Где учился Лукашенко: учеба в школе, высшее образование

Лукашенко и образование

В недавнем послании народу и парламенту президент Белоруссии Александр Лукашенко говорил об образовании. «Несмотря на мои неоднократные указания упростить учебные программы, приблизить их к жизни, улучшить качество учебников и пособий, не перегружать школьников излишними заданиями, в полной мере вопросы до сих пор не решены, – возмущался президент. – Усложняя процесс обучения и подбрасывая сложные учебники в школе… мы отталкиваем детей от того, чтобы получать знания. Дети начинают бояться».

Тут же прогрессивные и ироничные принялись дружно стебаться: Лукашенко-де хочет приспособить программу под умственный уровень сына Коли.

На самом деле, забота об учебниках и программах – это государственная забота. Мне уже не раз приходилось писать о наскоро сработанных, бестолковых и малограмотных учебниках по разным предметам. Нужно иметь не кучу «альтернативных» учебников, а единый стабильный, выверенный и долгоживущий учебник по каждому предмету, обязательный для разучивания в начальной и средней школе. Единый учебник формирует единый народ. Сведения, сообщаемые в учебниках, должны быть выверены, разумно-достаточны и согласованы со сведениями, сообщаемыми по другим предметам. У нас этого нет; думаю, нет и в Белоруссии.

В духе современного клипового мышления на школяра вываливают кучу какого-то наукообразного мусора, в котором непонятно, что главное, что второстепенное, а что – просто информационный шум. Дети учат-учат, а в итоге не знают элементарного. Это я тоже наблюдаю на примере своей дочки. И совершенно прав Александр Григорьевич: замороченные дети начинают бояться и ненавидеть всякое знание – как постоянный источник неприятностей и унижений. В современной российской школе поражает сочетание гигантской суеты, доводящей школьников до переутомления, с мизерным результатом обучения. В моём поколении никто не утомлялся, мы играли и гуляли, а знания при этом были твёрже. Мы с Лукашенко примерно из одного поколения и из единой советской школы – думаю, его мысли и впечатления совпадают с моими. Учебники надо упростить, но не в смысле примитивизации, а сделать более толковыми и «отжать» из них всё необязательное. Кстати, хорошо бы сделать едиными наши и белорусские учебники. Это был бы реальный шаг братских народов к интеграции.

Уделил внимание Лукашенко и высшему образованию. В Белоруссии высшему образованию подвергаются практически все: 91% людей соответствующего возраста – студенты. Это даже выше, чем в России. Очевидно: при таком охвате населения высшее образование не может быть никаким иным, нежели плохим. Освоить науки на уровне высших достижений может, по оптимистической прикидке, процентов десять выпускников школ. Когда поставлена задача учить всех – приходится неизбежно снижать планку. В результате найти толкового специалиста – проблема. Председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимир Карягин констатирует: «Из вузов выпускается молодежь, которая порой не имеет представления о производственном процессе, о трудовом режиме».

Отсюда Лукашенко делает вывод: надо сократить срок обучения и теснее связать учёбу с производством. «Если мы за три года можем подготовить специалиста, то давайте готовить за три года и доучивать четвёртый на производстве, пусть он там проходит специализацию. Надо вернуться ещё раз к этому вопросу. Учёба и производство. Два часа в аудитории, потом поехали в поле, к станку – два или три часа там, интереснее будет учиться».

И это очень правильно! Только президент неправильно назвал это образование высшим. То, о чём он говорит, – это типичная подготовка техника. И их, техников, надо готовить во множестве. На базе восьми классов, в течение трёх-четырёх лет. Когда-то давно на нашей общей с Лукашенко Родине – в Советском Союзе – именно так и обстояло дело. Для большинства производимых в обществе работ именно и требуется среднее специальное образование, где минимум теории, а максимум практики на производстве. Высшее образование нацелено на производство новых знаний, на решение задач, которые пока не имеют стандартного решения. А выполнение работ по известным алгоритмам – это квалификация техника. Мой отец, окончивший вуз в 1950-м году, рассказывал: им говорили на занятиях по предмету «организация производства», что при правильной постановке дела на предприятии на одного инженера должно приходиться три техника. В тот момент, когда он это рассказывал (на рубеже 70-х и 80-х) соотношение уже стало обратным. Инженеры занимались тривиальными работами, техников становилось всё меньше, потому техническая отсталость резво нарастала. Я видела много передовых западных предприятий, где единицы инженеров.

Лукашенко правильно ощущает проблему, но не дерзает покуситься на «святое» – всеобщее высшее образование. Если у него хватит внимания к образованию и политической воли, он непременно примет единственно-верное решение: социальной нормой должно стать среднее специальное образование. А высшее – лучше меньше, да лучше. И не только в Белоруссии.

Илл. В.Попков “Студенты на практике” (1965)

«Привезли, завели в класс, и тихо». На линейке с Николаем Лукашенко

Николай Лукашенко пришел на линейку вместе с другими детьми, тем самым опровергнув слухи о том, что в школе он не бывает.

1 сентября в Острошицко-Городокской средней школе, как и в большинстве белорусских школ, состоялась торжественная линейка, посвященная началу нового учебного года. Эта сельская школа знаменита тем, что здесь учится младший сын президента — Николай Лукашенко.

«Здравствуйте, с праздником», — приветствовали друг друга взрослые и дети, которые шли в Острошицко-Городокскую среднюю школу. Линейка была назначена на 9 часов, дети и родители пришли за полчаса и сначала разошлись по классам.

Возле школы не было никакой особой охраны, разве что стояло несколько машин ГАИ на подъезде к самому Острошицкому Городку и иногда встречались милиционеры. В школу пускали всех, люди приходили семьями, с маленькими детьми. Вполне обычная для 1 сентября обстановка у школы и, главное, отсутствие охраны указывали на то, что президентского сына там нет.

Однако Николай тоже пришел на линейку — вместе с одноклассниками сидел в кабинете белорусского языка и литературы. Учительница Ирина Данейко рассказывала детям об организационных вопросах. Коля улыбался. Охранник стоял в коридоре, проходящие мимо дети с ним здоровались, как, впрочем, со всеми взрослыми, которых встречали.

«Коля часто приходит, — сказала мама одноклассницы сына президента. — Никто от этого не страдает. Ну, стоит охранник, пусть стоит. Думаю, наоборот, это хорошо, что младший Лукашенко здесь занимается — порядка больше».

Выходит, что прав был Александр Лукашенко, когда говорил, что его младший сын учится только в школе: «Я в интернете не читаю, но мне докладывают, что пишут, якобы он один день сходил, а потом к нему приходят. Ничего подобного! Мой ребенок учится только в школе, в деревенской школе. Мы там живем недалеко, в той же деревне обучается ребенок. Там 500 с лишним детей в школе».

