Сколько в Казахстане депутатов: сейчас и было в прошлом

Страна двух господ

Что бывает, когда появился новый президент, а старый никуда не ушел? Вот как это было в Казахстане

  • Желание Владимира Путина изменить Конституцию, чтобы изящно решить проблему-2024, уйдя с президентской должности, но оставшись центром принятия решений, имеет свежую историческую аналогию. Совсем недалеко от России, в Казахстане, почти год действует почти что двоевластие: ушедший 19 марта 2019 года в отставку первый президент страны Нурсултан Назарбаев остался курировать действия нового президента Касым-Жомарта Токаева.

    Для этого Назарбаев тоже заранее изменил Конституцию, создав себе множество возможностей для политического маневра и чуть меньше чем полностью заблокировав такие возможности для своего ставленника.

    Насколько такая система работоспособна? На короткой дистанции — да, но в дальнейшем она неизбежно создаст хаос и большое количество конфликтных точек, уверен казахстанский политолог, автор книги о казахстанском транзите власти «Деформация вертикали» Досым Сатпаев. В интервью спецкору «Новой» он объяснил, с чем предстоит столкнуться российской политической системе, если она будет точь-в-точь копировать казахстанский вариант транзита власти.

    Карточка эксперта

    Досым Сатпаев — казахстанский политолог, кандидат политических наук, публицист, меценат. Автор нескольких книг о политике Казахстана, в том числе книги «Деформация вертикали», в которой Сатпаев разбирает особенности транзита власти в авторитарной республике. Является директором консалтинговой неправительственной организации «Группа оценки рисков» и соучредителем «Альянса аналитических организаций Казахстана».

    — Сейчас много сравнивают Казахстан и Россию, поскольку транзит власти в обеих странах проходит похоже. И там и там объявляется конституционная реформа; как минимум формально усиливается роль парламента; реанимируется какой-либо госорган, куда может с новыми полномочиями уйти предыдущий лидер, чтобы в итоге остаться у власти. Все и вправду делается по одним лекалам — что в Москве, что в Нур-Султане, — или истории все-таки принципиально различны?

    — Думаю, что, глядя на события в Казахстане в прошлом году, Путин определенно воодушевился. Казахстанская модель не транзита, а полутранзита привлекательна тем, что президент ушел, но остался в качестве центра власти. При этом я бы не стал употреблять термин «двоевластие», поскольку это предполагает наличие двух равноценных политических лидеров. В Казахстане такого пока нет. Есть Библиотека (Библиотека первого президента Казахстана — здание в Нур-Султане, где теперь находится резиденция Нурсултана Назарбаева.В. П.), которая концентрирует у себя большее количество полномочий, пока Назарбаев живой и дееспособный. А есть Касым-Жомарт Токаев и Акорда (аналог КремляВ. П.): у нынешнего президента есть формально тоже свои полномочия, но понятно, что не он на самом деле все контролирует. В этом и заключается полутранзит, настоящая смена власти наступит тогда, когда первый президент уйдет из власти полностью.

    И этот полутранзитный вариант как раз Путина и заинтересовал. Действительно, не обязательно быть президентом.

    Можно быть надсистемным лидером, как Ли Куан Ю, как Дэн Сяопин, при этом обладая дополнительными полномочиями в рамках квазигосударственных структур. Тут еще надо отметить, что в Казахстане Назарбаев же не только пожизненный председатель Совета Безопасности, у него на самом деле семь должностей! И вообще-то есть еще восьмая и девятая должности: он — почетный председатель Евразийской экономической комиссии и с недавних пор еще и пожизненный почетный председатель Совета Сотрудничества тюркоязычных государств. Путин стоит перед подобным выбором: что сейчас сделать платформой для своего постпрезидентства — надо ли изменять статус Совета Безопасности, как это сделали в Казахстане, либо усиливать Госсовет (такой структуры, кстати, у нас нет). Или все-таки усилить Думу, о чем сейчас говорят: это будет путинская версия парламентской республики, при этом контролируемая им Дума может управлять любым преемником. В Казахстане, кстати, сейчас об этом тоже думают: консерваторы среди сторонников Назарбаева размышляют, не взять ли парламент под контроль, но не для демократизации, а чтобы противостоять любому следующему президенту, если он вдруг по примеру узбекского лидера Шавката Мирзиёева начнет зачищать элиту.

    Читайте также

    Три аэродрома Путина. Что президент собирается сделать с Конституцией: версии авторов Основного закона страны 1993 года

    — Насколько созданная за последний год Назарбаевым система двух центров власти, пусть один из них и с усеченными полномочиями, политически стабильна? Не возникает ли между Назарбаевым и Токаевым каких-то конфликтов, явных или скрытых?

    — Назарбаев создавал систему, исходя из того, как он сам понимает стабильность.

    Для него стабильность — это когда он контролирует все.

    По сути, так оно и есть: кадровые вопросы Назарбаев курирует до сих пор, внешняя политика по-прежнему находится в сфере его интересов, ключевые внутриполитические вопросы тоже с ним согласовываются — сам Токаев постоянно об этом говорит. С тактической точки зрения система работает, но мы видим, что амбиции у Токаева растут. Это политическая психология: человек, который получил хотя бы небольшой кусок власти в свои руки, рано или поздно захочет получить больше. Токаев постепенно привыкает к своему статусу президента, и естественным образом его все меньше устраивают имеющиеся ограничители. Разумеется, он не будет в открытую выступать против Назарбаева, но уже прикидывает, что станет делать после полного ухода первого президента. Ему хочется и дальше оставаться у власти, пусть для этого и придется бороться с представителями элиты в окружении Назарбаева. Иными словами, со стратегической точки зрения система перестает быть устойчивой. Мы уже видим эффект от того, что в стране есть формальный президент и неформальный куратор всей системы: бюрократический аппарат пребывает в постоянном напряжении.

    Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев (на первом плане), председатель нижней палаты парламента Нурлан Нигматулин (на втором плане) и бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (на дальнем плане) поздравляют президента со вступлением в должность. Фото: Павел Александров / ТАСС

    — Чиновники не знают, кому подчиняться?

    — Есть определенные формальные процедуры, и при наличии официального центра принятия решений в лице Токаева их выполнять необходимо, потому что он все-таки президент. Но у всех тут же возникает вопрос, насколько решения президента были согласованы с Назарбаевым. Проблема казахстанского бюрократического аппарата в том, что он базируется на нежелании брать на себя хоть какую-либо ответственность. Это и при одном Назарбаеве было проблемой, а теперь нежелание только усилилось: можно ведь выполнить не согласованное с первым президентом указание, и определенные последствия могут наступить уже для тебя лично.

    Читайте также

    Никаких перемен. Юлия Латынина: В России будет царь. И как его зовут, всем известно

    — Насколько Назарбаев может теперь контролировать публичное поле? Я смотрю по новостям последних нескольких месяцев, Токаев повестку у него, кажется, перехватывает.

