приносит удачу фильмам. За годы работы он сообразил, что проценты лучше фиксированного гонорара и на последнего Индиану Джонса иначе не соглашался. Вообще студии не любят заключать с исполнителями такие сделки, потому что так они теряют больше денег. Но кому-кому, а Харрисону Форду отказать невозможно. Харизма — вещь дорогая. 9. Том Хэнкс « Форрест Гамп » — $ 70 млн Paramount Pictures Для актера это был самый большой гонорар в его личной истории. Сначала ему обещали заплатить фиксированную сумму — всего $ 10 млн. Но в один прекрасный момент Земекис и продюсеры поняли, что фильм рискует выйти за рамки бюджета и надо искать источники сокращения расходов. Уговорили Тома Хэнкса на проценты от продаж вместо гонорара. Думается, актер не пожалел о своем положительном решении. 8. Том Круз « Миссия: невыполнима 2 » — $ 75 млн Paramount Pictures Тома Круза невозможно назвать гениальным актером, но в принципе да — очень неплохой актер и гениальный маркетолог. Он легко просекает, какие фильмы сделают кассу. И работает с полной самоотдачей, увлеченно. 7. Том Круз « Миссия: невыполнима 3 » — $ 75 млн Paramount Pictures Актерствуя и выполняя рискованные трюки в кадре, он одновременно подрабатывает продюсером. У него обязательно предусмотрены контрактом проценты от продаж. Кажется, он нацелен до пенсии заработать все деньги мира. 6. Киану Ривз « Матрица: Революция » — $ 76 млн Warner Bros. Pictures Co. Несмотря на свой скромный имидж и образ жизни, Киану заработал, участвуя в историях про «Матрицу» много-много миллионов. В первом фильме он начинал со скромных $ 10 млн и 10%. Он и дальше особо не выделывался — за третью «Матрицу» он взял $ 15 млн и 15%. Но сборы были настолько велики, что приличный гонорар превратился в неприличный. 5. Сандра Буллок « Гравитация » — $ 77 млн Warner Bros. Pictures Сандра Буллок вынесла на себе весь фильм, умудряясь удерживать внимание зрителей полтора часа, которые длилась история о возвращении домой. В итоге — 7 «Оскаров», огромный общественный резонанс и восторженные отклики. В результате вместе с процентами у актрисы $ 77 млн. 4. Том Круз « Война миров » — $ 100 млн Paramount Pictures “Война миров” собрала не очень хорошую критику, да и рейтинг фильма на imdb 6.5 баллов не блестящий. Впрочем, фильм симпатичный и собрал огромную кассу, а Том Круз как обычно показал себя отличным финансовым стратегом, полностью отказавшись от гонорара и рискнув взять все только процентами. Но эти самые 20% от более $ 500 млн, полученных картиной в прокате и последующих продажах, сделали ему один из самых крутых гонораров в истории кино. 3. Уилл Смит « Люди в черном 3 » — $ 100 млн Amblin Entertainment За первых «Людей в черном» Уилл Смит получил жалкие $ 5 млн, зато его игра и успех фильма оказались отличным вложением в будущее. В третьем фильме, который был не так блестящ, как первый, но привлек в кинотеатры поклонников, которые надеялись получить тот же заряд, что и в первый раз, и принесли много долларов в проценты Уилла Смита. 2. Брюс Уиллис « Шестое чувство » — $ 100−120 млн Barry Mendel Productions Контракт на участие в этом фильме в 1999 году Брюс Уиллис подписал на скромных условиях — $ 14 млн и 17%. Итоговая сумма прибыли просто изумляет. 1. Киану Ривз « Матрица: Перезагрузка » — $ 126 млн Warner Bros. Pictures Co. Первая «Матрица» совершила революцию в умах зрителей, третья красиво поставила точку в истории, а вторая стала самой кассовой из всех «Матриц», собрав по всему миру почти $ 750 млн и одарив скромного и грустного Киану самым офигительным доходом за всю историю кино.

Читайте также:  Наследование автомобиля, находящегося на штрафстоянке

300 рублей и холодильник: сколько заработали звезды культового фильма «Иван Васильевич меняет профессию»

Кто-то на эти деньги мог себе позволить 2-комнатную квартиру в Москве, а кто-то – разве что пальто подороже.

«Иван Васильевич меняет профессию» по праву можно считать фильмом культовым – еще лет через 30-40 какого-нибудь 146-го по счету «Человека-паука» вряд ли вспомнят, а вот советскую комедию Леонида Гайдая, вышедшую, на минуточку, уже 45 лет назад, в 1973 году, будут помнить наверняка. «Киноафиша» разбирается, сколько заработали звезды фильма, который останется с отечественными зрителями, что называется, «на века».

Леонид Гайдай

Это сегодня голливудские звезды и продюсеры диктуют свою волю режиссеру и получают баснословные гонорары (вспомнить хотя бы Роберта Дауни-младшего, заработавшего на пресловутом «Человеке-пауке» 10 миллионов долларов за 8 минут), а в СССР 70-х именно режиссер был как царь и Бог на съемочной площадке. Не удивительно, что открывает наш список гонораров именно Леонид Гайдай – тот, кто подарил нам превосходную советскую комедию, и получил логично больше всех. Гонорар режиссера за «Иван Васильевич меняет профессию» составил почти 8 тысяч рублей (5943 рубля он получил собственно за режиссеру и еще 2000 – за сценарий). Для сравнения, средняя зарплата в СССР в 1973 году составляла 125 рублей.