В этом году в школе будет учиться 620 детей, рассказала на линейке директор Екатерина Махахей.

Линейка в школе была обычной — звенел первый звонок для первоклассников, дети читали стихи, пели песни и слушали гимн. Правда, не в записи, а в исполнении военного духового оркестра. После исполнения гимна многие ученики захлопали, Коля нет.

Детям раздали шарики и флажки. Коле Лукашенко флажка не досталось. Не было у него в руках и букета. Его держал охранник, который стоял метрах в пяти от мальчика. Охранник с Николаем не разговаривал, периодически вел переговоры по телефону о том, как будет происходить выезд из школы.

Учитель Ирина Данейко предупредила учеников: «Чтобы ни слова не слышала от вас, когда всё начнется».

Дети и стояли в основном молча, но все-таки время от времени переговаривались. Иногда и Коля наклонялся к одноклассникам, чтобы что-то сказать. Возле него стояла еще одна учительница.

В определенный момент, когда девочка исполняла танец под бодрую патриотическую песню, учительница сказал детям: «Помашите флажками». Дети помахали. Коля смотрел на действо спокойно, так же, как смотрит на президентов и римских пап, с которыми встречается.

Коля выше своих одноклассников практически на голову. Он, во-первых, рослый, во-вторых, старше многих, ведь пошел в школу в семь лет, в 2011 году.

Учиться Коле в обычной школе

Поскольку большинство белорусских детей начинает учиться в шесть лет, в 2010 году страна гадала, в какую школу отправится сын президента. Было много версий.

Многие ставили на Боровляны, где строительство супершколы было начато в 2008 году как раз по поручению главы государства.

Мама пятиклассника, которого возят в Острошицкий Городок как раз из Боровлян, рассказала Naviny.by, что понимает, почему сын президента там не учится:

«В Боровлянах от количества учеников трещат по швам и гимназия, и две школы. Вы не представляете себе, как там тесно! Да, новая школа хорошая, но там 11 первых классов, в каждом из которых около 30 человек. Здесь же спокойная атмосфера, инфраструктура нормальная. Дети с удовольствием плавают в бассейне на физкультуре, хорошие классы. Зачем Лукашенко надо, чтобы его ребенок учился в переполненном классе, если здесь так комфортно?»

Изменение времени работы школы, то есть перенос начала занятий с 8 на 9 часов, женщина воспринимает нормально:

«Мы завозим в школу, назад сын ездит на маршрутке. Стоит это рубль. В Боровлянах живем так, что до любой школы тоже пришлось бы ездить. В Минск возили в детский сад, потому что мест не было в поселке, причем на общественном транспорте. Вот это было и дорого, и долго. Теперь мы очень довольны. Думаю, дочка тоже пойдет в школу в Острошицком. То, что иногда надо быстро выехать, потому что президент едет, ничего страшного. Это бывает редко, а Колю привезли, не перекрывая дороги, завели в класс, и тихо».

Коля будет ходить в школу к 9 утра. Что ждет остальных школьников?

Недовольны переносом времени начала занятий школьники, которые ездят в школу в Острошицком Городке из деревни Бродок — автобус приходит в 7.30. А следующий идет уже после 9:00. Получается, вставать все равно надо рано, а занятия будут начинаться и заканчиваться позже.

«Не представляю, что они там будут делать полтора часа. Разнесут школу. А школа у нас хорошая», — сказала мама ученика из Бродка.

Школа в Острошицком Городке с историей — была основана еще в 1863 году. В 1982 году здание достроили до трехэтажного. В 2009-м сделали капитальный ремонт, затратив более 9 млрд рублей (на то время около 3,2 млн. долларов).

Выпускники наряду с аттестатом о среднем образовании имеют возможность получить свидетельство о профессиональной подготовке по одной из специальностей: водителя, тракториста-машиниста, портного, продавца.

С 2010 года в школе организовано обучение в четырех специализированных спортивных классах — отделениях по хоккею Республиканского центра подготовки по зимним видам спорта «Раубичи». Именно в этой школе обучались игроки команды «Динамо-Раубичи». Например, в 2016 году все 17 выпускников были игроками этой команды .

В школе почти треть учителей не имеют категории, у 41,8% — первая категория, у 16,4% — вторая, у 11,9% — высшая.

Здесь два бассейна с малой и большой чашей. Попасть за плату (один час — 7,5 рубля) в бассейн мог любой ребенок или взрослый. Правда, теперь работа бассейна под вопросом — инструкторы ушли в декрет. Так что в школе в бассейн не записывают и говорят, что чаши стоят сухими.

В школе работает литературно-творческое объединение «Созвездие».

В конце 2016 года во время интервью 11-летнему российскому журналисту Евгению Гришину Коля рассказал про школу. Мол, «с первого класса» сидит за третьей партой вместе с девочкой Ксюшей.

Речь идет о Ксении Махахей, дочери директора школы Екатерины Махахей. У девочки, в отличие от Коли, которому старший Лукашенко запретил заводить страницу в социальных сетях, есть аккаунты «ВКонтакте» — старый , новый и еще один . Фотографий с самым знаменитым одноклассником там нет.

Ксения увлекается, как и Николай Лукашенко, лыжным спортом. В феврале более 200 школьников Минского района приняли участие в спартакиаде по лыжным гонкам. Победителем в младшей возрастной группе среди мальчиков стал Николай Лукашенко. Ксения Махахей заняла второе место среди девочек.

В прошлом учебном году девочка участвовала в VII дистанционной олимпиаде по математике среди учащихся 5-8 классов вместе с еще пятью шестиклассниками из Острошицкой школы, результаты у всех были ниже среднего. Николая Лукашенко среди них не было.

Зато на доске почета среди детей, которыми гордится школа, Николай Лукашенко есть.

После линейки дети начали дарить цветы учителям. Коля взял букет у охранника и подарил директору.

Затем вместе с другими учениками отправился в класс. Охранник остался с сотрудником ГАИ в коридоре.

Александр Лукашенко принял с докладом Министра образования Игоря Карпенко

Президент Беларуси Александр Лукашенко 26 августа принял с докладом Министра образования Игоря Карпенко.

«Дети идут в школу. Самое главное мое требование в эти дни – дети должны быть одинаковыми – они должны быть хорошо одеты (я не говорю, что одинаково одеты, но хорошо одеты). Кто дешевле, кто богаче. Мы богатых не заставим одевать своих детей проще. Если они хотят одеть как-то получше (может, у них костюмы будут из каких-то импортных тканей или рубашки какие-то иные и галстуки), это их право. Но все детки должны быть прилично одеты, прийти с приличными портфелями в школу. И так далее», – сказал Глава государства.

«Поэтому надо в оставшиеся дни обратить особое внимание на тех, кто в силу определенных обстоятельств не может уделить достаточно внимания своим детишкам. Это вот такое человеческое к вам требование», – добавил Президент.