    — Для Назарбаева тоже выгодно, чтобы Токаев повысил свою легитимность. Она была очень низкой, да и сейчас не очень высокая. Токаеву дали определенный карт-бланш на занятие популизмом, он им и занимается — что в политическом, что в социально-экономическом сегменте, — раздавая большое количество пожеланий и обещаний и заявляя о необходимости глубоких системных реформ.

    Президенту надо наращивать имидж человека, который работает внутри концепции «слышащего государства» (он ее автор).

    — Как решается вопрос с представительством Казахстана на внешнем уровне при наличии двух лидеров? Есть история, когда в конце декабря на саммит глав стран ЕАЭС поехал не Токаев, а Назарбаев.

    — Токаев в качестве президента нанес визиты к стратегическим партнерам — в Москву, Пекин и Бишкек. Но Назарбаев всячески пытается показать, что сфера внешней политики — его прерогатива. Еще раз: у него есть должность почетного председателя Евразийской экономической комиссии и пожизненного председателя Совета Сотрудничества тюркоязычных государств. Понятно, что это был реверанс со стороны стран-участниц этих объединений. Но, с другой стороны, и сам Назарбаев таким образом хотел демонстративно показать, что не только он, но и часть международного сообщества считает: именно Назарбаев должен продолжать играть важную роль во внешней политике Казахстана.

    Первый президент хочет заставить всех свыкнуться с мыслью, что Токаев решает внутриполитические проблемы, а он занимается своими любимыми глобальными инициативами.

    — Назарбаев всему миру хочет показать этот новый статус-кво?

    — Конечно. Это шаги не для восприятия внутренней аудиторией. Назарбаев сейчас занял очень хорошую позицию: внутри страны контролирует очень много, но фактически ни за что не отвечает. Все «косяки» будут переходить на голову Токаева. А на внешнем периметре Назарбаеву нравится играть роль свадебного генерала и выступать с эпохальными, как он считает, речами — поэтому он и разъезжает по тем местам, куда на самом деле по регламенту должен был ехать действующий президент. Всех это устраивает.

    Дочь первого президента Казахстана Дарига Назарбаева занимает важный пост председателя Сената страны . Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

    — Для Путина тоже важен такой мотив — свалить всю внутреннюю кухню на преемника, а самому заниматься внешнеполитическими делами?

    — Думаю, что да. И Назарбаев, и Путин любят использовать тактику «хороший царь, плохие бояре».

    Им удобнее позиционировать себя в качестве надсистемных игроков, которые якобы дали возможность проявить себя другим системным политикам, пусть они на себя берут ответственность за происходящее. Хотя согласовываться все будет по-прежнему напрямую с лидером. Что до внешней политики, то для Путина она даже важнее, чем для Назарбаева. Он ведь, по сути, создал за годы своего правления абсолютно новую, путинскую модель внешней политики: агрессивную, экспансионистскую, с элементами советской сверхдержавности. Путин не может не продолжать эту политику, ее же исполнения он будет требовать и от всех своих преемников.

    — Возвращаясь к внутренним делам: ушел ли Назарбаев из сознания обычных людей в качестве человека, которому нужно, грубо говоря, поклоняться? Была ведь символическая вещь, когда в новогоднюю ночь перед жителями страны с обращением выступил Токаев, а не Назарбаев. Для большинства обывателей это точно означает конец эпохи, не так ли?

    — Для молодых жителей Казахстана, которые родились в годы независимости и другого президента не знали, это был сигнал: не должен так долго сидеть один человек в кресле президента. Можно ли говорить о смене эпохи? Наверное, да, но время Назарбаева еще не закончилось, он по-прежнему доминирует над всеми. Однако все понимают — и в обществе, и в элите: сама система начинает играть против него. Когда Назарбаев уйдет, мы вступим в очень интересный период: тому же Токаеву нужно будет решать вопрос реальных, а не косметических реформ в политике, и перед обществом встанет задача не допустить снова того авторитаризма, который был внедрен при Назарбаеве.

    По сути, происходящее сейчас ментально можно сравнить с распадом Советского Союза, когда часть людей боялась («А что теперь будет?»), а часть надеялась на перемены.

    — Возможен ли в такой системе гипотетический вариант, при котором действующий президент совсем перестанет мириться с тем, что над ним существует еще один центр силы, и будет всячески конфликтовать с ним, выдавливая его на периферию? Или система изначально заточена таким образом, чтобы не допустить даже малейшего намека на внутреннюю оппозицию?

    — Вопрос в уровне амбиций конкретного президента и в его возможности нарастить силы. Тот же Токаев по-прежнему для многих представителей элиты — темная лошадка. И опять же, без наличия своей, не зависящей от первого президента довольно большой команды, — без своих олигархов, без своих ставленников на ключевых постах в центральной и региональной власти — Токаеву очень тяжело бросить какой-то вызов.

    Есть пример Кыргызстана, где Сооронбай Жээнбеков, будучи ставленником предыдущего президента Алмазбека Атамбаева, довольно легко разделался с ним.

    Но у Атамбаева не было других должностей, кроме председателя Социал-демократической партии Кыргызстана, да и ту он потерял. Назарбаев пошел другим путем: он закрепил за собой законодательно все свои должности, при этом Совбез гипотетически вообще может серьезно ограничить полномочия Токаева. Парламент тоже полностью под его контролем.

    — Ну и силовики.

    — И силовики. Основные институты власти — в руках Назарбаева. И единственное, на что может рассчитывать нынешний президент, — и то не сейчас, а потом, — что после ухода Назарбаева значительная часть бизнес-элиты, выбирая между ним или кем-то из команды или семьи первого президента, предпочтет все-таки сделать ставку на Токаева. Пока же шансов нет: да, Назарбаев публично стал появляться реже, но он как Мориарти в «Шерлоке Холмсе» — держит в руках паутину, управляя тайно всей системой.

    «новая» объясняет

    Видео: Кирилл Мартынов, Глеб Лиманский, Александр Лавренов / «Новая газета»

    Друзья!

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

    Полный список депутатов Мажилиса Парламента РК V созыва

    Накануне все партии, преодолевшие на выборах 7%-ный барьер определились со списками депутатов

    Накануне все партии, преодолевшие 7%-ный барьер на внеочередных выборах в Мажилис Парламента РК – «Нур Отан», «Ак Жол» и КНПК, определились со списками депутатов Мажилиса Парламента РК V созыва от своих партий, сообщает Zakon.kz.

    Напомним, на прошедших 15 января выборах, партия «Нур Отан» набрала 80,99% голосов избирателей, «Ак жол» – 7,47%, Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК) – 7,19%. На заседании Центральной избирательной комиссии, было принято постановление о распределении депутатских мандатов. Так, «Нур Отан» наделили 83 мандатами, «Ак Жол» – 8, КНПК – 7.

    Читайте также:  Эскроу-счета для участников долевого строительства: преимущества и недостатки

    Также 16 января состоялись выборы депутатов Мажилиса Парламента РК от Ассамблеи народа Казахстана (АНК). Участие в голосовании приняли 335 членов Ассамблеи из 390 действующих. Всего в соответствии с законодательством Советом Ассамблеи были выдвинуты 9 кандидатов в депутаты.