Таким образом, за один фильм Гайдай получил столько, сколько наши мамы/папы и дедушки/бабушки получили бы за 5,5 лет непрерывной работы.

На эти деньги можно было в те времена позволить себе двухкомнатную квартиру в Москве либо новый «жигуленок», ВАЗ-2101. Если же перевести гонорар режиссера в «наши» деньги (с учетом средней зарплаты 42 550 рублей в месяц на начало 2018 по неким загадочным официальным статистическим данным), получится что-то порядка 2,8 миллионов рублей. Квартиру в столице, конечно, на эти деньги уже давно не купишь.

Юрий Яковлев

Вдвое меньше, чем Гайдай, за «Ивана Васильевича» заработал Юрий Яковлев – он получил 4300 рублей. Интересно, что в картине Яковлев, как мы помним, сыграл фактически две роли – Ивана Васильевича, царя Грозного, и советского управдома Буншу. Так что и получил Яковлев вдвое больше своих коллег по съемочной площадке. На 4300 рублей в 70-х можно было приобрести опять-таки квартиру в Москве (правда, только однокомнатную), либо новый «Москвич» (а вот на «Жигули» бы уже не хватило).

В пересчете на сегодняшние деньги гонорар Яковлева составляет что-то около 1,5 миллиона рублей. А с учетом курса доллара получилось бы 22 тысячи долларов – с нынешними гонорарами это всего 3 съемочных дня Сергея Безрукова или Константина Хабенского (и 5 съемочных дней Ивана Охлобыстина).

Леонид Куравлев

Мы уже упоминали, что гонорар Юрия Яковлева составил вдвое больше, чем у других актеров фильма – в том числе Леонида Куравлева, который получил 2312 рублей (обычному советскому работнику такую сумму пришлось копить бы полтора года). Никаких машин на такую сумму купить было уже нельзя – разве что «Запорожец», – о квартирах в Москве речи, конечно, тоже не шло. По нынешним меркам гонорар Куравлева составил порядка 800 тысяч рублей.

Александр Демьяненко

Всеми нами любимый Шурик за «Ивана Васильевича» получил еще меньше – гонорар Демьяненко составил 1660 рублей или около 590 тысяч рублей в пересчете на «нынешние» деньги. В СССР 70-х на такую сумму можно было бы приобрести, например, мотоцикл «Урал» (предварительно 14 месяцев на него откладывая).

Савелий Крамаров

А вот Савелию Крамарову на гонорары за «Ивана Васильевича» даже об «Урале» мечтать не приходилось – ему заплатили 1129 рублей, и за такие деньги из передвижных средств с мотором можно было купить разве что куда более дешевый, чем «Урал», мотоцикл «Иж-Юпитер».

Михаил Пуговкин

За роль режиссера Якина, который «бросил свою мымру», Михаил Пуговкин получил 788 рублей – за эти деньги нельзя было купить даже телевизор, пришлось бы еще немного «докладывать», чтобы позволить себе один из первых советских цветных телевизоров, «Рубин». В пересчете на «наши» деньги гонорар Пуговкина составил примерно 279 тысяч рублей – уж телевизор-то Пуговкин смог бы себе позволить, а то и не один.

Владимир Этуш

Совсем уж камео роль Владимира Этуша назвать нельзя – скорее эпизодической, так что и деньги он получил соответствующие, 630 рублей. За эту сумму в СССР 70-х можно было купить, например, советский магнитофон «Весна-3» или любительскую кинокамеру «Нева», а, накопив еще сколько-то – пресловутый «Рубин» или магнитофон «заграничного» производства. В пересчете на сегодняшние деньги гонорар Этуша составил порядка 223 тысяч рублей.

Наталья Селезнева и Наталья Крачковская

Две Натальи получили в «Иване Васильевиче» много меньше коллег-мужчин – 362 и 347 рублей соответственно, то есть примерно трехмесячную зарплату, совсем не звездные гонорары с учетом того, сколько месяцев шла, собственно, работа над фильмом. На такую сумму в СССР можно было позволить себе только черно-белый телевизор, холодильник «ЗиЛ-Москва» или же два-три дорогих (по советским меркам, конечно) пальто. Сегодня Селезневой и Крачковской заплатили бы по 120 тысяч рублей – меньше, чем какому-нибудь столичному топ-менеджеру.

Наталья Кустинская

Ну и завершает наш список очаровательная Наталья Кустинская, у которой в «Иване Васильевиче» была всего одна яркая сцена – зато такая, которую мы цитируем и по сей день. Экспрессивное «Галочка, ты сейчас умрешь!» принесло Наталье 168 рублей – на эти деньги можно было купить разве что холодильник (и то немного добавив), ну или хорошенько отдохнуть в тех самых Гаграх.

Ссылка на основную публикацию