Чечня, Крым и Севастополь получат особые финансовые дотации в 2020 году

Дотации регионам России 2020

В 2020 году Минфин увеличил дотационным регионам объем финансирования, но не всем. В некоторых регионах дотации уменьшились. Дотируются по-прежнему 72 субъекта Российской Федерации. При этом следует отметить, что число бездотационных регионов не изменилось. Их количество, как и в прошлом календарном году, составило 13. Суммарный объем выделяемых средств при этом вырос с 675,260 до 717,866 млрд. рублей (увеличение составило 42,606 млрд.).

Для сравнения значений с предыдущим 2019 годом предлагаем Вам ознакомиться со следующим материалом – http://fincan.ru/articles/41_dotacii-regionam-rossii-2019/. Так, например, Мурманская область на этот раз получила еще меньшие дотации (было 32 млн., а стало всего 15 млн. рублей).

Наибольшие дотационные отчисления получили следующие регионы (тройка лидеров):

  1. Дагестан (увеличение составило +6,626 млрд.);
  2. Саха (Якутия) (увеличение составило +4,691 млрд.);
  3. Камчатский край (увеличение составило +3,739 млрд.)

График (по убыванию):

Наполняемость субъектных бюджетов по-прежнему остается на низком уровне. Сказываются не только санкции, отток инвестиций, но и грядущий мировой кризис, который может значительно пошатнуть экономики всех стран, включая и российскую.

Таблица. Дотации регионам России в 2020 году:

Наименование регионаЗначение, млрд. руб.
Республика Дагестан72,892
Республика Саха (Якутия)51,598
Камчатский край41,129
Чеченская Республика33,485
Алтайский край29,522
Ставропольский край24,291
Республика Бурятия21,862
Республика Крым21,454
Республика Тыва18,626
Республика Башкортостан17,173
Ростовская обл.14,994
Кабардино-Балкарская Республика14,023
Брянская обл.13,382
Курганская обл.13,250
Ивановская обл.12,918
Кировская обл.12,659
Чукотский АО12,364
Забайкальский край12,353
Чувашская Республика – Чувашия12,226
Республика Ингушетия11,181
Краснодарский край10,711
Республика Северная Осетия – Алания10,493
Карачаево-Черкесская Республика10,062
Саратовская обл.9,850
Волгоградская обл.9,811
Архангельская обл.9,557
Тамбовская обл.9,523
Республика Алтай9,375
Приморский край9,097
Омская обл.8,135
Пензенская обл.8,015
Воронежская обл.7,974
Республика Карелия7,710
Республика Марий Эл7,226
Хабаровский край7,075
Челябинская обл.6,941
Новосибирская обл.6,405
Владимирская обл.6,134
Орловская обл.5,988
Томская обл.5,255
Оренбургская обл.5,027
Тверская обл.4,721
Псковская обл.4,685
Республика Адыгея (Адыгея)4,504
Магаданская обл.4,493
Удмуртская Республика4,410
Рязанская обл.4,343
Амурская обл.3,977
Нижегородская обл.3,784
Республика Калмыкия3,733
Курская обл.3,665
Костромская обл.3,634
Ульяновская обл.3,506
Кемеровская обл. – Кузбасс3,477
Смоленская обл.3,475
Республика Хакасия3,464
город федерального значения Севастополь3,199
Республика Мордовия3,118
Калининградская обл.2,741
Пермский край2,536
Астраханская обл.2,501
Еврейская АО1,975
Иркутская обл.1,927
Новгородская обл.1,653
Вологодская обл.1,495
Тульская обл.1,221
Белгородская обл.0,997
Липецкая обл.0,950
Красноярский край0,907
Ярославская обл.0,704
Республика Коми0,311
Мурманская обл.0,015
Республика Татарстан (Татарстан)0,000
Калужская обл.0,000
Ленинградская обл.0,000
Московская обл.0,000
Самарская обл.0,000
Сахалинская обл.0,000
Свердловская обл.0,000
Тюменская обл.0,000
г. Москва0,000
г. Санкт-Петербург0,000
Ненецкий АО0,000
Ханты-Мансийский АО – Югра0,000
Ямало-Ненецкий АО0,000
Всего717,866

Представленная выше информация базируется на официальных данных, публикуемых Министерством финансов Российской Федерации. Более подробную и детальную информацию Вы можете посмотреть по ссылке – подробнее.

Большие деньги города-героя

Исследуем финансовые потоки Севастополя: как «теряются» бюджетные миллиарды

Репортажи

Иван Жилин

ср, 15 авг. 2018 00:44:00

Как власти «теряют» полученные из федерального бюджета миллиарды, ключевые предприятия оказываются на грани закрытия, зато у «своих» есть бизнес с маржинальностью свыше 100 000%

Последние два года в России существуют три субъекта, получающие из государственной казны специальные, именные дотации: Чечня, Крым и Севастополь. Помощь этим регионам прописывается в госбюджете отдельными строками.

Севастополь в 2017 году получил в виде специальной дотации 5,17 млрд рублей, в 2018-м — 5,4 млрд. Эти деньги выделяются «на сбалансированность бюджета» города — в отличие от дотаций «на выравнивание бюджетной обеспеченности», которые получают большинство регионов РФ; эти деньги не привязаны к каким-то конкретным проектам: власти Севастополя могут распоряжаться ими по своему усмотрению.

Кроме того, Севастополь получает и иные виды дотаций, в том числе в рамках Федеральной целевой программы развития Крыма (ФЦП). За пять лет из государственного бюджета городу было перечислено свыше 75 млрд рублей. Экономика Севастополя зависит от федеральных денег более чем на 50%.

Сразу после «крымской весны» севастопольские политики заявляли о необходимости сделать город экономически независимым. «Если город будет [бюджетно] дефицитным, то говорить не о чем: ни о каких серьезных социальных программах, ни о развитии. Для того чтобы обеспечить развитие, нужно сначала научиться зарабатывать деньги», — говорил спикер городского Законодательного собрания и директор Агентства стратегического развития Севастополя Алексей Чалый.

Затем был небезызвестный конфликт Чалого с губернатором города Сергеем Меняйло, обвинения в адрес градоначальника в том, что он не хочет развивать экономику. И в конце концов — уход Чалого и Меняйло с руководящих постов.

Читайте также

База флота в криптодолине. Новый, гражданский, смысл существования в Севастополе ищут уже третий год. Пока безуспешно

Политические скандалы продолжились и при новом губернаторе Дмитрии Овсянникове. Дошло до того, что в декабре 2017 года Законодательное собрание едва не провалило принятие бюджета на 2018–2020 гг.: депутатов не устраивали планы правительства сократить на 30% финансирование Контрольно-счетной палаты.