    Полный список депутатов Мажилиса Парламента РК V созыва выглядит следующим образом:

    от партии «Нур Отан»:

    1) Нурлан Абдиров – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    2) Мурат Абенов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    3) Сеитсултан Аимбетов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    4) Майра Айсина – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    5) Ирина Аронова – первый заместитель председателя Костанайского областного филиала НДП «Нур Отан»

    6) Асангазы Оразгуль – начальник управления по развитию языков г.Астана

    7) Жакип Асанов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    8) Турарбек Асанов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    9) Нургали Ашим – Министр охраны окружающей среды Республики Казахстан

    10) Маулен Ашимбаев – советник первого заместителя Председателя НДП «Нур Отан»

    11) Аскар Базарбаев – первый заместитель председателя Карагандинского областного филиала НДП «Нур Отан»

    12) Загипа Балиева – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    13) Андрей Бегенеев – начальник цеха водоснабжения АО «АрселорМиттал Темиртау»

    14) Мейрам Бегентаев – проректор Павлодарского государственного университета имени С. Торайгырова

    15) Асхат Бекенов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    16) Ерсултан Бектурганов – заведующий Отделом Администрации Президента Республики Казахстан

    17) Валихан Бишимбаев – ректор Южно-Казахстанского Государственного университета имени М. Ауэзова

    18) Камал Бурханов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    19) Светлана Бычкова – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    20) Кабибулла Джакупов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    21) Жанат Джарасов – заместитель Председателя Комитета национальной безопасности Республики Казахстан

    22) Темирхан Досмухамбетов – советник Президента Республики Казахстан

    23) Ерген Дошаев – руководитель аппарата Мажилиса Парламента Республики Казахстан

    24) Жексенбай Дуйсебаев – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    25) Жалгас Дуйсенгалиев – секретарь Атырауского областного маслихата

    26) Сергей Дьяченко – аким Акмолинской области

    27) Бахытжан Ертаев – Халық қаһарманы

    28) Кожахан Жабагиев – аким Шуского района Жамбылской области

    29) Оналсын Жумабеков – председатель Высшего Судебного Совета Республики Казахстан

    30) Сакен Жылкайдаров – заместитель акима Алматинской области

    31) Толеген Ибраев – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    32) Куттыкожа Идирисов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    33) Бактыкожа Измухамбетов – аким Западно-Казахстанской области

    34) Гульнар Иксанова – член Политического совета НДП «Нур Отан»

    35) Гульмира Исимбаева – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    36) Серикжан Канаев – заведующий Отделом Администрации Президента Республики Казахстан,

    37) Гульжана Карагусова – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    38) Куралай Каракен – директор Департамента по Актюбинской области Комитета государственного санитарно-эпидемиологического надзора Минздрава РК

    39) Ольга Киколенко – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    40) Виктор Киянский – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    41) Дарья Клебанова – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    42) Арман Кожахметов – директор департамента ТОО «Корпорация «Казахмыс»

    43) Николай Кузьмин – генеральный директор Производственно-коммерческой фирмы «Титан»

    44) Николай Логутов – аким Илийского района Алматинской области

    45) Ромин Мадинов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    46) Анатолий Маковский – аким Тайыншинского района Северо-Казахстанской области

    47) Усенгельды Медеуов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    48) Александр Милютин – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    49) Рахмет Мукашев – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    50) Урал Мухамеджанов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    51) Шалатай Мырзахметов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    52) Дарига Назарбаева – Председатель Исполнительного комитета Конгресса журналистов Казахстана

    53) Нурлан Нигматулин – Первый заместитель Председателя НДП «Нур Отан»,

    54) Серикбай Нургисаев – начальник Управления – председатель дисциплинарного совета Агентства Республики Казахстан по делам государственной службы по Алматинской области

    55) Айгуль Нуркина – первый заместитель председателя Павлодарского областного филиала НДП «Нур Отан»

    56) Серик Оспанов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    57) Анатолий Пипенин – заведующий Отделом Канцелярии Премьер-Министра Республики Казахстан

    58) Надежда Петухова – главный врач Городской детской больницы № 1 г. Астана

    59) Мейрам Пшембаев – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    60) Виктор Рогалев – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    61) Светлана Романовская – председатель правления Национальной лиги потребителей, член Бюро Политического совета НДП «Нур Отан»

    62) Нуртай Сабильянов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    63) Уласбек Садибеков – первый заместитель Южно-Казахстанского областного филиала НДП «Нур Отан»

    64) Айткуль Самакова – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    65) Рамазан Сарпеков – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    66) Гулнар Сейтмагамбетова – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    67) Бахытбек Смагул – заместитель председателя Ассоциации Ветеранов Афганистана

    68) Алдан Смайыл – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    69) Айгуль Соловьева – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    70) Каирбек Сулейменов – председатель Центрального совета Организации Ветеранов Республики Казахстан

    71) Куаныш Султанов – депутат Сената Парламента Республики Казахстан

    72) Елена Тарасенко – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    73) Абай Тасбулатов – Командующий Республиканской гвардией Республики Казахстан,

    74) Мухтар Тинекеев – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    75) Алихан Тойбаев – аким Енбекшиказахского района Алматинской области

    76) Избак Умурзаков – первый заместитель акима Актюбинской области

    77) Самиголла Уразов – аким г. Уральск Западно-Казахстанской области

    78) Шавхат Утемисов – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    79) Светлана Ферхо – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва

    80) Рауан Шаекин – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва,

    81) Еркин Шпанов – начальник Управления координации занятости и социальных программ Атырауской области

    82) Глеб Щегельский – директор Департамента Комитета технического регулирования и метрологии по Актюбинской области

    83) Татьяна Яковлева – депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан IV созыва.

    от партии «Ак Жол»:

    1) Азат Перуашев – председатель ДПК «Ак жол»;

    2) Азамат Абильдаев – президент ТОО «Корпорация «КазГранит»;

    3) Нурлан Жазылбеков – председатель Союза предпринимателей Карасайского района Алматинской области;

    4) Меруерт Казбекова – председатель «Союза женщин – предпринимателей Казахстана», руководитель «Республиканской школы женского политического лидерства»;

    5) Екатерина Никитинская – первый заместитель председателя правления НЭП «Атамекен», генеральный директор ТОО «Палата финансовых и налоговых консультантов РК»;

    6) Аманжан Рыскали – генеральный директор ТОО «МК-Бизнес»;

    7) Сагиятулла Сарсенов – председатель совета директоров корпорации «Иле»;

    8) Алмас Туртаев – председатель Кызылординского областного филиала ДПК «Ак жол», советник генерального директора ТОО «НефтьТехСервис».