Читайте также:  Где учился Кадыров: учеба в школе, высшее образование

«Я хочу побывать в школе при открытии, может даже новой. Вы определите, где я нужен», – сказал Александр Лукашенко во время встречи.

Министр пригласил Главу государства 2 сентября принять участие в открытии школы-новостройки в Уручье.

Пользуясь случаем, Александр Лукашенко отметил, что он традиционно обращает внимание на вопросы в школьном образовании. «Дети идут в школу. Обычное требование. Чтобы опять наши «свядомыя» не посчитали, что Президент предвыборную кампанию проводит и так далее. Я просто хочу, случай представился, сказать, что я в Парламент не собираюсь избираться. Поэтому никакой предвыборной кампании лично у Президента нет и быть не может», – подчеркнул он.

«А то, что в стране парламентские выборы, я как Глава государства (с меня обязанности никто не снимал) должен заниматься этими политическими вещами. По крайне мере, координировать эту работу. Ни для кого не секрет. Я это к тому сказал, что не хотелось бы, чтобы и эта встреча была оформлена прежде всего так называемыми свядомыми, как предвыборная какая-то кампания. Я всегда интересуюсь ситуацией в школах. Притом публично это делаю в разных формах», – добавил белорусский лидер.

Глава государства отметил, что порой учителя жалуются, что их якобы заставляют писать и заполнять те или иные бумаги, заниматься другими работами, кроме как проведением уроков. «Я к этому двояко отношусь. Там, где надо убрать лишнее от учителей – всякие отчеты, самоотчеты – это факт. Но учитель не должен забывать, что его призвание таково, что его место работы не только в школе. Он вообще центральная фигура в нашем обществе. Это обладающий знаниями человек. И он вместе с врачом, особенно в малых, средних городах, селах, агрогородках – главная звезда и светило. Они должны нести знания людям, они воспитывают людей, поэтому стонать в том плане, что «ах, нам тяжело», не надо», – сказал Президент.

«Государство, я в том числе, очень рассчитывает на учителей. Без учителя мы ничто вообще, потому что не на кого опереться в это рыночное время, кроме учителя. Особенно в селах, малых городах», – добавил Александр Лукашенко.

«Не забывайте, мы договорились, что учитель должен получать как минимум среднюю зарплату», – сказал Глава государства.

Президент напомнил и про задачу повышать уровень доходов низкооплачиваемых категорий работников, в том числе в дошкольном образовании. «Мы их должны подтягивать выше. Потому что работа тяжелейшая, особенно в детском садике. Пусть они там покушают, еще что-то, но это все равно не обеспечивает их оплатой – тот объем работы, то качество и та ответственность. Надо зарплаты у них подтягивать», – отметил белорусский лидер.

«Конечно, надо загружать. Я не спорю. Но надо платить достойную заработную плату. Я обращал внимание Премьер-министра на эти вопросы», – добавил Президент.

«По нагрузкам в школе я уже говорил: нам надо делать так, чтобы детишки, особенно в школах, получали знания на уроках, а дошлифовывали при выполнении домашних заданий. В вузах – совсем другое дело. Там другое дело, потому что там человек пришел на свой профиль. Он к этому склонен, ему легче будет учиться, – сказал Глава государства. – А здесь у ученика все – от математики до гуманитарных, технических предметов. Нет таких детей, которые во всех этих науках одинаково разбираются».

«На это тоже надо обращать внимание и не перегружать детей, особенно дома. Не надо, чтобы они 5-6 часов отработали в школе, и еще столько же дома. Это ненормально. Мы калечим детей», – подчеркнул белорусский лидер.

Говоря о возможном совершенствовании системы поступления в высшие учебные заведения, Александр Лукашенко отметил: «Я, конечно же, читаю, вижу и слышу, меня информируют, что у нас не все в порядке с поступлением в вузы. До сих пор критика на централизованное тестирование. Критикуют новую какую-то методику – вы изобрели по подсчету этих баллов. Хотя главное – не баллы, а знания. Все должны понимать, и родители в том числе, если у ребенка есть знания, то по каким баллам и шкалам не считай, они все равно поступят в вуз. Если знаний нет, никакие баллы не помогут».

«Скажу откровенно, что я в последнее время, послушав многих родителей (да и у меня хватает учеников в моей большой семье, я этим интересуюсь), уже начинаю задумываться, получая большой объем информации, что нам, возможно, придется где-то совершенствовать, мягко говоря, систему поступления в вузы. Больше всего меня волнует то, что абитуриент, мечтающий завтра стать студентом, не сдает экзамены лицом к лицу с экзаменатором, с преподавателем вузов или других учебных заведений», – заявил Александр Лукашенко.

В этой связи Президент вспомнил время, когда сам учился в вузе, и отметил, что вряд ли при тестировании его результат был бы лучше, чем при личной беседе с преподавателем. При этом он сам и другие студенты из сельской местности за годы учебы смогли значительно прибавить и превзойти по уровню знаний многих горожан. «Мы догоняли всех городских, упорно работали и трудились. И на выпуске я с отличием сдавал все экзамены, со мной не могли горожане конкурировать, как со многими такими же ребятами», – рассказал белорусский лидер.

«Но я боюсь принимать решение, чтобы не ошибиться. К этому надо внимательно относиться. Потому что поступают лучшие дети из лучших семей (в подавляющем большинстве). Я не боюсь это сказать. Там, где родители беспокоились всю школу – 11 лет, чтобы ребенок поступил в вуз. Они всячески поддерживали его. Я это вижу на себе, анализируя и работу в неплохой школе, сопоставляя уровень учащихся. Мы можем при поступлении в вузы обидеть вот эту часть семей, которые несут основную нагрузку в обществе, являются очень влиятельными людьми и определяют атмосферу нашего общества и сейчас, и в будущем. Поэтому меня очень настораживает то, что происходит сегодня в системе образования при поступлении детей в вузы», – сказал Президент.

«Еще раз подчеркиваю: я не принимаю сейчас никаких решений, потому что у меня недостаточно информации», – отметил Александр Лукашенко. Глава государства добавил, что этот и другие вопросы предстоит комплексно обсудить и принять решение на совещании по развитию сферы образования. «Мы должны серьезно вернуться к вопросам образования. И на этом совещании мы должны прежде всего заслушать ваше видение, отчет Министерства образования и других, кто занимается образованием, о том, какая ситуация складывается: школы, вузы, учебники, организация системы образования, финансирование. Все вопросы мы должны на уровне Президента рассмотреть. И желательно, если необходимо, принять решение, вплоть до централизованного тестирования, как совершенствовать его», – сказал Глава государства.

Он добавил, что знаний и опыта применения ЦТ уже хватает, видны имеющиеся недостатки. «Не надо их замалчивать. Надо принимать решение», – уверен Президент.