За политическими дрязгами экономическое развитие Севастополя как-то отошло на второй план. Даже сами городские чиновники называют инвестклимат Севастополя «отрицательным». Между тем расходы города с каждым годом увеличиваются: в 2015 году они составляли 25,3 млрд рублей, в 2018 должны составить 39,5 млрд, а в 2020 году — 42,2 млрд рублей.

Оплачивать эти расходы, скорее всего, придется снова государственной казне. Но что же сам Севастополь? «Новая газета» исследовала экономику города-героя и выяснила:

— местные власти сами отказываются от выгодных инвестпроектов — и признают это;

— ключевые предприятия города стоят на грани банкротства, а значительная часть малого и среднего бизнеса уже обанкрочена;

— дотации из федерального бюджета частично «теряются» в лопнувших банках, расходуются нецелевым образом и достаются компаниям с сомнительной репутацией.

Труба деньгам

Наиболее дорогостоящим севастопольским проектом, который планируется реализовать за счет средств федерального бюджета, является строительство канализационных очистных сооружений «Южные». С их помощью город должен решить проблему с ежегодным сбросом в Черное море 25 млн кубометров неочищенных стоков: отходы человеческой жизнедеятельности в объеме 10 000 олимпийских бассейнов впадают прямо в море в Балаклаве, в районе Нахимовского училища (Стрелецкая и Песчаная бухты) и Голубой бухте — излюбленных местах для купания. Решить эту проблему крайне важно для привлечения туристов. Особенно в свете открытия Крымского моста.

На строительство «Южных» из федерального бюджета выделено 6,8 млрд рублей. Из них в работу к настоящему моменту пущено 2,055 млрд — эти деньги перечислены в качестве аванса подрядчику, санкт-петербургской компании «Биотехпрогресс».

Однако, по данным «Новой газеты», строительство очистных сооружений может быть сорвано. Согласно документам, которые оказались в распоряжении редакции, большая часть аванса была банально утеряна: порядка 1,5 млрд рублей исчезли в лопнувшем питерском банке «ОФК», около 250 млн были потрачены нецелевым образом, еще порядка 250 млн «съели» налоги. Из-за колоссальной потери средств реализация всего проекта сейчас повисла на волоске.

Казначейство вне игры

Госконтракт на строительство «Южных» был заключен 25 декабря 2017 года. Согласно его условиям, для перечисления средств на строительство очистных сооружений «Биотехпрогресс» должен был открыть специальный счет в Федеральном казначействе.

Но уже 26 декабря между правительством Севастополя и подрядчиком было заключено дополнительное соглашение, в котором указывалось, что деньги будут перечислены не на счет в казначействе, а на счет «Биотехпрогресса» в питерском банке «ОФК», который на тот момент занимал 83-е место в рейтинге банков РФ.

29 декабря 2017 года правительство Севастополя перечислило подрядчику на счет в «ОФК» аванс в размере 2 055 864 000 руб­лей.

На протяжении 4 месяцев дела шли своим чередом: «Биотехпрогресс» огородил два участка под строительство и нанял охрану.

А 16 апреля случилось непредвиденное — Центробанк отозвал лицензию у банка «ОФК». Регулятор пояснил, что банк использовал «рискованную бизнес-модель», финансируя взаимосвязанные предприятия алкогольной отрасли. Как выяснила «Новая газета», речь идет о выдаче банковских гарантий Северо-Кавказским алкогольным заводам, разливавшим водку для компании «Статус-групп». В феврале 2018 года «Статус-групп» заявила о своем банкротстве. Заводы по розливу алкогольной продукции перестали обслуживать свои кредиты еще в конце 2017 года.

Проверка Контрольно-счетной палаты Севастополя (ее результаты есть в распоряжении редакции) установила, что из-за проблем с кредитованием алкогольных предприятий банк «ОФК» полностью утратил собственный капитал. К такому же выводу пришло Агентство по страхованию вкладов.

— Таким образом, большая часть аванса, перечисленного «Биотехпрогрессу» и размещенного на счетах «ОФК», была утеряна, — констатирует источник «Новой» в правительстве Севастополя.

Здесь встает вопрос: по чьей инициативе 2,055 млрд рублей были размещены не в Федеральном казначействе, как это устанавливалось первоначальными условиями контракта, а в банке, «использующем рискованную бизнес-модель»?

В распоряжении «Новой» оказались сведения из проекта доклада Главного контрольного управления Севастополя, который должен в ближайшее время лечь на стол губернатора города. В докладе гендиректор «Биотехпрогресса» Денис Петров заявляет: «Вопросы формирования и изменения условий государственного контракта не относятся к компетенции подрядчика». Сразу три источника «Новой газеты» в правительстве Севастополя подтвердили: инициатива сменить Федеральное казначейство на «ОФК» исходила от правительства города, а один из них уточнил, что инициатором замены был заместитель губернатора Михаил Демиденко, возглавляющий городской департамент капитального строительства.

— Демиденко ранее возглавлял комитет по строительству Санкт-Петербурга. «ОФК» — питерский банк, — пояснил источник.

«Новая газета» обратилась в аппарат Михаила Демиденко с просьбой прокомментировать, действительно ли он имел отношение к выбору «ОФК». Замгубернатора ответил лично, сообщив, что никакого участия в выборе банка не принимал.

Правительство Севастополя в ответ на официальный запрос «Новой газеты» с просьбой пояснить, по чьей инициативе казначейство было заменено на «ОФК», ответило следующее: «Государственный контракт по объекту «КОС Южные» заключался от имени казенного учреждения «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства». С учетом положений приказа Минфина РФ от 08.12.2017 № 220н, определенность относительно необходимости казначейского сопровождения контрактов для обеспечения государственных нужд субъекта РФ, заключаемых на сумму 100 000 рублей и более, приобрела завершенность лишь после вступления указанного подзаконного нормативного акта в силу — 05.01.2018, поэтому государственный контракт № 15 КОС-ЭА и дополнительное соглашение к нему заключены в соответствии с положениями законодательства, действующими на момент совершения сделки».

Другими словами, замена казначейства на «ОФК» была законной, а пояснять, по чьей инициативе эта замена произошла, в правительстве Севастополя не стали.