    1) Владислав Косарев – секретарь ЦК КНПК

    2) Толеш Кенжин – секретарь ЦК КНПК

    3) Айкын Конуров – член бюро ЦК, координатор общественного фонда «Фокус»

    4) Борис Сорокин – депутат Мажилиса Парламента РК II созыва, заместитель председателя президиума ЦК КНПК

    5) Галина Баймаханова – кандидат геологических наук, доцент, почётный разведчик недр РК

    6) Турсунбек Омурзаков – активист Астанинского горкома, руководитель ОО «Азамат», доктор экономических наук, кавалер ордена «Курмет»

    7) Жамбыл Ахметбеков – секретарь ЦК КНПК, экс-кандидат в Президенты РК

    от Ассамблеи народа Казахстана:

    1) Жуматай Алиев – руководитель фонда «Стабильный Казахстан»

    2) Мурат Ахмадиев – член правления республиканского центра уйгуров

    3) Егор Каппель – член совета ассоциации общественных объединений немцев Казахстана «Возрождение»

    4) Роман Ким – председатель ассоциации корейцев Казахстана

    5) Ахмет Мурадов – сопредседатель ассоциации развития культуры чеченского и ингушского народов «Вайнах»

    6) Надежда Нестерова – заместитель председателя АНК Жамбылской области, член совета ассоциации русских, славянских и казачьих организаций

    7) Зухра Саяпова – руководитель татаро-башкирского этнокультурного объединения «Тан» города Астана

    8) Юрий Тимощенко – заместитель председателя АНК, председатель союза «Рада украинцев Казахстана»

    9) Розакул Халмурадов – почетный председатель республиканского узбекского этнокультурного объединения «Дустлик».

    Сколько получают казахстанские депутаты в сравнении с зарубежными коллегами

    Размер заработка отечественных народных избранников превышает минимальную заработную плату казахстанцев почти в 16,5 раза

    Казахстанские депутаты, в отличие от некоторых своих зарубежных коллег, крайне редко жалуются на уровень своей заработной платы. Когда в марте 2017 им в последний раз поднимали зарплаты, некоторые из народных избранников даже высказывались в том духе, что эта мера совсем необязательная. Впрочем, роптать и возмущаться против нововведений никто из них особо не стал. В такой ситуации очень легко согласиться с мудростью древних: от судьбы не уйдёшь.

    На новую высоту. Токаев поручил удвоить зарплату педагогам

    Сегодня среднестатистический народный избранник получает около 700 тыс. тенге в месяц. Размер заработка конкретного депутата зависит от его стажа и принадлежности к различным парламентским комитетам. Дополнительно к зарплате законодатели пользуются различными благами за счет госбюджета: служебной квартирой, служебным транспортом, оплатой расходов на командировки и загранпоездки, бесплатной медицинской помощью, расходами на помощников депутата и т.д. Так что итоговая сумма может вырасти в два-три раза.

    Уместно будет сравнить зарплату казахстанских депутатов с заработком населения. По данным Комитета по статистике МНЭ РК, среднемесячная заработная плата в стране за октябрь 2019 составила почти 189 тыс. тенге, то есть народные избранники зарабатывают в 3,7 раза больше, чем среднестатистический работоспособный казахстанец. Оспаривать приведённую среднестатистическую зарплату мы не будем, лучше возьмём неопровержимый показатель в виде минимальной заработной платы. В 2019 её размер составил 42 500 тенге. Получается, депутаты зарабатывают в среднем в 16,5 раза больше.

    А что же у зарубежных коллег, на которых при удобном случае любят ссылаться отечественные парламентарии? Везде по-разному.

    Средняя зарплата российского парламентария со всеми трудовыми надбавками составляет около 400 тыс. рублей* (более 2,4 млн тенге**). Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) российского работника составляет в текущем году 11 280 рублей (около 68 тыс. тенге). Таким образом, российский депутат получает в среднем в 35,5 раза больше, чем соотечественник, работающий за “минималку”. Не стоит забывать и про различные льготы и привилегии в виде служебного жилья, автомобиля, помощников. По сообщениям российских СМИ, на каждого парламентария ежемесячно закладывается бюджет 1,5 млн рублей (9 млн тенге).

    Украинские депутаты Верховной Рады в среднем получают около 40 тыс. гривен (632 тыс. тенге), то есть их зарплаты вполне сопоставимы с доходом казахстанских коллег. Минимальный размер оплаты труда в Украине составляет 4173 гривен (около 66 тыс. тенге) – разница в 9,5 раза.

    Нигматулин – вице-министру: Я думал, вы из Министерства культуры. Хорошо поёшь!

    В Беларуси депутаты получают в среднем 3687 рублей (701 тыс. тенге). Размер минимальной зарплаты составляет 330 белорусских рублей, или 66 766 тенге. Это почти в 11,2 раза больше.

    Депутаты кыргызского Жогорку Кенеша являются едва ли не самыми низкооплачиваемыми народными избранниками в СНГ. Средняя заработная плата депутата парламента Кыргызстана составляет около 30 тыс. сомов (167 100 тенге). Но этого хватает, чтобы превышать минимальную зарплату в 25 раз – минимальный оклад в соседней республике составляет всего 1200 сомов (6684 тенге, или $17).

    Перейдём от СНГ к Европе. В Литве зарплата депутатов составляет в среднем 2963 евро (1 млн 280 тыс. тенге). Она превышает минимальную зарплату (550 евро, или 237 600 тенге) в 5,4 раза.

    В сейме Польши зарплата приносит депутату 8017 злотых (809 тыс. тенге). В 2019 году МРОТ в республике составляет 2250 злотых (227 250 тенге). Польские избранники получают всего в 3,5 раза больше, чем минимально зарабатывающий поляк. Весьма красноречивый показатель!

    В Европарламенте депутаты после уплаты налогов получают на руки 6825 евро (2 млн 950 тыс. тенге). Правда, в большинстве стран депутатам Европарламента нужно заплатить дополнительный налог, поэтому итоговая зарплата парламентария зависит от того, откуда он родом.

    Депутат бундестага в Германии в месяц зарабатывает 10 083 евро (4 млн 356 тыс. тенге). МРОТ в ФРГ в текущем году составляет 1584 евро (почти 685 тыс. тенге). Разница составляет 6,3 раза.

    В Великобритании месячная зарплата депутата палаты общин равна 6622 фунтам стерлингов в месяц (3 млн 318 тыс. тенге). Она превышает минимальный показатель в размере 1698 фунтов (850 700 тенге) в 3,9 раза.

    Одними из самых высокооплачиваемых депутатов в Европе оказались итальянские парламентарии. В месяц они зарабатывают около 10 435 евро (более 4,5 млн тенге), при этом МРОТ на законодательном уровне в Италии так и не введён, хотя разговоры об этом постоянно ведутся последние 15 лет. Есть некий аналог этого понятия – «гражданский доход». Он равен 780 евро (337 тыс. тенге). Разница – почти в 13,4 раза.

    Индекс iPhone. Сколько надо работать казахстанцу, чтобы позволить себе новинку от Apple?

    Греческие депутаты, несмотря на то что в последние несколько лет не повышают минимальный размер оплаты труда, а понижают, начинать с себя не хотят. Местные законодатели получают ежемесячно 5 135 евро (2 млн 218 тыс. тенге), МРОТ составляет 758 евро (327 тыс. 500 тенге). Разница – 5,8 раза.