Александр Лукашенко обозначил примерные сроки проведения совещания в ноябре-декабре текущего года, по мере готовности обсудить соответствующие вопросы. «Надо этот разговор начинать снизу. Мы соберем у Президента людей, которые определяют лицо нашего образования. Скорее всего, не с подачи Минобразования. Какую-то часть на совещание пригласите вы, но большая часть будет приглашена по другой форме, чтобы шла дискуссия. Должны быть альтернатива, чтобы были разные точки зрения. Мы их должны сопоставить и принять соответствующие решения. Это не должно быть для галочки какое-то показушное совещание», – сказал Президент.

«Может быть, лучше его провести после парламентских выборов, чтобы нас снова не обвинили в том, что под парламентские выборы мы проводим это очень важное совещание, которое определит лицо нашего общества в будущем», – резюмировал Александр Лукашенко.

«По нагрузкам в школе я уже говорил: нам надо делать так, чтобы детишки, особенно в школах, получали знания на уроках, а дошлифовывали при выполнении домашних заданий. В вузах – совсем другое дело. Там другое дело, потому что там человек пришел на свой профиль. Он к этому склонен, ему легче будет учиться, – сказал Глава государства. – А здесь у ученика все – от математики до гуманитарных, технических предметов. Нет таких детей, которые во всех этих науках одинаково разбираются».

«На это тоже надо обращать внимание и не перегружать детей, особенно дома. Не надо, чтобы они 5-6 часов отработали в школе, и еще столько же дома. Это ненормально. Мы калечим детей», – подчеркнул белорусский лидер.

Глава государства отметил, что порой учителя жалуются, что их якобы заставляют писать и заполнять те или иные бумаги, заниматься другими работами, кроме как проведением уроков. «Я к этому двояко отношусь. Там, где надо убрать лишнее от учителей – всякие отчеты, самоотчеты – это факт. Но учитель не должен забывать, что его призвание таково, что его место работы не только в школе. Он вообще центральная фигура в нашем обществе. Это обладающий знаниями человек. И он вместе с врачом, особенно в малых, средних городах, селах, агрогородках – главная звезда и светило. Они должны нести знания людям, они воспитывают людей, поэтому стонать в том плане, что «ах, нам тяжело», не надо», – сказал Президент.

«Государство, я в том числе, очень рассчитывает на учителей. Без учителя мы ничто вообще, потому что не на кого опереться в это рыночное время, кроме учителя. Особенно в селах, малых городах», – добавил Александр Лукашенко.

«Не забывайте, мы договорились, что учитель должен получать как минимум среднюю зарплату», – сказал Глава государства.

Президент напомнил и про задачу повышать уровень доходов низкооплачиваемых категорий работников, в том числе в дошкольном образовании. «Мы их должны подтягивать выше. Потому что работа тяжелейшая, особенно в детском садике. Пусть они там покушают, еще что-то, но это все равно не обеспечивает их оплатой – тот объем работы, то качество и та ответственность. Надо зарплаты у них подтягивать», – отметил белорусский лидер.

«Конечно, надо загружать. Я не спорю. Но надо платить достойную заработную плату. Я обращал внимание Премьер-министра на эти вопросы», – добавил Президент.

Что стало с первой учительницей Коли Лукашенко. История Марии Богомоловой

18 сентября президент Беларуси Александр Лукашенко заступился за уволенную после скандала в гомельской школе №15 учительницу. Радио «Свабода» попыталось узнать о судьбе первой учительницы его младшего сына Николая Лукашенко.

Мария Богомолова (справа) во время уборки арбузов с Александром Лукашенко, 29 августа 2019 года. Фото: БЕЛТА

В конце августа 2019 года агентство БЕЛТА опубликовало фоторепортаж с приусадебного участка Александра Лукашенко в Дроздах. Глава государства собирал урожай. На сей раз — арбузов.

Делал он это не один и не с группой приближенных чиновников и бизнесменов. Рядом с главой государства улыбались и перекидывались арбузами девушки. Некоторых из них пользователи соцсетей и журналисты идентифицировали почти сразу: пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт, сотрудница службы дипломатического протокола Дарья Шманай, гимнастка Ксения Санкович, актриса Купаловского театра Марта Голубева, участница конкурса красоты «Мисс Весна 2017» Дарья Кравчук, студентка факультета международных отношений БГУ Анна Иванова, сообщает Радио «Свабода».

Об одной из девушек, попавшей в фоторепортаж БЕЛТА с президентского огорода, СМИ известно только имя — Мария Богомолова. Почти все попытки найти больше информации о ней разбиваются о стену таинственности.

Учительница той самой школы в Острошицком Городке

1 сентября 2011 года президент страны Александр Лукашенко торжественно прибыл на школьную линейку в Острошицкий Городок. Как рассказывали журналисты телеканала СТВ в своем репортаже — не только в качестве главы государства, но и в качестве отца первоклассника.

Николай Лукашенко пошел в школу именно в Острошицком Городке. Видеосюжет был продолжительностью чуть более 7 минут. БЕЛТА опубликовало несколько фотографий оттуда.

Мария Богомолова в классе с Александром Лукашенко, 1 сентября 2011. Фото БЕЛТА

На кадрах, снятых в классе Николая Лукашенко, можно заметить молодую учительницу. Ее имя не сообщали. Подробностей об обучении Николая Лукашенко в школе не озвучивалось после этого на протяжении нескольких лет, пока необычный школьник не перешел в 3 «Б».

«В его классе 11 человек, Коля — 12-й, — сообщал в своем репортаже из школы в Острошицком Городке портал Tut.by. — Мальчишек шестеро. Коля на голову выше других детей. Но не самый высокий в классе — на вид второй. Класс сопровождает молодая худощавая темноволосая местная учительница Мария Богомолова. В скромном синем плаще и короткой черной юбке в складку. Рядом с ней и Колей — всегда охранник».

Журналистов Tut.by пустили в школу, где учится сын главы государства по случаю праздника, который учащимся организовали спасатели. Однако поговорить ни с самим Колей Лукашенко, ни с его учительницей Марией Богомоловой журналистам не удалось. Их даже не пустили на урок в 3 «Б». По словам директора школы, «туда нельзя, на третьем этаже мы не ходим, тем более не фотографируем».

Уволилась после перехода Николая Лукашенко в старшие классы?

В 2014 году Николай Лукашенко перешел в 5-й класс. Соответственно, учитель начальных классов Мария Богомолова больше не могла учить сына главы государства. На выпускной линейке в 2014 году она стоит рядом с Александром Лукашенко и его сыном Николаем.

Мария Богомолова рядом с главой государства на выпускной линейке 4-классника Коли Лукашенко, 2014 год. Фото: Tut.by

Читайте также:  Куда жаловаться на страховую компанию по ОСАГО

Информация о Богомоловой оставалась на сайте школы до 2015 года (сейчас она доступна только в интернет-архиве). В самом учебном заведении журналисту «Свабоды» сказали, что разговаривать о молодой учительнице не станут.