Позиция правительства Севастополя выглядит странной в свете того, что в конце июля Следственный комитет возбудил уголовное дело против бывшего начальника Управления по эксплуатации объектов городского хозяйства Севастополя Александра Антюфеева, который подписал соглашение о замене казначейства на «ОФК». «В декабре 2017 года исполнявший на тот момент обязанности директора Управления заключил госконтракт с АО НПП «Биотехпрогресс» на сумму почти в 7 миллиардов рублей на выполнение работ по строительству указанного объекта, а затем — еще допсоглашение к нему с незаконным исключением положений о необходимости казначейского сопровождения», — заявили в пресс-службе ведомства.

Собеседники «Новой газеты» в правительстве Севастополя называют Антюфеева стрелочником. «Менеджер среднего звена не может принимать решений по миллиардным проектам», — отмечают они.

Читайте также:  Как купить квартиру с материнским капиталом без оформления ипотеки

Деньги уходят в Саки

Однако говорить, что все 2,055 млрд рублей аванса «сгорели» в «ОФК», — преувеличение. Как установила «Новая газета», чистые потери аванса от банкротства кредитной организации составили лишь около 1,5 млрд рублей. Оставшиеся средства частично были потрачены нецелевым образом: так, «Биотехпрогресс» перевел 30 млн рублей ООО «Кодар», которое строит ливневую канализацию в крымском городе Саки. Еще 143 800 000 руб­лей были переведены питерскому ООО «Гидронефтестрой», одним из соучредителей которого ранее являлся Денис Петров, гендиректор «Биотехпрогресса».

Денис Петров. Фото: Биотехпрогресс

Сам Денис Петров в ходе проверки, организованной правительством Севастополя, заявил, что деньги, выделенные на строительство «Южных», сторонним организациям не переводились. Однако факт проведения операций подтверждается выписками с банковского счета.

Главное контрольное управление Севастополя, проводившее проверку «Биотехпрогресса», также зафиксировало перевод части средств аванса на счета компании в Сбербанке. На просьбу «Новой газеты» прокомментировать информацию о нарушениях при использовании бюджетных средств начальник контрольного управления Сергей Елизаров ответил отказом. Он также отметил, что сведения о результатах проверки, оказавшиеся в распоряжении «Новой газеты», «носят лишь предварительный характер».

Представители компании «Биотех­прогресс» на официальный запрос «Новой газеты» не ответили.

Будут ли сданы очистные сооружения — открытый вопрос. По словам наших источников в правительстве Севастополя, «Биотехпрогресс», несмотря на потерю 2 млрд рублей, достроить их готов. Но с существенным отставанием от графика: за первый и второй кварталы 2018 года компания успела выполнить лишь около 10% запланированных работ.

Случай с очистными сооружениями «Южные» — не первый в Севастополе, когда федеральные деньги оказываются в руках людей и компаний с неоднозначной репутацией. Так, в декабре 2017 года 1 млрд 59 млн рублей по Федеральной целевой программе развития Крыма и Севастополя были выделены ООО «Глассок Крым» на проведение реконструкции Парка Победы. Впоследствии в распоряжении «Новой газеты» оказались материалы уголовного дела в отношении гендиректора «Глассок Крым» Александра Пожарского. Следственный комитет подозревает его в уклонении от уплаты налогов на общую сумму 104 646 529 рублей. Бизнесмену может грозить до 6 лет лишения свободы. В настоящий момент, по нашим данным, счета компании заморожены, расследование уголовного дела продолжается, а большая часть работ в Парке Победы приостановлена.

О стоящих на грани банкротства ключевых предприятиях Севастополя (включая знаменитый винзавод «Инкерман»), о супермаржинальном охотничьем бизнесе, который платит городу 145 рублей 21 копейку в год, и о том, как власти отказываются от инвесторов, готовых приносить миллиарды, читайте в следующем номере.

Правительство определило размеры бюджетной помощи Крыму и Чечне

Чечня, Крым и Севастополь, у которых поступления из федерального бюджета выше их собственных доходов, получат отдельные дотации на сбалансированность своих бюджетов в 2018 году. Ко второму чтению проекта федерального бюджета в Госдуме правительство предложило распределить в пользу трех регионов 45,7 млрд руб. отдельными, «именными», статьями расходов.

Республике Крым планируется выделить 23,2 млрд руб., городу Севастополю — 5,4 млрд руб. Чеченская Республика получит 17,1 млрд руб. Речь идет о дотациях, чтобы обеспечить сбалансированность регионального бюджета (есть и другие виды дотаций). Другим регионам «именные» дотации на сбалансированность не предусмотрены, следует из правительственных поправок ко второму чтению.

Эти дотации Чечне, Крыму и Севастополю уже прописывались отдельными строками в бюджете 2017 года. По данным Федерального казначейства на 1 сентября, дотации на сбалансированность Чечне в этом году планируются на уровне 17,3 млрд руб., Крыму — 18,7 млрд руб., а Севастополю — 5,7 млрд руб.

Таким образом, дотация на балансировку бюджета Чечни в 2018 году незначительно сократится, а Крыма — вырастет на 24%.

Основной вид федеральных дотаций регионам — это дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности, которые рассчитываются для всех субъектов. По дотациям на выравнивание Чечня и Крым тоже входят в число лидеров: в 2018 году они получат 27,1 млрд и 17,7 млрд руб. соответственно, писал РБК.

Кроме того, правительство в 2018 году распределит между 74 регионами 100,4 млрд руб. дотаций на повышение зарплат бюджетников согласно майским указам президента, а также на иные цели, следует из поправок (Чечня, Крым и Севастополь получат в рамках этого распределения около 1,7 млрд руб.). Причем, как уточнил 3 ноября министр финансов Антон Силуанов, на повышение зарплат выделяется 51 млрд руб., остальные 49 млрд руб. — на закрытие дефицитов «модельных бюджетов», посчитанных по новой методике. Министр назвал эти 100 млрд руб. «дотациями на сбалансированность» бюджетов регионов. Но правительство никак не объясняет, почему понадобились отдельные дотации на сбалансированность Чечне, Крыму и Севастополю.

Чечня готовится к экономии

Чечня уже приготовилась к сокращению помощи от Москвы. В основных направлениях бюджетной политики на следующую трехлетку правительство республики указывает на «сохраняющиеся риски неисполнения бюджетных назначений по доходам и источникам финансирования дефицита республиканского бюджета». Региональные власти в условиях снижения поступлений от федерального центра планируют ввести режим «жесткой» экономии, внедрить принцип адресности при оказании социальной поддержки, повысить качество госуправления, усилить финансовый контроль.