    Читайте также:  Чем в настоящее время занимается Моника Левински – участница политического скандала

    В США представители обеих палат получают ежемесячно по $14,5 тыс. (5 млн 655 тыс. тенге). В Штатах есть федеральный МРОТ, он равен $7,25 в час (что при 40-часовой рабочей неделе равно $1 160 в месяц, или 452 400 тенге). При таком соотношении конгрессмен или сенатор зарабатывает в 12,5 раза больше. Однако стоит учитывать, что каждый штат и даже муниципалитет имеет свободу действий и может устанавливать свой минимум. Например, в калифорнийской Санта-Монике нельзя платить меньше $13,25 в час, а в Эмеривилле того же штата – меньше $15,69 в час.

    Австралийские депутаты зарабатывают 16,1 тыс. австралийских долларов, что превышает МРОТ в 5,6 раза – он равен 2 880 долларам (772 тыс. тенге).

    Своеобразный рекорд установили депутаты Нигерии. В месяц избранники африканского народа получают около $13,5 тыс. (5 млн 265 тыс. тенге). Минимальная зарплата здесь равна $71 (27 690 тенге). Разница составляет 190 раз.

    * – здесь и далее до уплаты налогов;
    ** – здесь и далее по текущему курсу Нацбанка РК.

    Самые яркие и интересные истории – в нашем Instagram

    Земля казахская: что произойдет, когда Казахстан станет мононациональным государством

    Через 20 лет 90 процентов населения РК будут казахи.

    Число славян сократится до 5–6 процентов. Из 21–22 миллионов жителей всех русскоговорящих будет на уровне 1 миллиона человек. Какие изменения ждут страну?

    Население Казахстана увеличивается волнообразно. После “черного казахского тридцатилетия” – с 1916 по 1946 год, когда нация потеряла половину популяции, в 1950–1960-х годах произошел первый зафиксированный демографический взрыв. Отзвуки этого события мы переживаем до сих пор.

    Демографические волны накрывают страну каждые 20 лет. Первая зафиксирована в 1980-х годах. Вторая – в 2000-х. Через 3–4 года следует ждать третьей волны. Теперь рост населения происходит не потому, что популярны многодетные семьи, а из-за большого количества молодых людей, вступающих в брачный возраст.

    Сейчас казахов в стране 12 миллионов из 18 миллионов жителей. Пара штрихов. В прошлом году, по данным “Демографического ежегодника Казахстана”, 92 процента всех рожденных составили именно они. Казахи также обогнали славян по показателю смертности. Это означает, что основной этнос уже перекрыл все остальные по всем демографическим параметрам. Впервые за 100 лет динамику роста населения в Казахстане определяют коренные жители. Что от этого надо ожидать?

    Все в город

    Последние 20 лет наметилась четкая тенденция роста городов. Доля урбанизированного населения превысила 55 процентов. Конечно, главная причина здесь – экономика. В городах легче выжить, больше заработки. Можно приобрести новую специальность, поднять профессиональный уровень. Выше качество жизни. Как и ее продолжительность.

    Такая тенденция сохранится в будущем. Это, в принципе, отвечает интересам и государства. В 2003 году была принята программа развития сельских территорий. Где прямо отмечалось, что людей надо вывозить из неблагоприятных зон, переселять их в перспективные села и города, давать землю, дома, участки, помогать начинать свое дело и получать профессию. Второй этап – переселение мигрантов в города.

    Шымкент – кузница кадров

    Казахстан стремительно молодеет. По подсчетам Нацбанка, численность населения в возрастной группе 0–15 лет увеличится к 2025 году на 1,1 миллиона человек по сравнению с 2014 годом. В этой группе будут доминировать дети, рожденные от многочисленного поколения 1980-х годов. В следующие 10 лет число их сократится. На смену придут рожденные от поколения 1990-х годов. Малочисленного. Наконец, к 2050 году численность данной группы увеличится еще на 1 миллион человек ввиду увеличения доли детей, рожденных от поколения 2000-х годов.

    Самые “молодые” области – Туркестанская, Мангистауская, Кызылординская, Атырауская, Жамбылская, Алматинская и, как ни странно, город Нур-Султан. Здесь доля молодых людей до 14 лет – примерно пятая часть от всех живущих.

    “Старые” регионы – Павлодарская, Восточно-Казахстанская, Костанайская и Северо-Казахстанская области. Они же традиционно считаются “славянскими”. В течение 20 лет на севере страны будет происходить естественная депопуляция. Так будет отражаться естественное старение и сокращение численности русскоязычных этносов.

    С 2014 года в Казахстане работает государственная программа “Серпін-2050”. Цель ее – обучить и трудоустроить молодежь из южных регионов с избытком трудовых ресурсов на востоке, севере и западе Казахстана – в регионах, испытывающих дефицит кадров. Хорошо или плохо, но программа работает. Пока проблема стоит не так остро, поэтому главное – это получение опыта по переселению населения в проблемные районы.

    Кстати, вокруг “Серпин” уже возникают конфликты. Часть местных казахов в ВКО открыто выражают недовольство тем, что их исключили из этой программы. У них нет понимания, почему приезжие пользуются привилегиями, тогда как они должны оплачивать свое обучение в тех же вузах, хотя все являются гражданами одной страны с одинаковыми правами.

    Молодежь живет в селе

    Страна урбанизируется. В 2013 году в городах жило 55 процентов казахстанцев. Сейчас – почти 58. Соответственно доля сельчан тоже упала на те же 3 процента. Но вот доля детей до 15 лет на земле все равно остается высокой – за 6 прошлых лет она держалась на уровне 13 процентов от всего населения страны. Понятно, что в основном за счет более высокой рождаемости: в сельской семье обычно больше 3 детей, в городской – 1–2 ребенка.

    После принятия данного факта надо понять, что эту молодежь надо учить. Желательно там, где она проживает. Причем учить не только сельским специальностям типа механизатор или животновод, но и тем, что пригодятся им в городе, – сварщик, строитель, токарь, фрезеровщик, механик, бухгалтер, электрик. Надо восстанавливать систему техникумов и ПТУ, где молодые люди смогут получать знания. Желательно бесплатно.

    Родом из бедности

    Понятно, что, если молодежи больше в селе, она будет в массе своей бедной. Обычно, когда хотят показать разрыв в доходах между городом и деревней, приводят в пример уровень средней зарплаты, которая у горожан выше в 2–3 раза. Более показательно другое сравнение.
    В ауле живет 45 процентов населения страны. Но в структуре валового национального продукта весь АПК занимает всего 5 процентов. Если убрать поправки на трудовую миграцию, выезды на заработки и работников на перерабатывающих предприятиях, то горожанин обычно в 5–8 раз продуктивнее селянина. Это не означает, что последние сплошь бездельники. Тут две проблемы.