«Давайте без комментариев всё, что касается… — сказала в телефонном разговоре директор школы Екатерина Махахей. — Почему? Я вам рекомендую связаться с Марией Викторовной и лично поговорить. До свидания».

Пресс-секретарь главы государства Наталья Эйсмонт тоже не стала отвечать на вопрос «Свабоды» о том, каким образом учитель начальных классов из Острошицкого Городка оказалась на уборке арбузов у Александра Лукашенко.

Эйсмонт сообщила, что не видит возможности делиться частной информацией других лиц, и посоветовала обращаться за комментарием к самой Марии Богомоловой.

Когда же «Свабода» попыталась связаться с Марией Богомоловой через Фейсбук, первая учительница Николая Лукашенко прочитала сообщение и удалила свой аккаунт.

Селфи на параде с VIP-трибуны, фото с Мошенским и Повным, поездки в Китай

После фоторепортажа БЕЛТА с уборки арбузов Мария Богомолова исчезла из социальных сетей. Ее аккаунты закрыты, о месте работы неизвестно, фото недоступны.

Несколько десятков снимков какое-то время назад можно было отыскать лишь в так называемом «кэше» поисковых систем и сервисов (в редакции имеются эти файлы). На них Мария Богомолова предстает успешной и спортивной молодой женщиной.

Здесь и совместные фото со звездой российского телевидения Андреем Малаховым, российским композитором Игорем Крутым и всемирно известной белорусской теннисисткой Викторией Азаренко. И фото с зимних соревнований по лыжным гонкам в Минске рядом со священником Федором Повным (СМИ называют его «духовником Лукашенко») и самым влиятельным бизнесменом Беларуси (по версии «Ежедневника») Александром Мошенским. И селфи из Китая, и с VIP-трибуны во время военного парада в Минске, и со стадиона «Динамо» на недавних Европейских играх.

При этом Мария Богомолова не выложила ни одного совместного фото ни с Николаем Лукашенко, ни с кем-либо другим из семьи главы государства.

Как устроено образование в Белоруссии и чем оно отличается от российского

Как устроено образование в Белоруссии и чем оно отличается от российского

Мария Кучерова знает о проблемах российского образования очень многое, а о нашем ЕГЭ, кажется, всё. На этот раз она отправилась в Белоруссию, где её потрясли многие вещи: чистота, порядок и система образования. Здесь Мария придумала новый проект для своего блога.

Когда я вернулась из поездки, я уже точно знала, что у меня созрел новый интересный проект. Я ничего подобного не ожидала от этого краткосрочного путешествия. Конечно, я как блогер, пишущий о ЕГЭ, думала, что непременно поспрашиваю там, как белорусские школьники сдают выпускные экзамены, как устроена белорусская образовательная система и как абитуриенты поступают в вузы, но я не ожидала, что эта поездка так сильно меня встряхнёт. Я уехала из Москвы накануне 12 июня, дня рождения суверенной России. Я не понимала, как фантом рухнувшей империи СССР будет сопровождать меня в прямом и переносном смысле на белорусской земле.

Теперь я очень хочу исследовать вот какой вопрос: как образовательная система Советского Союза, в котором я родилась и выросла, трансформировалась и видоизменилась на постсоветском пространстве.

Про Россию, как я тогда думала, мне было вроде бы всё более или менее понятно. Однако именно в Беларуси поняла, что, размышляя о судьбе классического советского образования, я многого не знаю и не учитываю.

Что же произошло с образовательными системами в бывших странах СССР после его краха 26 декабря 1991 года? Прошло уже более 25 лет, пора подвести хоть какие-то итоги. Сегодня многие ностальгируют по советской образовательной системе, сетуют, что мы безвозвратно её потеряли. Выросло уже не одно свежее поколение школьников, но она не умерла, на мой взгляд. Чтобы проследить, что произошло с этой махиной, мало отследить реформирование образовательного пространства, ограничиваясь картой России. Не надо думать, что мы, россияне, — основные носители этой образовательной идеологии. Только увидев комплекс изменений на всём постсоветском пространстве, можно понять весь масштаб трансформаций.

Какие метаморфозы претерпело знакомое моему поколению советское образование за эти 25 лет? Согласитесь, вопрос и масштабный, и жутко интересный. Попробую рассказать вам, как всё это вижу я. Открыть свою летопись хочу именно с Беларуси, в которую просто влюбилась.

Чтобы россиянину попробовать понять Беларусь, первое знакомство надо начать именно с автомобильного путешествия. Я очень рада, что границу между нашими странами впервые пересекла именно на машине. Это неизгладимое впечатление теперь навсегда в моей памяти. Никаких особых примет международной границы вы не увидите, поэтому понимание того, что вы уже на другой земле, будет приходить к вам не сразу.

Большие белые аисты на длинных красных ногах, важно разгуливающие вдоль дорог. Просторы полей, где засеян каждый кусочек, и полное отсутствие борщевика. Ухоженные обочины, чистые и прямые дороги, на которых значительно меньше машин и водители соблюдают правила дорожного движения. Выбеленные коровники и стада довольных коров. В какой-то момент я вдруг поняла, что и лес тоже другой, он прозрачный. Белорусы говорят «звенящий». И все это вместе взятое прямо или косвенно можно назвать рукотворным чудом, включая очищенный от бурелома лес. Оказывается, лес тоже можно прореживать…

Да, Республика Беларусь — это страна чистоты и порядка на простом бытовом уровне. Чтобы понять это, достаточно даже одного дня пребывания в этой стране. Такая она — Белая Русь. Я заранее прошу прощения за свою восторженную субъективность, но трудно быть беспристрастным, когда находишься в ситуации очарования от первого знакомства.

Жили мы три дня в небольшом городе Березино, а одни сутки посвятили беглому, но очень приятному знакомству с Минском. Для меня самым ценным было общение с людьми, и здесь я получила не только огромное количество радости и позитива, но и массу полезной информации. Безусловно, природа и люди — главное богатство этой страны. Кстати, именно это сочетание, как мне кажется, зашифровано в государственном флаге этой республики.

Березино — это небольшой город с населением 12 000 человек, расположенный примерно за 100 километров от Минска. В нём три школы и одна гимназия. О качестве образования предметно судить не могу — много узнать за три дня не получилось. Семья, которая нас приютила у себя дома, — это лишь частный пример. Однако из таких частностей складываются закономерности.

Две дочки оканчивали школу в этом небольшом городе уже после развала СССР, обе работают сейчас в крупных международных компаниях, одна в Москве, другая — в Минске. Даже в таком небольшом городе удалось дать им отличное образование: старшая дочь в совершенстве знает немецкий язык, младшая — английский. С эрудицией у обеих полный порядок, никакого налёта провинциальности.