Чтобы мобилизовать дополнительные доходы, Чечня хочет, например, проанализировать численность бюджетников и качество оказываемых ими услуг, а также найти незадействованное имущество (что планируется делать с ним дальше, в документе не уточняется). Нужно усовершенствовать «отдельные процедуры» исполнения бюджета, пересмотреть состав и сроки «отдельных мероприятий» в госпрограммах и «обеспечить интеграцию бюджетного и закупочного процесса с максимальной автоматизацией контрольных процедур, а также развитие информационного пространства в целях повышения прозрачности и подотчетности закупочной деятельности».

Отдельно власти Чечни отмечают необходимость забирать в бюджет остатки средств на счетах получателей финансирования от региона (то есть от бюджетных, автономных и казенных учреждений). Это позволит сократить потребность в кредитах и расходы на погашение долгов, говорится в документе. Чечня также собирается упорядочить налоговые льготы и преференции и укрепить налоговую дисциплину. Неэффективные льготы планируется отменить, а ставки по отдельным видам региональных и местных налогов повысить (это поможет консолидированному бюджету). Власти также усилят «претензионно-исковую» работу с неплательщиками.

Крым сверстал проект трехлетнего бюджета без дефицита, писал РБК, с увеличением доли федеральных трансфертов в общих доходах до 79% к 2020 году.

Большие деньги города-героя: как «теряются» бюджетные миллиарды

Последние два года в России существуют три субъекта, получающие из государственной казны специальные, именные дотации: Чечня, Крым и Севастополь. Помощь этим регионам прописывается в госбюджете отдельными строками.

Севастополь в 2017 году получил в виде специальной дотации 5,17 млрд рублей, в 2018-м — 5,4 млрд. Эти деньги выделяются «на сбалансированность бюджета» города — в отличие от дотаций «на выравнивание бюджетной обеспеченности», которые получают большинство регионов РФ; эти деньги не привязаны к каким-то конкретным проектам: власти Севастополя могут распоряжаться ими по своему усмотрению.

Кроме того, Севастополь получает и иные виды дотаций, в том числе в рамках Федеральной целевой программы развития Крыма (ФЦП). За пять лет из государственного бюджета городу было перечислено свыше 75 млрд рублей. Экономика Севастополя зависит от федеральных денег более чем на 50%.

Сразу после «крымской весны» севастопольские политики заявляли о необходимости сделать город экономически независимым. «Если город будет [бюджетно] дефицитным, то говорить не о чем: ни о каких серьезных социальных программах, ни о развитии. Для того чтобы обеспечить развитие, нужно сначала научиться зарабатывать деньги», — говорил спикер городского Законодательного собрания и директор Агентства стратегического развития Севастополя Алексей Чалый.

Затем был небезызвестный конфликт Чалого с губернатором города Сергеем Меняйло, обвинения в адрес градоначальника в том, что он не хочет развивать экономику. И в конце концов — уход Чалого и Меняйло с руководящих постов.

Политические скандалы продолжились и при новом губернаторе Дмитрии Овсянникове. Дошло до того, что в декабре 2017 года Законодательное собрание едва не провалило принятие бюджета на 2018–2020 гг.: депутатов не устраивали планы правительства сократить на 30% финансирование Контрольно-счетной палаты.

За политическими дрязгами экономическое развитие Севастополя как-то отошло на второй план. Даже сами городские чиновники называют инвестклимат Севастополя «отрицательным». Между тем расходы города с каждым годом увеличиваются: в 2015 году они составляли 25,3 млрд рублей, в 2018 должны составить 39,5 млрд, а в 2020 году — 42,2 млрд рублей.

Оплачивать эти расходы, скорее всего, придется снова государственной казне. Но что же сам Севастополь? «Новая газета» исследовала экономику города-героя и выяснила:

— местные власти сами отказываются от выгодных инвестпроектов — и признают это;

— ключевые предприятия города стоят на грани банкротства, а значительная часть малого и среднего бизнеса уже обанкрочена;

— дотации из федерального бюджета частично «теряются» в лопнувших банках, расходуются нецелевым образом и достаются компаниям с сомнительной репутацией.

Труба деньгам

Фото: Екатерина Резникова

Наиболее дорогостоящим севастопольским проектом, который планируется реализовать за счет средств федерального бюджета, является строительство канализационных очистных сооружений «Южные». С их помощью город должен решить проблему с ежегодным сбросом в Черное море 25 млн кубометров неочищенных стоков: отходы человеческой жизнедеятельности в объеме 10 000 олимпийских бассейнов впадают прямо в море в Балаклаве, в районе Нахимовского училища (Стрелецкая и Песчаная бухты) и Голубой бухте — излюбленных местах для купания. Решить эту проблему крайне важно для привлечения туристов. Особенно в свете открытия Крымского моста.

На строительство «Южных» из федерального бюджета выделено 6,8 млрд рублей. Из них в работу к настоящему моменту пущено 2,055 млрд — эти деньги перечислены в качестве аванса подрядчику, санкт-петербургской компании «Биотехпрогресс».

Однако, по данным «Новой газеты», строительство очистных сооружений может быть сорвано. Согласно документам, которые оказались в распоряжении редакции, большая часть аванса была банально утеряна: порядка 1,5 млрд рублей исчезли в лопнувшем питерском банке «ОФК», около 250 млн были потрачены нецелевым образом, еще порядка 250 млн «съели» налоги. Из-за колоссальной потери средств реализация всего проекта сейчас повисла на волоске.

Казначейство вне игры

Госконтракт на строительство «Южных» был заключен 25 декабря 2017 года. Согласно его условиям, для перечисления средств на строительство очистных сооружений «Биотехпрогресс» должен был открыть специальный счет в Федеральном казначействе.

Но уже 26 декабря между правительством Севастополя и подрядчиком было заключено дополнительное соглашение, в котором указывалось, что деньги будут перечислены не на счет в казначействе, а на счет «Биотехпрогресса» в питерском банке «ОФК», который на тот момент занимал 83-е место в рейтинге банков РФ.

29 декабря 2017 года правительство Севастополя перечислило подрядчику на счет в «ОФК» аванс в размере 2 055 864 000 руб­лей.

На протяжении 4 месяцев дела шли своим чередом: «Биотехпрогресс» огородил два участка под строительство и нанял охрану.