    Первая – больше трети крестьян живут натуральным хозяйством. Они не производят товар, а выживают. У них может и не быть доходов. Если что-то надо купить, человек продаст на рынке барана или телку и потратит деньги на мануфактуру. Он экономический невидимка.
    Вторая – мелкий частник неэффективен. Простая кооперация повышает его доходы в 2–3 раза. Крупное хозяйство – на порядок. Задача – объединить всех в более или менее крупные самоуправляемые структуры. Тогда село сможет и накормить город, как это должно быть, и сможет зарабатывать достойные деньги на производстве.
    Эти знания также надо передавать. Кто будет делать?

    Язык будет казахский?

    То, что девять из десяти казахстанцев будут казахами, совсем не означает, что казахский язык станет главным. Более того, есть риск, что он деградирует, а сфера его применения жестко ограничится бытом. Русский останется лингва франка, в международном общении его потеснит английский.

    Казахский язык не развивается из-за чрезмерной заполитизированности. Он стал маркером разграничения сил по принципу “свой-чужой”. Патриот обязан знать его априори, и никого не волнует, что происходит с самим средством общения как живой системой.

    Последний казахский толковый словарь был издан к 20-летию независимости РК Институтом языкознания имени А. Байтурсынова в 2002–2011 годах. И тут же стал библиографической редкостью. Простому человеку он недоступен. Старшее поколение помнит про второе издание русско-казахского толкового словаря 1984 года. Но его тоже не достать. Работа по созданию словарей ушла в Интернет, так как денег на бумажные носители никто не выделяет.

    В любом книжном магазине – масса литературы на казахском. Половина из нее посвящена истории. Часть – литературоведению и политике. Опять-таки, благодаря близости этих дисциплин к политике и пропаганде. Книг по казахской филологии практически нет.
    До сих пор идут жесткие споры о том, следует ли переводить профессиональные термины. Хотя в большинстве стран мира принимают национальную терминологию того государства, где происходит прогресс в той или иной отрасли. В высоких технологиях заимствуют из английского языка, а в геодезии, например, из немецкого.

    Большая часть научных работ казахстанских ученых по естественным дисциплинам пишется на русском, затем переводится на английский для публикации в научной периодике. Те же труды, которые изначально пишутся на казахском, в основном посвящены истории и политике.
    То, что именно язык – это слабое место, говорит и структура образовательных грантов, выделенных по программе “Серпін-2050”. В этом году на учебу в университетах по ней было заявлено 5 089 грантов. Студентам предложено более 350 специальностей, 195 из них – больше половины! – технические, 91 – педагогические специальности, и 64 – на сельское хозяйство.

    По условиям программы молодые люди получают образование в вузах на территории тех регионов, где они будут жить в будущем. В северных областях. Большая часть из них обучаются на русском языке, так как в тех же Костанае и Усть-Каменогорске нет специалистов, способных обучать техническим специальностям на казахском. Как следствие, проблема языка переносится в будущее, с надеждой, что, может быть, потом что-то решат.

    Надежда, что молодые специалисты, которые меняют старые кадры на промышленных предприятиях севера, заговорят на профессиональные темы на казахском, также мала. Опыт показывает, что при замещении технического слоя профессиональный язык остается.
    Для развития родной речи нужно сначала создать массу словарей – толковых, орфографических, синонимов, различных терминов. Это база, на которой существует любой язык. Переход на латиницу только обострил эту проблему.

    Риск потерять лицо

    Массовое переселение в города может сыграть злую шутку с культурой. Считается, что город и промышленные ниши разрушают традиции. Раньше, при СССР, города занимали славяне. Как пришлые, они слабо соприкасались с местным сельским казахским населением. Поэтому казахская идентичность жила сама по себе, и ей ничего не угрожало. Теперь ситуация меняется. Казахи активно перебираются в города, осваивают рабочие специальности, знакомятся с другими людьми, их культурой. Многие забывают обычаи предков. При растущей мононациональности потеря этнических кодов обычно происходит очень быстро.

    Примерно по такому же принципу образовались “асфальтные”, или шала-казахи – потомки индустриализации страны в 1960–70 годах. Сейчас эти ниши освобождаются. И чем быстрее происходит замещение, тем быстрее происходит “асфальтизация”. С уходом носителей сам русский язык остается. Он оказывается более приспособлен к освоению городского пространства. На нем легче говорить. Замещение языка происходит в течение одного поколения.

    Великий Елбасы

    Бессменный президент Казахстана Назарбаев ушел в отставку, но не оставил власть

    Бессменный лидер Казахстана, рекордсмен по пребыванию у власти на постсоветском пространстве Нурсултан Назарбаев 19 марта 2019 года объявил, что досрочно уходит в отставку. Его полномочия временно перешли спикеру Сената. Однако преждевременная отставка, даже по состоянию здоровья, вовсе не означает падение режима. Назарбаев готовился к этому давно, и, покинув президентское кресло, он не лишился власти. «Лента.ру» разбиралась, как советский металлург прошел путь от партийного функционера до Великого Елбасы.

    В конце 1986 года молодежь Алма-Аты бурлила. 17 декабря стало известно о том, что Михаил Горбачев отправил в отставку Динмухаммеда Кунаева, ранее возглавлявшего компартию Казахстана. Кунаева в народе любили, с ним связывали и рост темпов индустриализации в республике, и продвижение многих молодых казахов из села на руководящие посты в партийных и государственных органах. А тут — отставка. Да еще и преемником назначили не казаха, а русского — Геннадия Колбина, никогда не работавшего в республике. Люди вышли на площадь. Протестующих взялся успокаивать молодой партийный функционер из числа кунаевских выдвиженцев — Нурсултан Назарбаев. Он сумел договориться с людьми, и это успешно удавалось ему следующие 30 лет.

    Медленно, но верно

    Сейчас официальная история Казахстана рисует Назарбаева пламенным борцом за независимость, основателем современной казахстанской государственности и отцом политической нации. Однако его биография — это не борьба за суверенный Казахстан и свободу казахского народа, а планомерное восхождение по карьерной лестнице внутри существующих институтов. Назарбаев не был ярым националистом, но и пламенным коммунистом его назвать нельзя. Этот политик прежде всего стремился к укреплению личной власти.

    Родился Нурсултан Назарбаев 6 июля 1940 года в селе Чемолган. Детство президента, по его же рассказам, было очень трудным, ему не всегда удавалось есть досыта. Однако известно, что отец будущего лидера нации Абиш Назарбаев руководил бригадой по заготовке кормов в колхозе и держал собственный сад, излишки продуктов из которого продавал в столице республики. Так что рассказы о полном лишений детстве — возможно, преувеличение.

    В 1960 году Назарбаев получил диплом металлурга и отправился работать на завод, а уже в 1969-м его перевели на партийную работу в Темиртау. Там он стал руководителем отдела промышленности городского комитета КПСС, а вскоре и главой горкома комсомола.

    Материалы по теме

    Президент Казахстана ушел в отставку

    На протяжении следующих 15 лет Назарбаев неуклонно двигался вверх по карьерной лестнице и в 1984 году возглавил правительство Казахской ССР. Тогда ему благоволил Динмухаммед Кунаев, проводивший в республике так называемую коренизацию — политическую и культурную кампанию, призванную сгладить противоречия между центральной властью и коренным населением национальных окраин СССР. Кунаев предпочитал назначать на важные посты этнических казахов.