Расскажу немного о Березино, поскольку для любого путешественника места, где он побывал, со временем становятся своеобразным олицетворением всей страны. Это, конечно, субъективный взгляд: Беларусь очень разная. Все в один голос говорили, что надо обязательно побывать на западе страны, чтобы получить более полное представление, однако мне хватило и небольшого города, чтобы кое-что понять.

Меня сильно поразило, как белорусы относятся к оставшейся от СССР инфраструктуре, они её бережно оберегают и содержат в идеальном порядке. Своим ровесникам, рождённым в 70-х, советую съездить в любой маленький белорусский городок, чтобы просто зайти в универмаг или Дом быта. Это такая сильная и настоящая ностальгическая волна детства!

История не терпит сослагательного наклонения, поэтому не будем сейчас гадать, что было бы, если бы империя не рухнула. Одно наблюдение из этой поездки я точно привезла домой: Республика Беларусь не проклинает своё советское прошлое и не пытается его вымарать из своей памяти. На главной улице по-прежнему стоит Ленин, в городском универмаге всё так же, как было лет 30 назад. Старый стадион в идеальном состоянии: и поле, и беговые дорожки, и трибуны.

И ещё один факт мне бросился в глаза. В небольшом Березино есть настоящая историческая архитектурная жемчужина — это усадьба польских князей Потоцких. Так вот она стоит заброшенная и законсервированная.

Одна из немногих архитектурных достопримечательностей города (если верить «Википедии») — это главный его позор. Не подумайте, что белорусы не умеют восстанавливать архитектурные памятники. Ещё как умеют! В этом я убедилась в Минске. Качеству и достоверности проделанной работы в центре белорусской столицы может позавидовать даже Москва и Питер.

Просто в маленьком городе Березино приоритеты расставлены так, что дворянская усадьба явно не на первом месте. В этом я увидела определённую закономерность. И именно на этой ноте предлагаю вернуться к разговору о реформах в образовании.

Финское образовательное чудо стало уже предметом многочисленных иронических комментариев российских блогеров и журналистов: не знаешь, что писать об образовании, напиши о Финляндии. Но рассуждения о финских образовательных реформах не должны становиться общим местом, поскольку это яркий пример того, как за непродолжительный период времени можно оказаться в другой образовательной реальности.

Россия и Финляндия пошли разными дорогами, однако обе страны участвуют в международных исследованиях качества образования. Но я точно знаю, пока наш Выборг не станет таким же красивым и «облизанным» реставраторами, как финские города, находящиеся буквально в нескольких километрах от нашей границы, России нечего делать и в Болонском процессе, и в PISA. Всё это лишь имитация вовлечения в общеевропейский процесс.

В Беларуси я увидела лишь одну заброшенную усадьбу, поэтому выводы делать не имею право. Что за три дня точно можно было оценить, так это спортивные сооружения города Березино. В это невозможно поверить, пока сам не увидишь. Есть не только собственный стадион, но даже и футбольный клуб!

А недавно в городе отстроили шикарный даже по московским меркам бассейн. Знаю не понаслышке — сама в нём плавала. Находится он в здании Березинской специализированной детско-юношеской школы олимпийского резерва. Кроме плаванья здесь есть секции греко-римской борьбы, волейбола, баскетбола, настольного тенниса, мини-футбола, есть и тренажёрный зал. И это не единственный спортивный комплекс в городе. Как видите, со спортом у березинцев всё в полном порядке. Вот новостной выпуск об открытии бассейна.

Кстати, отношение к здоровью и спорту в Беларуси — это не пустые слова. По данным ВОЗ (2015 год) средняя продолжительность жизни в Беларуси выше, чем в России: мужчины — 72,3 (в России — 70,5), женщины — 78 (в России — 76,3).

Она вошла в первую сотню стран, заняв 98 место (у России — 110 место.)

Образование в Российской Федерации и Республике Беларусь после развала СССР

Так выглядят сухие цифры становления новых (постсоветских) образовательных систем в двух странах.

Как мы видим, масштаб реформ по сравнению с Россией у белорусов скорее косметический. В 2008 году многие начинания были остановлены искусственно, причём сделано это было централизованно, на самом высоком государственном уровне.

Беларусь не торопится догонять Россию, поэтому с осторожностью относится к идеям подушевого финансирования и стимулирующей системе оплаты труда педагогов. С 2017 года планируется подключить к эксперименту по внедрению нормативно-подушевого финансирования некоторые дошкольные учреждения. Ведутся разговоры и о новой системе оплаты труда, правда, пока все на уровне дискуссий, как я поняла.

А вот сухие цифры, показывающие доход учителей в двух странах.

Россия

Ставка учителя — 18 часов.

Средняя зарплата учителя (в зависимости от региона, учебная нагрузка не учитывается) — от 10 000 до 80 000 рублей (1701 350 долларов США).

Средняя зарплата по России — 30 800 рублей (примерно 522 доллара США).

Беларусь

Ставка учителя — 20 часов.

Средняя зарплата учителя — 500600 белорусских рублей (примерно 15 00020 000 российских рублей или 250300 долларов США).

Средняя зарплата в Республике Беларусь — примерно 750 белорусских рублей (385 долларов США).

Для сравнения — зарплата учителя в Финляндии составляет 3 500 евро.

Комментировать цифры не буду, сами делайте выводы. Скажу только, что цены на продукты в Республике Беларусь ниже, чем в Москве, например. Причём продукты эти высочайшего качества, поскольку многое производят сами белорусы. С сельским хозяйством и животноводством тут всё в порядке.

Вы наверняка помните, как комментировал Дмитрий Медведев вопрос о зарплате учителей на форуме в Плёсе, не хочется это повторять. А вот, что говорит президент Республики Беларусь о зарплате учителей и реформе образования накануне 1 сентября 2016 года. Досмотрите до конца — очень познавательно.

Хочу оговориться в одном важном вопросе: я не сторонница искусственной консервации советской образовательной системы как единственного блага. Работая учителем с 1995 по 2012 годы, я всеми фибрами души ощущала необходимость перемен в российской школе. Но не такими темпами, не такими средствами и не такой ценой!

В России проектное обучение, на мой взгляд, провалилось и носит чисто формальный характер. Профильное обучение породило и прочно закрепило философию разумного эгоизма выпускников.

ФГОС для большинства учителей — это филькина грамота, трудночитаемые документы с трудновыполнимыми требованиями, и, главное, всё равно большинство работает по старинке

Новая система оплаты труда учителей выстроила бетонную стену между преподавателями и администрацией, породив барство среди директоров и ректоров и полностью деформировав нормальные человеческие отношения внутри педагогических коллективов. Объединение в комплексы, на мой взгляд, вообще попахивает диверсией. Про ЕГЭ даже в двух словах не могу сформулировать своё отношение. Об этом мною написана не одна статья.