А 16 апреля случилось непредвиденное — Центробанк отозвал лицензию у банка «ОФК». Регулятор пояснил, что банк использовал «рискованную бизнес-модель», финансируя взаимосвязанные предприятия алкогольной отрасли. Как выяснила «Новая газета», речь идет о выдаче банковских гарантий Северо-Кавказским алкогольным заводам, разливавшим водку для компании «Статус-групп». В феврале 2018 года «Статус-групп» заявила о своем банкротстве. Заводы по розливу алкогольной продукции перестали обслуживать свои кредиты еще в конце 2017 года.

Проверка Контрольно-счетной палаты Севастополя (ее результаты есть в распоряжении редакции) установила, что из-за проблем с кредитованием алкогольных предприятий банк «ОФК» полностью утратил собственный капитал. К такому же выводу пришло Агентство по страхованию вкладов.

Читайте также:  Что делать, если в банках отказываются выдавать кредит

— Таким образом, большая часть аванса, перечисленного «Биотехпрогрессу» и размещенного на счетах «ОФК», была утеряна, — констатирует источник «Новой» в правительстве Севастополя.

Здесь встает вопрос: по чьей инициативе 2,055 млрд рублей были размещены не в Федеральном казначействе, как это устанавливалось первоначальными условиями контракта, а в банке, «использующем рискованную бизнес-модель»?

В распоряжении «Новой» оказались сведения из проекта доклада Главного контрольного управления Севастополя, который должен в ближайшее время лечь на стол губернатора города. В докладе гендиректор «Биотехпрогресса» Денис Петров заявляет: «Вопросы формирования и изменения условий государственного контракта не относятся к компетенции подрядчика». Сразу три источника «Новой газеты» в правительстве Севастополя подтвердили: инициатива сменить Федеральное казначейство на «ОФК» исходила от правительства города, а один из них уточнил, что инициатором замены был заместитель губернатора Михаил Демиденко, возглавляющий городской департамент капитального строительства.

— Демиденко ранее возглавлял комитет по строительству Санкт-Петербурга. «ОФК» — питерский банк, — пояснил источник.

«Новая газета» обратилась в аппарат Михаила Демиденко с просьбой прокомментировать, действительно ли он имел отношение к выбору «ОФК». Замгубернатора ответил лично, сообщив, что никакого участия в выборе банка не принимал.

Правительство Севастополя в ответ на официальный запрос «Новой газеты» с просьбой пояснить, по чьей инициативе казначейство было заменено на «ОФК», ответило следующее: «Государственный контракт по объекту «КОС Южные» заключался от имени казенного учреждения «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства». С учетом положений приказа Минфина РФ от 08.12.2017 № 220н, определенность относительно необходимости казначейского сопровождения контрактов для обеспечения государственных нужд субъекта РФ, заключаемых на сумму 100 000 рублей и более, приобрела завершенность лишь после вступления указанного подзаконного нормативного акта в силу — 05.01.2018, поэтому государственный контракт № 15 КОС-ЭА и дополнительное соглашение к нему заключены в соответствии с положениями законодательства, действующими на момент совершения сделки».

Другими словами, замена казначейства на «ОФК» была законной, а пояснять, по чьей инициативе эта замена произошла, в правительстве Севастополя не стали.

Позиция правительства Севастополя выглядит странной в свете того, что в конце июля Следственный комитет возбудил уголовное дело против бывшего начальника Управления по эксплуатации объектов городского хозяйства Севастополя Александра Антюфеева, который подписал соглашение о замене казначейства на «ОФК». «В декабре 2017 года исполнявший на тот момент обязанности директора Управления заключил госконтракт с АО НПП «Биотехпрогресс» на сумму почти в 7 миллиардов рублей на выполнение работ по строительству указанного объекта, а затем — еще допсоглашение к нему с незаконным исключением положений о необходимости казначейского сопровождения», — заявили в пресс-службе ведомства.

Собеседники «Новой газеты» в правительстве Севастополя называют Антюфеева стрелочником. «Менеджер среднего звена не может принимать решений по миллиардным проектам», — отмечают они.

Деньги уходят в Саки

Однако говорить, что все 2,055 млрд рублей аванса «сгорели» в «ОФК», — преувеличение. Как установила «Новая газета», чистые потери аванса от банкротства кредитной организации составили лишь около 1,5 млрд рублей. Оставшиеся средства частично были потрачены нецелевым образом: так, «Биотехпрогресс» перевел 30 млн рублей ООО «Кодар», которое строит ливневую канализацию в крымском городе Саки. Еще 143 800 000 руб­лей были переведены питерскому ООО «Гидронефтестрой», одним из соучредителей которого ранее являлся Денис Петров, гендиректор «Биотехпрогресса».

Сам Денис Петров в ходе проверки, организованной правительством Севастополя, заявил, что деньги, выделенные на строительство «Южных», сторонним организациям не переводились. Однако факт проведения операций подтверждается выписками с банковского счета.

Главное контрольное управление Севастополя, проводившее проверку «Биотехпрогресса», также зафиксировало перевод части средств аванса на счета компании в Сбербанке. На просьбу «Новой газеты» прокомментировать информацию о нарушениях при использовании бюджетных средств начальник контрольного управления Сергей Елизаров ответил отказом. Он также отметил, что сведения о результатах проверки, оказавшиеся в распоряжении «Новой газеты», «носят лишь предварительный характер».

Представители компании «Биотех­прогресс» на официальный запрос «Новой газеты» не ответили.

Будут ли сданы очистные сооружения — открытый вопрос. По словам наших источников в правительстве Севастополя, «Биотехпрогресс», несмотря на потерю 2 млрд рублей, достроить их готов. Но с существенным отставанием от графика: за первый и второй кварталы 2018 года компания успела выполнить лишь около 10% запланированных работ.

Случай с очистными сооружениями «Южные» — не первый в Севастополе, когда федеральные деньги оказываются в руках людей и компаний с неоднозначной репутацией. Так, в декабре 2017 года 1 млрд 59 млн рублей по Федеральной целевой программе развития Крыма и Севастополя были выделены ООО «Глассок Крым» на проведение реконструкции Парка Победы. Впоследствии в распоряжении «Новой газеты» оказались материалы уголовного дела в отношении гендиректора «Глассок Крым» Александра Пожарского. Следственный комитет подозревает его в уклонении от уплаты налогов на общую сумму 104 646 529 рублей. Бизнесмену может грозить до 6 лет лишения свободы. В настоящий момент, по нашим данным, счета компании заморожены, расследование уголовного дела продолжается, а большая часть работ в Парке Победы приостановлена.