    Руководителем правительства Назарбаев оставался следующие пять лет, после чего возглавил компартию республики. В 1990 году в КазССР был учрежден пост президента, который и занял Назарбаев. У Верховного совета республики не было других кандидатур, поэтому утвердили его без обсуждения.

    Вырулил

    В роковом для СССР 1991-м Назарбаев выступил как последовательный сторонник сохранения Союза. Некоторые даже считали, что верхушка КПСС видела его преемником Горбачева на посту всесоюзного лидера. Однако к концу года, когда Назарбаев понял, что сохранить государство не удастся ни в старом формате, ни в виде обновленной конфедерации республик, он взял курс на суверенитет.

    1 декабря 1991 года Нурсултан Назарбаев на первых всенародных выборах (снова на безальтернативной основе) был избран первым в истории президентом Казахстана, получив 98,7 процента голосов. Впоследствии он еще четырежды выигрывал президентские выборы и успешно провел референдум о продлении срока своих президентских полномочий.

    Сразу же после подписания Беловежских соглашений казахстанский лидер превратился в последовательного сторонника евразийской интеграции. Тут его позиция тоже была продиктована не политическими взглядами, а насущной необходимостью: экономика и инфраструктура республики что тогда, что сейчас жестко завязана на Россию. Кроме того, первый президент до последнего не хотел выходить из рублевой зоны и переходить к тенге, но договориться с Россией по этому вопросу не удалось. Интересно, что поначалу на казахской валюте русскоязычных надписей не было — Назарбаев ввел их своим указом и отменил совсем недавно.

    После распада СССР в руках Назарбаева оказалась страна с крайне нестабильной экономической и социальной обстановкой. Положение дополнительно усугублял нелояльный парламент. Первые годы правления президент постоянно маневрировал между различными группировками. Он оказался как бы между двух огней: на севере страны — заселенные преимущественно русскими области, которые в любой момент могли заявить об отделении, на юге — казахские националисты со своими претензиями на гегемонию.

    Амбиции южан оказалось очень просто удовлетворить с помощью переноса столицы республики из Алма-Аты в Акмолинск, который стал называться Астана (по-казахски просто «столица»). Это дало заметный толчок экономическому развитию целого региона и положительно сказалось на отношении к президенту.

    В отношениях с русским населением Казахстана Назарбаеву приходилось постоянно балансировать на грани. С одной стороны, ему необходимо было продолжать коренизацию, начавшуюся еще при советской власти, увеличивать роль казахского языка и число казахов на руководящих постах в стране. С другой, как и в остальных республиках Средней Азии, русские составляли значительную часть интеллигенции и государственных служащих. Настраивать их против власти было недальновидно. Назарбаев это прекрасно понимал, поэтому процесс дерусификации в Казахстане проходил мягко и растянулся на многие годы.

    Материалы по теме

    Беспредельный Qazaqstan

    Благодаря такой политике стране удалось избежать крупных межэтнических конфликтов, которые вполне могли перерасти в гражданскую войну, — на момент провозглашения независимости русских в республике было около 30 процентов.

    Но к концу 1990-х доля русских в населении республики сократилась до 20 процентов, и постепенный исход русского населения продолжается по сей день. При этом правительство сумело подготовить им на смену квалифицированных специалистов из числа этнических казахов.

    К началу нового тысячелетия Назарбаев полностью подчинил себе парламент, лидирующую роль в котором взяла на себя провластная партия «Нур Отан». А политических противников президент назначал послами в страны, расположенные подальше от Казахстана.

    Впрочем, везло не всем. Оппозиционный политик Алтынбек Сарсынбаев был расстрелян неизвестными вместе с охранником и водителем. Заманбек Нуркадилов, заявлявший о президентских амбициях, был найден у себя дома мертвым с тремя огнестрельными ранениями, причем два выстрела были сделаны в грудь и один — в голову. Официальная версия его гибели — самоубийство. Рахат Алиев, бывший зять Назарбаева и последовательный критик режима, повесился в австрийской тюрьме при весьма странных обстоятельствах. В его крови обнаружили следы барбитуратов.

    Елбасы навсегда

    Растущую влиятельность Назарбаев не забывал подкреплять законодательно. Еще в 2000 году в Казахстане приняли закон о первом президенте, который дал ему иммунитет от уголовного и административного преследования. В 2007 году его наделили эксклюзивными полномочиями — Назарбаев стал единственным казахским политиком, которого не касалось ограничение в два президентских срока, введенное в Конституцию, — он мог претендовать на высший пост неограниченное количество раз.

    Материалы по теме

    Если б я был Нурсултан

    В 2010 году Назарбаева решили объявить «лидером нации» (на казахском — «Елбасы»). Президент скромно отказался подписывать соответствующий законопроект, но документ все равно вступил в силу из-за «дырки» в казахском законодательстве: принятый парламентом, но не отклоненный президентом закон автоматически вступает в силу через 30 дней.

    Памятники Назарбаеву установлены в Алма-Ате и Чолпон-Ате. В стране существует наказание за порчу изображений первого президента и его публичное оскорбление. С 2012 года 1 декабря — дата первого избрания Назарбаева на пост главы независимого Казахстана — празднуется как День первого президента. А день рождения Назарбаева совпадает с датой празднования Дня столицы.

    В честь Назарбаева даже предлагали переименовать столицу государства Астану. Город в итоге трогать не стали, но назвали его именем университет в Астане, несколько улиц в Турции и улицу в Казани. В честь президента Казахстана также переименован бывший пик Комсомола на северном склоне Тянь-Шаньского хребта.

    Свою отставку Назарбаев тоже взял под тотальный контроль и подготовил себе безопасный путь отхода от власти. Во-первых, он все еще обладает неприкосновенностью, которую ему дали вместе с титулом лидера нации. Во-вторых, в последние два года своего президентства он проводил мягкую политическую реформу. Его нынешний пост главы Совета безопасности, который он имеет право занимать пожизненно, явно «заточен» под переходный период: он все еще контролирует силовой блок страны и сможет воспользоваться этим, если оппозиция решится на захват власти.

    Кроме того, ряд недавних реформ, проведенных Назарбаевым, сделали фигуру президента не настолько важной и всесильной, как это было при его правлении. В дальнейшем в Казахстане будет возрастать роль премьера, а контроль над парламентом через правящую партию «Нур Отан», главой которой является Назарбаев, он сохранил.

    Да и семья Елбасы довольно прочно встроена в госаппарат республики. Его старшая дочь, Дарига Назарбаева, давно занимается политикой. Она даже успела побывать заместителем премьер-министра. Сейчас Дарига Нурсултановна депутат верхней палаты парламента, а также возглавляет Комитет по международным отношениям, обороне и безопасности.

    Средняя дочь, Динара Кулибаева, владеет контрольными пакетами акций ведущих предприятий страны вместе с супругом. Ее муж, Тимур Кулибаев, долларовый миллиардер. Он контролирует Народный банк Казахстана и занимает пост председателя президиума Национальной палаты предпринимателей.