Читайте также:  АО Межрегиональный НПФ «Большой»: рейтинги, условия, доходность, страхование, отзывы

Централизованное тестирование вместо ЕГЭ

Особо хочу отметить, что в Республике Беларусь централизованное тестирование (ЦТ) имеет ряд серьёзных различий с российским ЕГЭ, хотя белорусы не скрывают, что первые тестовые материалы разрабатывались именно в Москве. О белорусском централизованном тестировании я обязательно расскажу отдельно в следующей статье. Именно различия белорусского ЦТ и российского ЕГЭ поразили меня больше всего. Это был мой личный масштабный культурный шок, поскольку многое в системе поступления выпускников в вузы в этой стране совпадает с моими предложениями по реформированию российского ЕГЭ. Я-то думала, что это мои фантазии, а оказывается, целая страна живёт по таким правилам.

Несмотря на консерватизм и выжидательную тактику, сама политика реформирования в Беларуси порой более гибкая, чем в России. Президент страны не боится заявить: «Исходя из мнения родителей и учителей, по крайней мере, большинства из них, мы приняли решение прекратить затратные эксперименты и возвратиться к той школе, которую мы все хорошо знали». Очень нагляден эпизод с возвратом к 11-летнему образованию в 2008 году. Александр Лукашенко публично признался в ошибочной стратегии, и решение о возврате к старой системе принимало не Министерство образования, а Администрация президента.

Такое же настороженное отношение у Беларуси, на мой взгляд, и к вступлению в Болонский процесс.

Республика дважды подавала заявку на включение её в общеевропейский процесс (в 2012 и 2015 годах). Можно сказать, что в 2015 году Беларусь приняли в Болонский процесс условно, поставив перед страной ряд задач:

  • Внедрить национальную системы квалификаций;
  • Сформировать многоуровневую систему высшего образования;
  • Создать независимую систему контроля качества образования;
  • Развивать академическую мобильность студентов и преподавателей;
  • Пересмотреть вопросы распределения выпускников вузов, финансовой поддержки студентов, реализацию прав студентов и преподавателей на создание и регистрацию организаций.

Январский отчёт 2017 года Общественного Болонского комитета по Республике Беларусь нельзя назвать оптимистичным, основные выводы в отчёте неутешительные: реформирование высшего образования идёт в стране не так, как хотелось бы комитету. Вот, почитайте сами.

У меня сложилось впечатление, что с Болонским процессом в Беларуси всё более чем неоднозначно. Моё интуитивное ощущение, что подобные поступки руководства страны можно объяснить если не лукавством, то крайней осторожностью. И такое поведение вполне вписывается в образ главы государства как крепкого хозяйственника: семь раз отмерь — один раз отрежь. Можно по-разному относиться к этим фактам, но я поняла следующее.

Людям, которые могут своими руками обработать каждый клочок земли и которые победили борщевик вдоль дорог, я бы доверила воспитание собственных детей!

Я преклоняюсь перед европейской цивилизацией за то, что она подарила нам высшее образование как институт, и очень хочу, чтобы все выпускники получали качественное и современное образование независимо от того, в какой точке Земли они живут. Но чудес не бывает, всё постсоветское пространство переживает сейчас образовательный кризис, поэтому нужно очень осторожно менять коней на переправе.

Для Беларуси момент истины настанет в 2018 году, когда будут обнародованы первые результаты исследования PISA. Кстати, это будет момент истины и для российского образования. В этом я не сомневаюсь ни на минуту. Более 20 лет Беларусь сохраняла (как могла) свою традиционную среднюю школу, доставшуюся в наследство от советского периода. Сама жизнь предоставляет нам уникальную возможность провести сравнительное исследование двух образовательных систем в развитии. Я с нетерпением жду официальных цифр статистики от PISA по белорусским подросткам в 2018 году. Ведь PISA — это сравнительное исследование 15-летних школьников на предмет их готовности к жизни.

Из того, что я узнала о молодой Республике Беларусь, хочется выделить главное: мне очень по душе тот факт, что многое в образовательной политике строится на простой житейской мудрости и чёткой логике. Например, учебники в школах выдаются в библиотеках, централизованно, как и у нас, но за пользование ими каждая семья должна заплатить. Согласитесь, в этом есть резон.

Многие, наверняка, знают, что в республике до сих пор существует система распределения по окончанию вузов для бюджетников. Обычно — это работа в течение двух лет (для медиков — три года). Подобная ситуация вызывает много критики, но нельзя не признать, что и в этом есть положительная логика и выгода для государства, которое берёт на себя оплату обучения каждого студента из бюджета страны. В Европе подобная тактика была бы спорной, а вот в России, например, подобные шаги пошли бы явно на пользу экономике. Кроме того, ни для кого не секрет, что наши выпускники не всегда работают по специальности, воспринимая диплом об окончании российского вуза как своеобразный пропуск на тот или иной социальный лифт.

Государственная философия в отношении студентов высших учебных заведений в Республике Беларусь вообще, на мой взгляд, не терпит никаких сантиментов: от молодых абитуриентов и выпускников требуется полная самостоятельность в принятии решений и ответственность за свои поступки.

Они стремятся выпускать профессионалов, а не владельцев заветных дипломов с неопределенными планами собственного трудоустройства

Есть одна общая для всех бывших союзных республик проблема — это возвращение родного языка в речевую практику молодежи. На мой взгляд, белорусы делают это деликатно: любой выпускник может сам решить, какой язык (русский или белорусский) выбрать для итоговой аттестации. История Беларуси преподается только на родном языке. В Минске я видела несколько рекламных щитов с ненавязчивой и милой социальной рекламой, призывающей учить белорусский язык. Часто общественность поднимает вопрос, что процесс возвращения белорусского языка организован очень медленно. Даже Светлана Алексиевич, лауреат нобелевской премии по литературе, слышит в свой адрес упрёки, что пишет на русском. Я думаю, что в этом вопросе не надо торопиться. Если делать всё не спеша и, главное, осмысленно, то результат будет обязательно.

Много критики обрушивается на реформаторов в Беларуси, и главная претензия — это консерватизм и нежелание двигаться в сторону последних трендов. Но мне очень нравится именно тот факт, что чиновники не торопятся апробировать российские и европейские образовательные новшества на собственных детях.

Надеюсь, что выжидательная тактика в отношении подрастающего поколения в Республике Беларусь продиктована мудростью, а не самодурством.

Удалить все снимки с Колей! Журналисты побывали на последнем звонке в школе, где учится сын президента

  • 31 мая 2018, 12:37 1091 0

Naviny.by съездили на последний звонок в школу, где учится младший сын президента.