Чечня, Крым и Севастополь получат особые финансовые дотации в 2020 году

Последние два года в России существуют три субъекта, получающие из государственной казны специальные, именные дотации: Чечня, Крым и Севастополь. Помощь этим регионам прописывается в госбюджете отдельными строками.

Севастополь в 2017 году получил в виде специальной дотации 5,17 млрд рублей (около 77 млн долларов), в 2018-м — 5,4 млрд. (около 81 млн долларов) Эти деньги выделяются «на сбалансированность бюджета» города — в отличие от дотаций «на выравнивание бюджетной обеспеченности», которые получают большинство регионов РФ; эти деньги не привязаны к каким-то конкретным проектам: власти Севастополя могут распоряжаться ими по своему усмотрению.

Кроме того, Севастополь получает и иные виды дотаций, в том числе в рамках Федеральной целевой программы развития Крыма (ФЦП). За пять лет из государственного бюджета городу было перечислено свыше 75 млрд рублей (более 1 миллиарда долларов). Экономика Севастополя зависит от федеральных денег более чем на 50%.

Сразу после «крымской весны» севастопольские политики заявляли о необходимости сделать город экономически независимым. «Если город будет [бюджетно] дефицитным, то говорить не о чем: ни о каких серьезных социальных программах, ни о развитии. Для того чтобы обеспечить развитие, нужно сначала научиться зарабатывать деньги», — говорил спикер городского Законодательного собрания и директор Агентства стратегического развития Севастополя Алексей Чалый.

Затем был небезызвестный конфликт Чалого с губернатором города Сергеем Меняйло, обвинения в адрес градоначальника в том, что он не хочет развивать экономику. И в конце концов — уход Чалого и Меняйло с руководящих постов.

Политические скандалы продолжились и при новом губернаторе Дмитрии Овсянникове. Дошло до того, что в декабре 2017 года Законодательное собрание едва не провалило принятие бюджета на 2018–2020 гг.: депутатов не устраивали планы правительства сократить на 30% финансирование Контрольно-счетной палаты.

За политическими дрязгами экономическое развитие Севастополя как-то отошло на второй план. Даже сами городские чиновники называют инвестклимат Севастополя «отрицательным». Между тем расходы города с каждым годом увеличиваются: в 2015 году они составляли 25,3 млрд рублей, в 2018 должны составить 39,5 млрд, а в 2020 году — 42,2 млрд рублей.

Оплачивать эти расходы, скорее всего, придется снова государственной казне. Но что же сам Севастополь? «Новая газета» исследовала экономику города-героя и выяснила:

— местные власти сами отказываются от выгодных инвестпроектов — и признают это;

— ключевые предприятия города стоят на грани банкротства, а значительная часть малого и среднего бизнеса уже обанкрочена;

— дотации из федерального бюджета частично «теряются» в лопнувших банках, расходуются нецелевым образом и достаются компаниям с сомнительной репутацией.

Труба деньгам

Наиболее дорогостоящим севастопольским проектом, который планируется реализовать за счет средств федерального бюджета, является строительство канализационных очистных сооружений «Южные». С их помощью город должен решить проблему с ежегодным сбросом в Черное море 25 млн кубометров неочищенных стоков: отходы человеческой жизнедеятельности в объеме 10 000 олимпийских бассейнов впадают прямо в море в Балаклаве, в районе Нахимовского училища (Стрелецкая и Песчаная бухты) и Голубой бухте — излюбленных местах для купания. Решить эту проблему крайне важно для привлечения туристов. Особенно в свете открытия Крымского моста.

На строительство «Южных» из федерального бюджета выделено 6,8 млрд рублей. Из них в работу к настоящему моменту пущено 2,055 млрд — эти деньги перечислены в качестве аванса подрядчику, санкт-петербургской компании «Биотехпрогресс».

Однако, по данным «Новой газеты», строительство очистных сооружений может быть сорвано. Согласно документам, которые оказались в распоряжении редакции, большая часть аванса была банально утеряна: порядка 1,5 млрд рублей исчезли в лопнувшем питерском банке «ОФК», около 250 млн были потрачены нецелевым образом, еще порядка 250 млн «съели» налоги. Из-за колоссальной потери средств реализация всего проекта сейчас повисла на волоске.

Казначейство вне игры

Госконтракт на строительство «Южных» был заключен 25 декабря 2017 года. Согласно его условиям, для перечисления средств на строительство очистных сооружений «Биотехпрогресс» должен был открыть специальный счет в Федеральном казначействе.

Но уже 26 декабря между правительством Севастополя и подрядчиком было заключено дополнительное соглашение, в котором указывалось, что деньги будут перечислены не на счет в казначействе, а на счет «Биотехпрогресса» в питерском банке «ОФК», который на тот момент занимал 83-е место в рейтинге банков РФ.

29 декабря 2017 года правительство Севастополя перечислило подрядчику на счет в «ОФК» аванс в размере 2 055 864 000 руб­лей.

На протяжении 4 месяцев дела шли своим чередом: «Биотехпрогресс» огородил два участка под строительство и нанял охрану.

А 16 апреля случилось непредвиденное — Центробанк отозвал лицензию у банка «ОФК». Регулятор пояснил, что банк использовал «рискованную бизнес-модель», финансируя взаимосвязанные предприятия алкогольной отрасли. Как выяснила «Новая газета», речь идет о выдаче банковских гарантий Северо-Кавказским алкогольным заводам, разливавшим водку для компании «Статус-групп». В феврале 2018 года «Статус-групп» заявила о своем банкротстве. Заводы по розливу алкогольной продукции перестали обслуживать свои кредиты еще в конце 2017 года.

Проверка Контрольно-счетной палаты Севастополя (ее результаты есть в распоряжении редакции) установила, что из-за проблем с кредитованием алкогольных предприятий банк «ОФК» полностью утратил собственный капитал. К такому же выводу пришло Агентство по страхованию вкладов.

— Таким образом, большая часть аванса, перечисленного «Биотехпрогрессу» и размещенного на счетах «ОФК», была утеряна, — констатирует источник «Новой» в правительстве Севастополя.

Здесь встает вопрос: по чьей инициативе 2,055 млрд рублей были размещены не в Федеральном казначействе, как это устанавливалось первоначальными условиями контракта, а в банке, «использующем рискованную бизнес-модель»?