    Для большинства казахстанцев сейчас уходит целая эпоха. Шутка ли — при Назарбаеве повзрослело и состоялось в жизни несколько поколений граждан страны. Однако не стоит ждать глобальных перемен в связи с его уходом. Политическое поле страны полностью зачищено, и хоть сколько-то равновеликая Назарбаеву фигура сможет прийти только из действующих властных элит. Разумеется, новое правительство может пойти на косметическую либерализацию, однако подлинный контроль за жизнью Казахстана, судя по всему, еще надолго останется в руках назарбаевского клана.

    Бум переименований в Казахстане

    Борьба с русской топонимикой как кампания против советского «колониального прошлого»

    Конец прошлого – начало нынешнего года в Казахстане ознаменовались серией переименований русских топонимов в казахские. Кампания проводится без учёта мнений местного населения, а зачастую – вопреки ему.

    Одно из последних по времени переименований произошло 3 января 2019 года, когда расположенный в Восточно-Казахстанской области, на севере Казахстана, город Зыряновск указом президента Нурсултана Назарбаева был переименован в город Алтай. Поселение на этом месте (Зыряновский рудник) существовало с 1791 года и было названо по имени русского рабочего Герасима Зырянова, открывшего здесь богатое месторождение полиметаллических руд. Идея переименования внедрялась властями, она вызывала неоднозначную реакцию значительной части местного населения, главным образом русских, но мнение людей проигнорировали.

    По официальной версии, решение о переименовании города было принято 28 сентября депутатами маслихата (местного представительного органа) и сходом местных жителей. Этому предшествовала большая работа по подготовке общественного мнения: проводились собрания трудовых коллективов, сходы жителей городских микрорайонов, поездки представителей власти в сельские районы. Тем не менее переубедить население не удалось. И власти поступили просто: помещение районного Дома культуры, где проводилось заседание депутатов местного маслихата, а сразу за ним – сход местного населения, с утра было занято чиновниками, которые и обеспечили «нужный» результат голосования.

    Судя по видеозаписи, которая зафиксировала ход общественных слушаний в Зыряновске, обстановка в зале была напряжённой, дискуссия вылилась в ожесточённую перепалку. В октябре недовольные решением о переименовании жители Зыряновска потребовали, чтобы процедура голосования была проведена заново, подготовив обращение к акиму Зыряновска Константину Передельскому и заявление в суд. По свидетельству местных жителей, подписи собирались целыми улицами, агитация велась через мессенджеры и социальные сети, но на решение властей это не повлияло.

    Похожая ситуация возникла и в Западном Казахстане. 24 сентября депутатская комиссия из трёх человек утвердила решение о переименовании Зеленовского района Западно-Казахстанской области в Байтерек (по-казахски «тополь»). Во всех 22 сельских округах района, как сообщали власти, состоялись общественные слушания, но результаты их тоже были далеко не однозначны. Как сообщала интернет-газета «Уральская неделя», в посёлках Дарьинское и Переметное Зеленовского района результаты слушаний были властями сфальсифицированы. В Дарьинском против переименования, по свидетельству жителей, выступил весь зал, кроме двух человек. В Переметном против переименования в ходе голосования в сети «ВКонтакте» высказались 757 человек из 780, но через три дня число участников опроса за счет фейковых аккаунтов выросло втрое, и противники переименования оказались в меньшинстве.

    В селе Пугачёво Бурлинского района Западно-Казахстанской области принятое 24 августа прошлого года решение о переименовании села в Акжол вызвало резкое общественное недовольство, что вынудило власти провести общественные слушания. Состоялись они 4 сентября, причём время неожиданно перенесли с 15.00 на 11.00. Тем не менее на слушания пришли около 200 человек, а состоявшееся обсуждение, пишет «Уральская неделя», выявило скрытые межнациональные противоречия. На видеозаписи видно, что жители Пугачёва в основном разделились по этническому признаку. Русские в большинстве своём выступили против переименования, казахи – за. Аргументация казахской стороны состояла в том, что название населённого пункта должно соответствовать казахским и мусульманским обычаям и быть более «патриотическим». Русские же выразили опасения за своё будущее в Казахстане, за перспективы своих детей.

    В Уральске (в 1613-1775 годах – Яицкий городок; до начала ХХ века входил в состав Оренбургской губернии) совместным решением маслихата и областного акимата от 7 декабря 2018 г. были переименованы 57 улиц. Все они ранее носили русские названия, теперь получили казахские. Причём большинство названий не несли никакой идеологической нагрузки – улицы Верхняя, Просёлочная, Речная, Заводская, Зелёная… Просто-напросто отменялась русская лексика в топонимике, власти Казахстана ликвидировали в жизни города Уральска следы русского языка и русской истории…

    Вообще, масштабы переименований в Казахстане поражают. Происходит ономастическая революция. По некоторым данным, уже к середине 2000-х годов были изменены 60% всех географических названий. В «Википедии» можно найти сведения почти о 1700 населённых пунктах и других географических объектах, получивших после распада СССР новые имена. Абсолютное большинство этих объектов носили русские, в том числе советские имена, теперь они зовутся по-казахски. Меньше других частей республики эта кампания затрагивала раньше Северный и Восточный Казахстан, большая часть топонимики которого традиционно является русской. Русские до сих пор составляют значительную, а местами преобладающую часть населения северо-восточных областей. Эти области и стали сегодня главным объектом острого «ономастического» интереса властей и казахских национал-патриотов.

    Из крупных городов, пока не получивших новые названия, реальные кандидаты на переименование – Уральск, Петропавловск, Павлодар. В интервью «Фергане» «гражданский активист» Маргулан Боранбай говорит, что их названия не имеют отношения к казахскому языку и истории Казахстана. Дескать, Урал получил своё название по приказу Екатерины II, а Петропавловск и Павлодар названы в честь «религиозных деятелей» (святых апостолов Петра и Павла), что противоречит положению Казахстана как светского государства и является «результатом колонизации». Боранбай предложил переименовать Петропавловск в Кызылжар, а Павлодар – в Кереку или Ертic.

    То, что переименования являются частью кампании по борьбе с советским «колониальным прошлым», их инициаторами не скрывается. В выступлениях представителей власти и местных активистов на митингах звучат заявления о том, что жители Казахстана не обязаны помнить, что когда-то они жили в «советской империи»; они имеют полное право давать районам, населённым пунктам и улицам «национальные» названия. Поскольку мнение второго по численности этноса Казахстана – русских – при этом игнорируется, подспудное обострение национальных противоречий уже вылилось в прошлом году в серию бытовых скандалов и ссор. Лозунги межнационального согласия в Казахстане ставятся под вопрос.

    Кампания массовых переименований населённых пунктов ведёт лишь к отчуждению друг от друга двух крупнейших народов Казахстана. Национал-патриоты выступают здесь ведущей силой; заявляя, что они борются с «колониальным советским прошлым», они расшатывают внутриполитическую стабильность. Психологическая дистанция между казахами и русскими будет расти.

    Ссылка на основную публикацию
    Фото – Фото Тахира САСЫКОВА