30 мая в Острошицко-Городокской средней школе, как и в большинстве белорусских школ, прозвучал последний звонок для учеников 9-го и 11-го классов. Младший сын президента Николай Лукашенко вместе с другими детьми отстоял всю линейку под палящим солнцем. А неподалеку работали бдительные сотрудники службы безопасности.

Как мы поздоровались с Николаем Лукашенко и его охраной

Еще на подъезде к Острошицкому Городку удивило количество сотрудников милиции вдоль дороги и то, что стоянки у обочин были огорожены конусами. Шлагбаум при въезде к школе тоже был закрыт.

Местные заверили — по опыту такая обстановка означает, что президент еще не уехал из расположенного поблизости комплекса «Озерный», где Александр Лукашенко и его младший сын живут примерно с 2011 года, когда Николай пошел в школу.

Было уже девять часов — учебный день давно начался. Хотя какие уже уроки, если вот-вот прозвенит последний звонок!

Николая Лукашенко мы встретили в столовой, куда он, одетый в темные брюки и светлую рубашку, пришел после первого урока. Мальчик вежливо поздоровался с некоторыми детьми, с работниками кухни, огляделся и ушел. Проходя мимо журналиста Naviny.by, тоже сказал: «Здравствуйте».

Так же поступали и многие другие дети — в сельских школах принято здороваться со взрослыми, даже незнакомыми.

За несколько минут до этого с журналистом поздоровался еще и мужчина. Он стоял возле закрытого кабинета, но на учителя или родителя не был похож. Охранник для сына президента, подумали мы, и получили подтверждение от самого охранника, вдруг проявившего к нам профессиональный интерес:

— Цель вашего нахождения здесь?

— У вас здесь кто-то учится? Отвечайте! Это важно.

Мы, в принципе, ожидали, что в школе, где учится сын президента, могут быть повышенные меры безопасности, но визуально они фактически не проявляются. Правда, камеры видеонаблюдения установлены не только по периметру здания, но и в коридорах.

Но это не помешало нам, как и множеству других пришедших сегодня в школу людей — родителей, родственников — свободно передвигаться. Заглянули в спортзал, в бассейн, в туалет — там, кстати, как и во многих других школах, не было бумаги.

«Мы давно привыкли к тому, что он у нас учится. И нашей школе это только на пользу, — рассказала мама пятиклассника Оксана. — Я сама окончила эту школу. И, думаю, благодаря тому, что сын президента здесь учится, она изменилась с тех пор в лучшую сторону. Хороший ремонт, бассейн, куда мой мальчик ходит два раза в неделю. Есть охрана, ну и пусть. Нам только лучше, что они здесь. У нас обычная хорошая школа».

Грамота для сына президента

Около десяти утра семиклассник Николай Лукашенко надел пиджак и вышел на линейку в залитый солнцем школьный двор. В небе летал дрон — то ли следил за безопасностью, то ли делал видео для выпускного фильма.

Героями праздника были, конечно, выпускники — мы насчитали сорок человек.

Один класс — это игроки юношеской сборной по хоккею. Обучение в специализированных спортивных классах в школе организовано с 2010 года. Именно здесь обучались игроки команды «Динамо-Раубичи». Например, в 2016 году все 17 выпускников Острошицко-Городской школы были игроками этой команды.

Не удивительно, что на линейке раздавали подарки от Федерации хоккея — для первоклассников вынесли несколько десятков мячиков. Дети расшумелись, а директор Екатерина Махахей предупредила: «Кто будет плохо себя вести на линейке, мячик не получит». Малыши сразу умолкли.

А вот второй 11-й класс — самый обычный. Девочки и мальчики, как и их сверстники, надеются после окончания школы поступить в вуз.

Еще до начала праздника некоторые из них поделились с Naviny.by своими планами. Аня сказала, что сдавать ЦТ не будет, поедет учиться в Москву. А сестры Вита и Влада хотят стать программистами. Говорят, что учились хорошо, теперь планируют сдать ЦТ и поступить в хороший университет.

Девочки-выпускницы были в одинаковых платьях с фартуками — очень похожих на советскую школьную форму, только с обрезанными рукавами. Каждый день в школу они так не ходят. Рассказали, что брали наряд напрокат в Минске, платили каждая по 40 рублей.

Им и другим выпускникам директор школы, выступая на линейке, пожелала успехов в большой жизни, «которая впереди», а еще — «оставаться людьми». Она вручила грамоты и благодарности лучшим ученикам, среди которых был и Николай Лукашенко.

Было бы странно, если бы Николай остался без похвального листа — младший сын президента уже давно на школьной доске почета как за успехи в учебе, так и за активное участие в жизни школы. Плюс Николай много занимается и вне школы: хоккей, фортепиано, китайский язык.

Пока Николай мужественно стоял на жаре вместе с другими детьми, двум мальчикам лет десяти стало плохо. Их сразу же усадили в тень на лавочку, подбежала медсестра, начала оказывать помощь. Всё обошлось.

«Не надо делать лишних кадров»

В Острошицко-Городокской школе Naviny.by бывали и раньше. Например, делали репортаж с линейки 1 сентября. Но тогда «родители в штатском» журналистам работать не мешали. Но на этот раз решили обратить внимание.

Один из примерно шести сотрудников, расположившихся во дворе школы, подошел к фотокорреспонденту Naviny.by и на ухо попросил «не делать лишних кадров».

Линейка завершалась — прозвучали такие трогательные в контексте события песенки о школе, одиннадцатиклассники дружно запустили в небо белые и красные шарики. Дети пошли в школу, и мы направились к машине, чтобы ехать в редакцию.

Еще на территории школы нас догнал сотрудник милиции, как оказалось — младший сержант РУВД Минского района Вадим Буйко, и спросил, кто мы и зачем снимали во дворе школы. Мы объяснили, что журналисты и работали по заданию редакции. Сержант сказал, что уехать нам не даст, поскольку кем-то будет решаться вопрос, что с нами делать. И начал кому-то звонить.

Ему задавали вопросы, он многократно спрашивал у нас, какое СМИ мы представляем, кто давал нам разрешение снимать линейку. Мы объяснили снова и снова, что согласно законодательству журналист может находиться и снимать в общественном месте без чьего-либо разрешения.

За этими разговорами мы дошли до машины, позвонили в редакцию, рассказали, что нам не дают выехать из Острошицкого Городка. И тут милиционер исчез, а около нас выросли два человека в штатском. Могли и не представляться — президентская служба безопасности. Один из них попросил показать снимки, чтобы «не было лишних».

Оказалось, что «лишние» снимки — это те, на которых запечатлен Николай Лукашенко. Все фото с сыном президента сотрудник службы безопасности молча удалил.

Мотивы такого решения для нас остались непонятны. Николая Лукашенко ведь никто больше от общественности не скрывает, как было в первые годы его жизни. Совсем наоборот, третий сын президента становится все более публичной персоной и все реже исполняет роль хвостика отца.

Ссылка на основную публикацию