В распоряжении «Новой» оказались сведения из проекта доклада Главного контрольного управления Севастополя, который должен в ближайшее время лечь на стол губернатора города. В докладе гендиректор «Биотехпрогресса» Денис Петров заявляет: «Вопросы формирования и изменения условий государственного контракта не относятся к компетенции подрядчика». Сразу три источника «Новой газеты» в правительстве Севастополя подтвердили: инициатива сменить Федеральное казначейство на «ОФК» исходила от правительства города, а один из них уточнил, что инициатором замены был заместитель губернатора Михаил Демиденко, возглавляющий городской департамент капитального строительства.

— Демиденко ранее возглавлял комитет по строительству Санкт-Петербурга. «ОФК» — питерский банк, — пояснил источник.

«Новая газета» обратилась в аппарат Михаила Демиденко с просьбой прокомментировать, действительно ли он имел отношение к выбору «ОФК». Замгубернатора ответил лично, сообщив, что никакого участия в выборе банка не принимал.

Читайте также:  Должны ли пенсионеры платить налог на за квартиру, в которой прописаны дети

Правительство Севастополя в ответ на официальный запрос «Новой газеты» с просьбой пояснить, по чьей инициативе казначейство было заменено на «ОФК», ответило следующее: «Государственный контракт по объекту «КОС Южные» заключался от имени казенного учреждения «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства». С учетом положений приказа Минфина РФ от 08.12.2017 № 220н, определенность относительно необходимости казначейского сопровождения контрактов для обеспечения государственных нужд субъекта РФ, заключаемых на сумму 100 000 рублей и более, приобрела завершенность лишь после вступления указанного подзаконного нормативного акта в силу — 05.01.2018, поэтому государственный контракт № 15 КОС-ЭА и дополнительное соглашение к нему заключены в соответствии с положениями законодательства, действующими на момент совершения сделки».

Другими словами, замена казначейства на «ОФК» была законной, а пояснять, по чьей инициативе эта замена произошла, в правительстве Севастополя не стали.

Позиция правительства Севастополя выглядит странной в свете того, что в конце июля Следственный комитет возбудил уголовное дело против бывшего начальника Управления по эксплуатации объектов городского хозяйства Севастополя Александра Антюфеева, который подписал соглашение о замене казначейства на «ОФК». «В декабре 2017 года исполнявший на тот момент обязанности директора Управления заключил госконтракт с АО НПП «Биотехпрогресс» на сумму почти в 7 миллиардов рублей на выполнение работ по строительству указанного объекта, а затем — еще допсоглашение к нему с незаконным исключением положений о необходимости казначейского сопровождения», — заявили в пресс-службе ведомства.

Собеседники «Новой газеты» в правительстве Севастополя называют Антюфеева стрелочником. «Менеджер среднего звена не может принимать решений по миллиардным проектам», — отмечают они.

Деньги уходят в Саки

Однако говорить, что все 2,055 млрд рублей аванса «сгорели» в «ОФК», — преувеличение. Как установила «Новая газета», чистые потери аванса от банкротства кредитной организации составили лишь около 1,5 млрд рублей. Оставшиеся средства частично были потрачены нецелевым образом: так, «Биотехпрогресс» перевел 30 млн рублей ООО «Кодар», которое строит ливневую канализацию в крымском городе Саки. Еще 143 800 000 руб­лей были переведены питерскому ООО «Гидронефтестрой», одним из соучредителей которого ранее являлся Денис Петров, гендиректор «Биотехпрогресса».

Сам Денис Петров в ходе проверки, организованной правительством Севастополя, заявил, что деньги, выделенные на строительство «Южных», сторонним организациям не переводились. Однако факт проведения операций подтверждается выписками с банковского счета.

Главное контрольное управление Севастополя, проводившее проверку «Биотехпрогресса», также зафиксировало перевод части средств аванса на счета компании в Сбербанке. На просьбу «Новой газеты» прокомментировать информацию о нарушениях при использовании бюджетных средств начальник контрольного управления Сергей Елизаров ответил отказом. Он также отметил, что сведения о результатах проверки, оказавшиеся в распоряжении «Новой газеты», «носят лишь предварительный характер».

Представители компании «Биотех­прогресс» на официальный запрос «Новой газеты» не ответили.

Будут ли сданы очистные сооружения — открытый вопрос. По словам наших источников в правительстве Севастополя, «Биотехпрогресс», несмотря на потерю 2 млрд рублей, достроить их готов. Но с существенным отставанием от графика: за первый и второй кварталы 2018 года компания успела выполнить лишь около 10% запланированных работ.

Случай с очистными сооружениями «Южные» — не первый в Севастополе, когда федеральные деньги оказываются в руках людей и компаний с неоднозначной репутацией. Так, в декабре 2017 года 1 млрд 59 млн рублей по Федеральной целевой программе развития Крыма и Севастополя были выделены ООО «Глассок Крым» на проведение реконструкции Парка Победы. Впоследствии в распоряжении «Новой газеты» оказались материалы уголовного дела в отношении гендиректора «Глассок Крым» Александра Пожарского. Следственный комитет подозревает его в уклонении от уплаты налогов на общую сумму 104 646 529 рублей. Бизнесмену может грозить до 6 лет лишения свободы. В настоящий момент, по нашим данным, счета компании заморожены, расследование уголовного дела продолжается, а большая часть работ в Парке Победы приостановлена.

Дорогой наш Крым. Как Россия скидывается в бюджет полуострова

Власти Крыма обнародовали данные о доходной части бюджета за 2018 год. Объем собранных в республике налогов внушительный – более 54 млрд рублей, что превышает прошлогодние показатели на 17 %. Однако при этом Крым вышел на первую строчку рейтинга дотационных регионов, обогнав по размеру федеральных финансовых вливаний даже Чечню и Ингушетию. Как менялись бюджеты региона и объемы инвестиций с 2014 года, и на какие деньги на самом деле живет Крым – в материале «ФедералПресс».

Скинемся на Крым

В 2014 году об объемах финансов, которые придется вложить в развитие Крыма и Севастополя, чтобы «дотянуть» их до общероссийских социальных и экономических стандартов, Москва, по мнению экспертов, могла только догадываться. Так, курирующий вопросы бюджетной сферы вице-спикер Совета Федерации Евгений Бушмин выражал мнение, что присоединение полуострова обойдется не дороже проведения сочинской Олимпиады – то есть не более 50 млрд рублей. Как показала история, Бушмин ошибся на несколько порядков.

Жлобские законы и стройки в парках. Чем запомнится уходящий парламент Крыма

Уже в первый год в составе России Крым получил 105,3 млрд рублей дотаций. Основные средства были направлены на социальные выплаты, компенсацию дефицита бюджета, обеспечение жизнедеятельности полуострова, строительство моста через Керченский пролив и социально-экономическое развитие. Речь идет, подчеркнем, только о Республике Крым, не включая Севастополь.

При этом, как сообщал тогда министр финансов полуострова Владимир Левандовский, доходы республики в 2014 году составили 127,3 млрд рублей. То есть почти 83 % средств Крым получил из федерального и региональных бюджетов (субъекты федерации, напомним, тогда «скидывались» на Крым). В этот год в регионе в два раза выросли зарплаты бюджетников, а на выплату пенсий ушло 33,1 млрд рублей. Налогов и сборов власти собрали, как отчитался Левандовский, 16,4 млрд рублей. Москва разрешила оставить часть налоговых поступлений, которые регион должен перечислять в федеральный бюджет, себе.

Первый год без дефицита

За 2018 год бюджет Республики Крым исполнен с профицитом. Впервые за четыре года объем доходов сравнялся и даже немного превысил расходы: 161,7 млрд рублей получил регион, потратив при этом 161,4 млрд рублей. Профицит составил 303,6 млн рублей.

Годовые налоговые и неналоговые поступления в консолидированный бюджет, по предварительным данным, находятся на уровне 40,6 млрд рублей. Доходная часть перевыполнена на 0,3 %. «В сопоставимых условиях это на 6 млрд рублей, или на 17,2 % превысило показатель 2017 года», – отметила вице-премьер республики, министр финансов Крыма Ирина Кивико, подчеркнув, что перевыполнение доходной части во многом обеспечено ростом крымской экономики и инвестиций в нее, ростом числа зарегистрированных юрлиц и ИП и легализацией заработной платы.

При этом регион по-прежнему остается глубоко дотационным, обогнав в этом году по этому показателю даже Чечню и Ингушетию: 75 % бюджета или 121,9 млрд рублей приходится на различного рода безвозмездные поступления из федерального бюджета и бюджетов других регионов России.

Отметим, что месяцем ранее, подводя предварительные финансовые итоги года, Кивико прогнозировала более скромные доходы и расходы – на уровне 151 млрд рублей, а также заявляла о том, что по предварительным данным налоговые и неналоговые поступления составят более 54 млрд рублей. Напомним, что собственные доходы Крыма за 2015 год составили 31,4 млрд, за 2016 год – 40,6 млрд, за 2017 год – 47,3 млрд рублей.

На что Крым тратит деньги

Из года в год растут не только налоговые поступления, но и расходы: в 2015 году они были на уровне 100 млрд, в 2016 – 131 млрд, а за 2017 год – почти 162 млрд рублей, показатель 2018 года почти аналогичен.

Бюджет Крыма остается социально направленным: большая часть уходит на финансирование социально-культурной сферы. В прошлом году на эти цели было направлено более 55 млрд рублей. Министерство образования, науки и молодежи получило 23,4 млрд, из которых 66 % ушли на обеспечение детей бесплатным дошкольным и общим образованием. На нужды Минздрава выделили 17,5 млрд, Министерства труда и социальной защиты – 11,4 млрд. Самым «скромным» оказалось Минкультуры – чуть более 1,5 млрд получили в ведомстве. На социальные выплаты республика потратила 9,9 млрд рублей, еще 4 млрд ушло на меры социальной поддержки населения.

Расходы на капитальные вложения в объекты недвижимого имущества государственной собственности в 2017 году составили около 50 млрд рублей, в два раза превысив показатели 2016 года. Растут ежегодно расходы на социальные выплаты. Так, если в 2015 году на эти цели выделялось 15,7 млрд, то в 2017-м уже 16,9 млрд рублей.

«На социальную сферу региона тратятся огромные деньги. Увеличение расходной части в этом направлении связано со строительством новых объектов инфраструктуры, детских садов, больниц, школ. Это база для улучшения жизни людей», – отмечает кандидат экономических наук, академик Яков Барков.

Откуда Крым берет деньги

Глава Крыма рассказал о новых чиновниках

Несмотря на радость властей от увеличения доходов, эксперты говорят о том, что все не так радужно, стоит только взглянуть на структуру доходной части бюджета. Налог на доходы физических лиц традиционно имеет наибольшую долю в структуре собственных доходов – в районе 43–46 %. В этом году это показатель на уровне 44,2 % – 18 млрд рублей. То есть, основная налоговая нагрузка приходится на рядовых граждан.

«Реальный сектор экономики региона сокращается. В Крыму практически нет крупной промышленности, а малый бизнес уничтожается регуляторными драконовскими законами и коррупционными схемами, так что не удивительно основная статья доходов – это налоги с физических лиц: учителей, врачей, дворников», – говорит экономист, бывший руководитель Торгово-промышленной палаты Крыма Александр Басов.

На втором месте – налог на прибыль организаций, это 6,4 млрд рублей. По сравнению с 2015 годом показатель упал с 28 % до 15,6% в общей структуре доходов. Еще в прошлом году это были 17 %. Такое снижение говорит о закрытии предприятий и общем снижении их прибыли.

Пугающий Крымский мост. Кто и как рушит главную стройку страны

Доходы от акцизов выросли до 5,4 млрд рублей, что на 6,5 % больше прошлого года. В сравнении с 2015-м, когда этот показатель был на уровне 2,5 млрд, цифра получается и вовсе оптимистичная – акцизы выросли за четыре года почти в два раза. Но по сути это косвенный налог, который платят рядовые крымчане при покупке подакцизных товаров – алкогольных напитков и табачных изделий. В 2018 году он вырос, а, следовательно, и мы стали платить больше, а, возможно, и больше потреблять такого рода товаров. Так что радоваться здесь особенно нечему.

Увеличиваются с каждым годом объемы финансовой поддержки региона. Так, если в 2015 году безвозмездные поступления из федерального бюджета составили «скромные» 64 млрд, то в 2016 – уже 79,7 млрд, в 2017 году – 101,1 млрд. Стоит отметить, что Крым, в отличие от других регионов, не кредитуется вообще: он просто «берет» деньги на развитие.

«Тенденция на постоянное увеличение федеральных финансовых вливаний совершенно демотивирует дотационные регионы выходить из состояния вечных просителей. Им выгодно быть дотационными. Чечне, вот, списали 9 миллиардов долгов за газ. А федеральном центру со своей стороны тоже выгодно – в таком случае легко управлять губернаторами сложных регионов», – считает Басов.

Ссылка на основную публикацию